ЛитМир - Электронная Библиотека

– В общем, она колдунья, и, наверное, сильная, но только мы не знаем, каков ее дар. Он не относится ко всем тем видам, которые мы умеем определять.

– И чего же не может прочесть ваш примитивный тест?

Нелл зарычала. Никто не смел оскорблять ее детей.

– Остынь, мам. Он просто ворчливый старикан, и он мне завидует, потому что не умеет программировать так, как я. – Джиния принялась загибать пальцы. – Наш тест определяет стихийные виды магии, психомагию и целительство. А еще есть ясновидение и управление животными.

Мойра посерьезнела.

– Подобные таланты всегда развиваются в раннем детстве и проявляются очень ярко. Вряд ли бы мы пропустили что-то, если бы Элори общалась с духами или летала с чайками.

Марк насупился.

– Использование данных источников энергии должно было оставить следы, которые любой из нас может уловить. Я сам проверял Элори. Все чисто.

– До сих пор программа не ошибалась, – заупрямилась Джиния. – Элори – колдунья.

Мойра беспомощно вздохнула. Нелл чувствовала себя примерно так же. Как подтвердить наличие колдовского дара, если его засек только компьютер?

Марк, продолжая быть в образе короля, разговаривающего с крестьянкой, спросил:

– Иными словами, моя проверка ошибочна, девчонка?

Джиния сжала кулаки. Ну точно Маленькая Воительница!

– А может, Элори – суперособенная колдунья, каких мы никогда не видывали!

– А может, у девятилетней малявки чересчур разыгралось воображение.

– А может, ваше воображение свалилось в ров, и его сожрали крокодилы.

Джиния была на взводе. Казалось, что из ее ушей сейчас повалит пар, однако Нелл вовсе не собиралась ее успокаивать. Она уже намеревалась сделать шаг вперед и взять у дочери плащ, чтобы та ринулась в бой. Подумаешь, напыщенный старый ведьмак!

– Хватит, – мрачно оборвала их Элори.

И экран померк. Джиния нырнула под стол, чтобы проверить, все ли в порядке с подключением. Она вернулась не сразу. Нелл тоже полезла под стол, а десять минут спустя она набрала домашний телефон Мойры.

Никто не понял, что произошло, но компьютер Мойры «поджарился».

Глава 4

Элори села за кухонный стол и растерла усталые пальцы. Она целый день занималась ювелирным ремеслом и теперь радовалась и отдыху, и аппетитным запахам, тянущимся от плиты. В воздухе витал аромат базилика, тающего на сковороде сливочного масла и еще чего-то восхитительного.

– Пахнет невероятно, милый.

Муж Элори с улыбкой обернулся. Его фартук с шутливой надписью «Готовлю за секс» был забрызган чем-то зеленым. Аарон оказался потрясающим поваром, но не блистал аккуратностью.

– Тефтели с соусом песто и ризотто. Через пару минут все будет готово.

Ну если он взялся за песто, тогда ясно происхождение пятен на фартуке.

– Не знаю, зачем ты ко мне подлизываешься, но тебе это удается.

– Тебе просто очень повезло. Завтра с утра у нас будет омлет с песто, вот я и сделал побольше соуса. Кстати, его и на обед хватит – будет только вкуснее.

– Бабушка завидует твоей грядке базилика. У нее он так не растет, даже невзирая на магию.

Аарон ухмыльнулся.

– А мы и без колдовства не пропадем.

Он то и дело напоминал жене об этом. Не словами, а делом. Элори встала, подошла к мужу и прижалась щекой к его спине.

– Уеду и буду скучать по твоей стряпне. Жаль, что ты не сможешь полететь со мной.

Аарон угостил жену тефтелькой.

– Мне тоже жаль, но нельзя же, чтобы наши постояльцы голодали!

Элори и Аарон являлись совладельцами гостиницы «Из кровати – прямо на завтрак», но Элори знала, что может спокойно исчезнуть на неделю и ее отсутствия никто не заметит.

Аарон был практически незаменим – кроме того, самая лучшая из администраторов в данный момент пребывала в декретном отпуске. Прошлым вечером супруги сумели улизнуть с работы, чтобы отпраздновать годовщину свадьбы, но семь дней – нет, такое невозможно себе представить.

