ЛитМир - Электронная Библиотека

— Гейби, все готово для сегодняшней встречи?

Этот неожиданно прозвучавший вопрос оторвал ее от мрачных мыслей. Она подняла голову и взглянула на своего босса, закрывающего мощным телом дверной проем между его кабинетом и комнатой секретаря. Джим Харрис был максималистом во всем, начиная со своей громадной фигуры и заканчивая отношением к подчиненным. Он никогда не относился терпимо к тем, кто плохо выполнял свои обязанности.

— Да, сэр, — с трудом произнесла Гейби. У нее действительно было уже все готово в комнате для совещаний.

Харрис удовлетворенно кивнул головой, и выражение его глаз изменилось, когда он взглянул на свою секретаршу повнимательнее. От родителей-итальянцев Гейбриеле Симони достались в наследство жгучие черные волосы, такого же цвета глаза, обрамленные длинными ресницами, нежный овал лица, тонкая шейка и стройная, хотя и довольно пышных форм фигура. Сейчас на ней было фиолетовое платье, необыкновенно шедшее к ее глазам.

— Этот цвет очень идет вам. Советую носить такие платья как можно чаще.

Гейби улыбнулась боссу. Фраза была типичная для него. Когда только она начала работать с ним, то постоянно ощущала дискомфорт от его привычки каждое утро внимательно разглядывать ее. Гейби уже пришлось оставить прежнее место работы, потому что бывший шеф решил сделать ее своей любовницей. Но Джим Харрис быстро рассеял ее подозрения на этот счет.

— Моя дорогая девочка, мне пятьдесят четыре года и у меня уже нет времени играть в такие игры, — сказал тогда Джим. — Я предпочитаю направлять свою энергию в другое русло.

И надо сказать, два года работы доказали что он не бросает слов на ветер.

Харрис использовал ее, но не в сексуальном смысле. Она была соблазнительной приманкой для мужчин на деловых встречах.

Босс использовал любую возможность на переговорах в свою пользу. Он никогда не был очарован ею, а вот другие были. Харрис часто просил ее одеться определенным образом к какому-нибудь случаю. Вначале она не понимала — считать это оскорблением или комплиментом, но в конце концов стала воспринимать исполнение такого рода просьб как свои служебные обязанности.

На одной из деловых встреч Гейбриела и повстречалась с Гаретом Бартом. Почувствовав на себе его взгляд, она подняла голову от письменного стола и увидела его, молчаливо и неподвижно стоящего у двери, но в то же время излучающего столь мощную энергию, что не ощутить ее было нельзя. Затем его губы медленно и как бы нехотя растянулись в улыбке, которая электрическим разрядом отозвалась в каждой клеточке ее тела.

В этот раз все произошло наоборот: не Гейби стала приманкой для Барта. Это она оказалась не в силах отвести взгляд от Гари во время переговоров. А все внимание Барта, напротив, было полностью поглощено работой. Он даже ни разу не посмотрел в ее сторону, хотя она сидела рядом и стенографировала их беседу. Все его мысли были сконцентрированы на одном — добиться нужного ему делового соглашения. И лишь потом Гари обратил свой взор на девушку. Его глаза ясно говорили, что он абсолютно уверен в том, что станет обладать ею.

Вот так все просто и произошло. Она оказалась слишком доступной. Удивительно! Ведь до встречи с Гари у нее не было серьезных отношений с мужчинами — сказывалось ее католическое воспитание. И если бы год назад кто-нибудь сказал ей, что с ней произойдет такое, она бы не поверила. Но когда появился Гари, и чувство осторожности, и запреты морального плана мгновенно исчезли из ее сознания.

Она никогда ни в чем ему не отказывала, что бы он ни попросил. Ему достаточно было лишь взглянуть на нее, и у Гейби не, оставалось никаких сил противостоять его желаниям. Он мог в любой момент поступить с ней так, как считает нужным.

Единственной возможностью покончить с такой деспотической властью над ней было полностью порвать с Гари. Может быть, оно и к лучшему, что сказано все по телефону — не пришлось бы биться в агонии при встрече с ним?! Господи, ну почему он не любил ее так, как она любила его?

Почему?

