ЛитМир - Электронная Библиотека

Сказать по правде, такая удача ее сильно испугала.

Солнечные лучи вскоре поблекли. Элори отказалась от попыток закончить оправу для кулона и занялась наведением порядка на рабочем месте. Она всегда оставляла на столе изделие, над которым трудилась, чтобы на следующий день, глянув на него, обрести вдохновение. Элори осторожно погладила синее стеклышко, которое уже начало терять тепло после прикосновения ее пальцев, и принялась за более скучные обязанности. Аккуратно разложила инструменты и подмела пол.

Ноутбук издал мелодичный сигнал: пришло сообщение. Наверняка Аарон – теперь он так действовал, чтобы не встречать ее у гостиницы. Элори это казалось смешным: ведь мужу достаточно добраться до задней двери и позвать ее, но, видимо, она слишком часто пропускала мимо ушей его оклики. Похоже, Аарон приготовил обед и ждал ее. Элори села к компьютеру, готовясь написать мужу, что она сейчас будет, но оцепенела.

Нелл: Заклинание только что зацепило новичка… Ее зовут Элори.

Софи: Привет, Элори, и добро пожаловать в «Колдовской чат». Мы очень рады, что ты к нам присоединилась.

Элори: Какой приятный сюрприз! Привет, Нелл и Софи. О вашем чат-руме я слышала от бабушки. Долго с вами пробыть не смогу. Как раз собиралась сообщить Аарону, что иду домой ужинать.

Мойра: Здравствуй, моя дорогая девочка. Хорошо, что ты здесь! Но я пребываю в недоумении. Похоже, приманка Нелл промахнулась. Мы же разыскиваем колдуний и колдунов! Возможно, кто-то из твоих учеников чуть раньше пользовался твоим ноутбуком.

Элори: Вот это бы меня нисколечко не удивило. Кевин обожает компьютеры.

Нелл: Минутку, девочки! Я проверяю программный код. Прости, Элори. Не знаю, что там стряслось, но нам все равно приятно с тобой поболтать.

Софи: У тебя скоро выставка?

Элори: Да. До отъезда – меньше недели. Нелл, у тебя найдется для меня местечко?

Нелл: Разумеется! Но если хочешь спокойствия, то тебя с радостью примут Джейми и Нэт. Их домик становится уютным и хорошеет день ото дня, но парочке не помешал бы гость, чтобы поскорее выветрился запах нового жилья.

Элори: Мне и тот, и другой варианты сгодятся. Спасибо тебе.

Нелл: Не хотелось бы задавать глупый вопрос, но программный код приманки четко считывает наличие магической энергии на твоем конце линии, Элори.

Мойра: Это невозможно. Будь она колдуньей, мы бы сами давно догадались.

Элори: Значит, дело в ком-то из учеников?

Нелл: Нет. Заклинание настраивается на человека, а не на компьютер. Кроме того, мы видим «роспись» необученной колдуньи. Если свой «автограф» оставил Кевин, то было бы сразу понятно, что он принадлежит активно практикующему колдуну. Вы ведь не забыли «росписи» тех, кто уже присоединился к нашему чату?

Элори: Но почему здесь оказалась я?

Нелл: Вероятно, мой код предполагает, что ты являешься необученной колдуньей. Что за бессмыслица!

Софи: Тебя кто-нибудь в последнее время сканировал на предмет магической энергии, Элори?

Элори: Нас с тобой непрерывно проверяли в детстве, Софи. Не веришь же ты, что теперь у меня откуда ни возьмись объявился дар?

Софи: Извини, ляпнула, не подумав. А тебе тогда было трудно. Получилось, что мы разбередили старую рану.

Элори: Это быльем поросло, Софи, так что не надо просить прощения. Прекрасно, что ты смогла открыть и развить свой талант, а я уже сто лет в обед как перестала плакать из-за того, что не одарена магически. Кстати, мне пора. На обед у нас ко всему прочему будут оладьи, а я умираю с голоду. Доброй ночи!

Софи: Ох!

Мойра: Боже мой!

Нелл: Мне кажется, мы на что-то наткнулись, но я немного запуталась. Девочки, может, меня кто-нибудь просветит?

