ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не знала, что вы перестали поддерживать отношения. Дайана попросила меня отобедать с ней, и я согласилась.

Его губы дернулись в страшной гримасе.

— Зачем ты сделала это?

Он несправедлив. С точки зрения обычной житейской морали ее встреча с Дайаной не являлась каким-то сомнительным поступком. И неважно, что думает по этому поводу Гари. Она никогда не пожалеет о том, что сделала.

Гейби косо взглянула на мужа.

— Она попросила о встрече, и я решила, что ей нужна моя помощь — ведь она же твоя сестра! Я чувствовала себя страшно виноватой в том, что мы не пригласили ее на нашу свадьбу, и ужасно смущенной, что Дайана даже не знала о ней. Я не видела никакого вреда в этой встрече, к тому же сама хотела познакомиться с твоей сестрой.

— Надеюсь, теперь твое любопытство полностью удовлетворено. Скелетам не очень приятно, когда их извлекают из пыльных шкафов, не правда ли? — усмехнулся он.

Бедный Гари Барт, ненавидящий скелеты, страдающий от их существования и безнадежно желающий запереть их в темные шкафы и забыть о них.

У Дайаны нет никакого шанса.

Он уже вынес свой приговор.

Прав Гари или нет, она не знала, но ее не покидало чувство, что все это было несправедливо. Слезы хлынули из глаз Гейби. В эти дни эмоции переполняли ее. Доктор говорил, что в ней происходят гормональные изменения, может быть, поэтому она и стала такой слезливой. Гейби не хотела больше спорить с мужем, поэтому встала из-за стола и принялась собирать тарелки.

Гари ринулся вслед за ней и, выхватив тарелки у нее из рук, с грохотом поставил их обратно на стол. Она посмотрела на него несчастным взглядом, а он, заключив ее в объятия, прижал к себе.

— Прости, — выдохнул Гари. — Я заставил тебя страдать, а ты сегодня подарила мне самый счастливый день в моей жизни.

Он покрыл короткими теплыми поцелуями ее виски, а затем заботливой рукой смахнул слезы со щек. Гейби мягко улыбнулась ему.

— Все это неважно, дорогая. Я знаю, что ты поступала так только из лучших побуждений.

— Гари…

Она с трудом проглотила слюну, глубоко вздохнула и набралась наконец духу сказать то, что чувствовала.

— Знаю, что это не мое дело, но я считаю Дайану замечательным человеком. Она была счастлива, узнав, что ты нашел кого-то, на ком захотел жениться. Мне кажется, Дайана понимает, что ты не хочешь ее присутствия в нашей жизни, и очень страдает от этого. Я думала, она обрадуется, узнав о ребенке… Но если ты не хочешь сказать ей…

Гейби почувствовала, как слезы снова наворачиваются на глаза.

И опять он заключил ее в объятия, прижимая ее голову к своему плечу.

— Не плачь, дорогая, — нежно произнес он, поглаживая ее волосы. — Если ты хочешь, я позвоню сестре и сообщу ей обо всем. Я в любом случае должен ей позвонить — вероятно, она в чем-нибудь нуждается. Я могу сделать это сейчас, если ты не возражаешь.

— Да, — с радостью согласилась Гейби. — Но я совсем не хотела вмешиваться, дорогой.

— Мне кажется, ты вряд ли поймешь причину моего столь странного отношения к сестре, — произнес он с болью. — Ведь это никогда не было частью твоего мира. Господь свидетель — я бы не пожелал этого даже своему заклятому врагу.

— Извини, — прошептала она.

— Не волнуйся. Тебе нельзя ни о чем беспокоиться, — напомнил ей Гари.

Он приподнял ее голову и подарил ей долгий поцелуй. Затем, усадив в кресло, произнес:

— Побудь здесь, дорогая, а я принесу тебе чашку чая. Расслабься и не думай ни о чем.

Он собрал тарелки и направился в кухню. Гейби чувствовала себя разбитой и далеко не такой сильной, какой считала ее Дайана. Вынашивать ребенка оказалось не столь простым и приятным делом, как ей казалось раньше. Мало того что она страдала физически, но и постоянно испытывала эмоциональное напряжение. Но именно это ее состояние делало Гари таким, каким Гейбриела мечтала его видеть.

Он принес ей чашку чая, поцеловал в макушку и направился к телефону.