Телефон на столе зазвонил снова. Гейби привычно подняла трубку и как можно более приятным голосом произнесла:

— Офис компаний «Эм-би-эм». Гейбриела Симони слушает. Чем могу быть полезна?

— Это я.

— О…

В горле у нее застрял комок, полностью перекрывший путь каким-либо словам. В это невозможно было поверить. Неужели Гари пытается вернуть ее? Все ее тело задрожало от волнения.

— Пожалуйста, не вешай трубку. Эта фраза прозвучала как приказ, но все-таки в ней было слово «пожалуйста».

Ее мозг заметался между надеждой и неверием в возможное чудо. Горько вздохнув, она сказала:

— Но ведь это ты сделал. Гари.

— Извини, я был слишком нетерпелив.

Вряд ли им владело именно это чувство. Тем не менее сказанное приятно удивило Гейби, потому что добиться от Гари извинений было крайне трудно.

— Я хочу поговорить с тобой.

— О чем?

— Неужели ты находишь возможным вот так по телефону разорвать наши отношения, Гейби?

Что ж, он дает ей возможность изменить свое решение. Она хотела этого. Страстно. Но тогда все опять начнется сначала…

— А ты предлагаешь это делать в интимной обстановке? В удобное для тебя время? И таким способом, каким ты привык? Я не хочу, чтобы со мной обращались так, как это делаешь ты. — Короче говоря, я не слишком хорошо обращался с тобой, — усмехнулся он.

— Можешь и так расценить причину нашего разрыва.

— Нет! — воскликнул Гари, и она явственно услышала в его голосе нотку испуга. — Послушай, давай проведем уик-энд вместе и все обсудим.

Гейби прекрасно знала, что это будет за обсуждение.

— Ты не хочешь ничего понимать. Гари, — горько произнесла она.

— Но дай мне последнюю возможность!

— Зачем?

— Нам же хорошо вместе!

Она не могла этого отрицать. Ее опять залихорадило при мысли о том, что она снова сможет заняться с ним сексом. Будет ли когда-нибудь в ее жизни такой любовник, как Гари?

— Езде раз. Дай мне всего несколько дней, Гейби.

Она медлила. Что могли изменить несколько дней?

— Давай встретимся у меня дома. Тебя там будет ждать сюрприз, — загадочно добавил он, словно почувствовав, что она начинает колебаться.

— Какой сюрприз?

— Это не будет сюрпризом, если я тебе скажу, — игриво произнес Гари.

Его смешок вернул ей утраченное было мужество. Он подумал, что может легко снова заполучить ее, но нет, дорогой, ничего не выйдет.

— Я не приду к тебе, Гари.

— Почему?

— Потому что ты хочешь затащить меня к себе в постель.

— Что ж, неплохая идея, — иронично произнес он, стараясь вложить в эти слова как можно больше сексуальности, дабы разбудить в Гейби прежние чувства. И это ему удалось. Она вспомнила его руки, его губы и…

— У тебя ничего не выйдет, — твердо произнесла Гейбриела, решив ни за что не поддаваться и не играть в навязываемую Гари игру, в которой нет никаких правил, кроме его собственных.

— Что мне сделать, чтобы ты изменила свое решение?

Да, следовало признать, что Гари Барт может пойти на многое, чтобы добиться своего. Это опасная черта в его характере.

— Ничего, упрямо ответила Гейби.

— Кроме?

— Кроме чего?

— Всегда существует что-то «кроме». Будь милосердна, моя маленькая Гейби, и скажи, что есть «кроме», потому что я совсем не могу себе представить жизнь без тебя.

Он, конечно, имел в виду эти выходные без нее. Гари — человек, который всего добился своей головой и своими руками, сам себя сделал и, как многие из ему подобных, был законченным эгоистом. Ничего не терять и все приобретать. В этом был весь Гарет Барт. Он не собирался прислушиваться к мнению Гейби, а для долголетних отношений одной ее любви явно недостаточно. Но для нескольких дней…

Слабая, подумала она. Слабая и глупая, потому что позволяю ему подчинить себя, хотя ясно осознаю, что это ни к чему хорошему не приведет. Он никогда не любил меня по-настоящему, а я снова позволю использовать себя, потому что… Потому что хочу, чтобы у меня осталось еще одно воспоминание о том, как хорошо было с ним.

2
{"b":"228893","o":1}