Мойра: Элори всегда мечтала стать колдуньей, с самого детства. Теперь она это умело скрывает, но я не уверена, что Элори окончательно смирилась. Я не сомневалась, что у нее разовьется дар, и не слишком заботилась о том, чтобы предусмотреть другие альтернативы.

Софи: К людям, лишенным колдовских способностей, необходимо относиться так же хорошо, как к одаренным. Ты всегда так говорила, тетя Мойра.

Мойра: Безусловно. Но Элори-то влекло к колдовству. Обычно когда колдуненка тянет к магии, рано или поздно дар у него проявляется, но с Элори ничего подобного не произошло. А рядом с ней росла Софи. Как же нашей Элори было тяжело… А ты прекрасно справляешься, воспитывая тройняшек, Нелл. К сожалению, у меня так хорошо не получалось.

Нелл: Эта старая история, тетя Мойра… Может, нам стоит снова обследовать Элори? Думаю, ее давненько не сканировали. Клянусь, мой код четко определяет ее как колдунью. А интуиция вряд ли тебя подвела.

Софи: Элори постоянно обучает колдунят и активно работает в круге. Трудно поверить, что у нее есть скрытые таланты, которых мы не засекли.

Нелл: Да, активные потоки энергии действительно помогают выявить источники необученного дара.

Мойра: Мне неловко вам признаваться, но с некоторых пор Элори обследовалась намного чаще, чем сама догадывается. Я перестала сообщать ей о сканировании, потому что она огорчается по этому поводу… В общем, последняя проверка была два месяца назад.

Софи: А сегодня мы опять испортим ей настроение. Как грустно, тетя Мойра…

Нелл: Я пересмотрю код и постараюсь, чтобы впредь таких оплошностей не было. Извини, Элори… теперь большую часть работы на себя берут девочки, и я наверняка что-то упустила. Нет мне прощенья, но завтра мы все прочешем мелким гребнем.

Мойра: Не переживай, дорогая. Аарон ее утешит. Он замечательный.

Элори закрыла дверь мастерской и прижалась к ней спиной, вдыхая прохладный океанский воздух. Проклятье. Она не позволит себе переживать. Нет у нее магических способностей, и что с того? Пусть рыдают и хнычут подростки. А взрослые женщины должны мириться с той жизнью, какая у них есть.

И в целом у Элори все прекрасно. Кроме того, в данный момент дома ее ждало большущее блюдо с оладьями.

Глава 2

Элори казалось, что в двадцать шесть лет она намного чаще приглядывается к мелким камешкам, чем большинство ее ровесников. Находить обкатанные морем стеклышки на берегу – это было своего рода искусство поиска и обнаружения необычных, ярких вспышек, которые расцвечивали серо-коричневую гальку.

Конечно, ситуация бы упростилась, если бы камешки и вправду были блеклыми и тусклыми. Но гальку смачивала океанская волна, голыши становились пестрыми. Оттенки золота, зелени – и все прочие оттенки, какие только можно было вообразить, зачаровывали Элори. А ведь здесь попадались и обманки – перламутровые раковины и панцири крабов. Не так-то легко было заметить в морском ассорти гладкие прозрачные кусочки.

Элори их обожала. Еще в раннем детстве мама приводила ее на берег и рассказывала Элори разные выдуманные истории про стекло и про то, где оно побывало. Элори хорошо помнила свою первую находку. То стеклышко она привязала зубной нитью к черному шнурку и подарила маме. Она подгадала дату, и все произошло как раз на День Матери.

Минуло пятнадцать лет, шнурок истерся. Только тогда Элори удалось уговорить маму разрешить ей изготовить серебряную оправу для лилового «кулона» и подвесить его на цепочку. Элори не сомневалась, что остатки шнурка до сих пор где-то хранятся.

Сентиментально? Пожалуй. Но теперь, когда Элори задумывалась о собственном ребенке, ей было понятно, почему ее мать полтора десятка лет носила на шее шнурок со стекляшкой.

Неторопливо шагая по берегу, Элори провела рукой по животу и задумалась о том, каково это – растить малыша. Когда тебя окружают дети, ты не чувствуешь в них никакой тайны, но ребенок внутри тебя является загадкой. Сам Аарон частенько намекал на то, что им пора об этом подумать. Может быть, после ее возвращения из Сан-Франциско они и решатся.

3
{"b":"228896","o":1}