Гейби улыбнулась тому, каким гордым голосом сообщил Гари своей сестре о том, что они ждут ребенка. И что это будет мальчик.

То, что сказала Дайана в ответ на его сообщение, видимо, поразило Гари.

— Спасибо, — хрипло произнес он, а затем даже откашлялся перед тем, как задать вопрос о причине ее звонка в его отсутствие.

Несколько минут прошло, прежде чем Гари наконец прервал долгую речь сестры. Его тон был вкрадчиво вежливым, и это свидетельствовало о том, что ему совсем не нравится услышанное. Потом он несколько раз произнес слово «да» и быстро повесил трубку.

Гейби выжидающе смотрела на мужа. Но его сейчас не было рядом с ней — он блуждал далеко, в своем собственном, недоступном для нее мире. Она поняла — что-то произошло. Лицо Гари выглядело очень напряженным, а глаза напоминали два темных озера. Движения его стали резкими и целеустремленными.

— Мне надо идти, — объявил он.

— Что случилось, Гари? Что-нибудь неприятное?

— Ничего страшного, но я должен кое-что проверить, — на ходу бросил он. — Не жди меня, я не знаю, когда вернусь.

— Может, мне пойти с тобой?

— Нет! — отрезал он.

Гари подошел к ней, ласково обнял за плечи и, поцеловав в лоб, произнес:

— Позаботься о себе.

И, не сказав больше ни слова, уехал. Возможно, это не имело к ней никакого отношения, но Гейби все равно беспокоилась. Возникла проблема, которая смогла в сознании Гари отодвинуть ребенка на второй план. В таком случае произошло нечто серьезное. Однако муж отрицал это. Но он явно лгал ей.

Гейби уже сожалела, что напомнила ему про Дайану.

Она ждала Гари до тех пор, пока ее глаза сами собой не закрылись. Видимо, ее состояние требовало этого. Иногда она засыпала даже днем.

Мужа не оказалось рядом, когда Гейби открыла глаза. Взглянув на часы, она увидела, что было уже двадцать минут второго ночи. Гейби начала сильно беспокоиться. Она набросила халат и спустилась вниз, чтобы подогреть себе молока в ожидании Гари. Определенно, он должен скоро быть.

Но, спустившись в гостиную, Гейби обнаружила, что муж уже дома. В его руке был стакан с виски, а на столе стояла наполовину пустая бутылка. Он не слышал ее шагов. Гари сейчас полностью находился во власти своего темного, загадочного «я».

Несмотря на то что им было выпито уже достаточно, он не был похож на расслабившегося человека. Напряжение волнами исходило от него. Мрачное выражение лица было зеркалом его тяжелых мыслей.

— Гари! — нежно позвала она, опасаясь, что ее появление может еще больше расстроить его.

Он обернулся и нахмурился.

— Почему ты не в постели, Гейби?

— Я проснулась и увидела, что тебя нет. Я очень беспокоилась.

— Не о чем беспокоиться. Просто я еще не хочу спать. Вот и все! — Он поднялся со стула. — Тебе принести чего-нибудь?

Она отрицательно покачала головой и спросила, подойдя к нему:

— Что случилось, дорогой? Пожалуйста, скажи мне.

Гари нервно рассмеялся.

— Дайана сообщила мне хорошие новости. — Его черные глаза сверкнули невысказанной болью, которую он не смог скрыть от нее. — Ты хочешь услышать хорошие новости, Гейби?

Она кивнула, направляясь к дивану, где он сидел. Гейбриела надеялась, что сможет хоть как-то помочь ему справиться с болью, хотя бы прикосновением, хотя бы своим присутствием рядом с ним. Но Гари встал, медленно подошел к камину и облокотился о стойку. Его лицо нервно подергивалось, когда он заговорил.

— Люди, которых мы называли своими родителями, таковыми, по сути, не являются. Никакого кровного родства между нами нет. Хотя Дайана и сестра мне. Профессор взял нас к себе, когда мы были совсем маленькими. Его также привлекло случайное совпадение наших фамилий.

Гейби молча проглотила эти несколько отрывистых предложений, Гари же разразился истерическим смехом.

— Я всегда думал, что это одна из фантазий моей сестры. Но теперь выяснилось, что она оказалась права. Вилсон поверил Дайане и сумел достать документы, подтверждающие ее подозрения.

23
{"b":"228893","o":1}