Аарон взял из буфета тарелки. Элори, облизываясь, как кошка, села за стол. Аарон взял жену за руку и стал нежно массировать пальцы.

– Ты готова к выставке?

Элори кивнула, набрав ложкой ризотто. Уже два месяца она в поте лица своего создавала экспонаты к выставке в Сан-Франциско, и вкалывала она с того самого дня, когда получила неожиданное приглашение. Ее куратор настаивала на том, что Элори должна привезти изделия для продажи на сумму не менее десяти тысяч долларов, а если окажется, что морские стеклышки будут иметь успех, то желательно удвоить объем украшений.

Голова кружилась при мысли о том, что за неделю можно будет столько заработать, но Элори верила в свои произведения. Для выставки в Сан-Франциско она сделала почти четыре сотни вещиц, а боль в усталых мышцах была лишь доказательством того, как тяжко она трудилась.

– Мне сегодня вечером нужно сложить вещи, а изделия готовы к полету.

Аарон принялся массировать другую руку жены.

– Я тебе помогу, – произнес он. – Сборные части твоего стенда прибудут в Калифорнию завтра, а в аэропорту тебя встретит Нелл.

Элори попыталась найти силы для протеста.

– Ей вовсе не обязательно туда приезжать. Я возьму такси.

– А когда мы с тобой в последний раз позволяли нашим гостям брать такси?

А он прав.

– Замечательно, что я снова навещу Нелл и ее семью, – мечтательно проговорила Элори. – Я подарю девочкам кулоны. Когда я в марте гостила в Беркли, им ужасно понравились мои стеклышки.

– А по-моему, на тройняшек твои украшения чересчур магически действуют. Я это и здесь вижу. Лиззи, например, хочет каждую неделю получать новую безделушку.

Аарон передал Элори последнюю тефтельку со своей тарелки. Элори уставилась на свое блюдо и обнаружила, что ее тефтели волшебным образом исчезли. Возможно, ее тайный колдовской талант действовал избирательно только на мясные колобки?

Аарон ласково погладил волосы жены.

– Прости, что расстроил тебя.

Элори практически весь вечер проплакала.

– Дело не в тебе, а в тефтельках.

Аарон, давно привыкший к тому, что жена порой говорит загадками, терпеливо ждал разъяснений. Но вместо того чтобы растолковать свою фразу, Элори сказала ему то, что он жаждал услышать:

– Я потратила кучу времени, надеясь превратиться в колдунью. Я долго держалась за свою детскую мечту, и поэтому компьютерное тестирование разбередило мне душу. Но у меня прекрасная жизнь, а теперь и вообще появилась потрясающая перспектива, поэтому я не собираюсь все испортить, переживая из-за того, что у меня нет магического дара.

Аарон молча улыбнулся. Беседы с ним являлись хорошей проверкой на здравомыслие, а когда твой мир состоял из ведьм и заклинаний, это было как нельзя кстати.

Выручило Элори и то, что они с мужем смогли отпраздновать годовщину свадьбы. В ее взрослой жизни всегда существовало две точки притяжения. Первая – деятельность внутри колдовской общины, а вторая – Аарон и ее морские стеклышки. А короткая встряска поможет ей вновь ощутить почву под ногами – почву, в которой не было ничего волшебного.

Она посмотрела Аарону в глаза.

– Когда я вернусь, мы, пожалуй, могли бы немного творчески поработать…

Аарон обнял Элори и оторвал от пола.

– А почему бы не взяться за это прямо сейчас?

Вот так завершился ужин.

Джейми негромко ругался, перебирая расплавленные части компьютера, которые лежали на столе. Марк тихонько телепортировал ему внутренности поджаренного ноутбука Мойры – и теперь перед Джейми валялась груда обугленного металла.

К тому же Джейми мешали три курчавые головки тройняшек.

– Что думаешь? – пискнула Джиния.

– Ситуация плачевная, девочки. Я-то предположил, что Элори замкнула контакты, и тогда мы бы смогли считать часть данных, но…

Миа расхохоталась.

– Нет здесь никаких данных! Она просто все дочерна сожгла!

Джейми поддел локтем Шэй – она из троих сестер обычно рассуждала наиболее логично.

9
{"b":"228896","o":1}