ЛитМир - Электронная Библиотека

Убедившись, что Лена всё делает правильно, Анатолий подсел ко мне и вытянул вперёд длинные суховатые ноги. — А если серьёзно, то, думаю, развязки ждать осталось недолго. Правда, как видите, у нас появилась неожиданная проблема в лице Александра — ведь он не только знает последнюю цифру кода к сегодняшней капсуле, но ещё и носит одну на себе. Боюсь, захочет с нами разговаривать товарищ или нет, но придётся как-то решать этот вопрос, иначе можно оказаться в неприятной ситуации.

— А он может отсюда уехать?

Я поёжился и невольно подумал о том, что даже на таком сравнительно небольшом острове, как Сицилия, отыскать иностранца будет весьма непросто.

— Теоретически — да, но на практике я переговорю позднее с моими местными друзьями, и из страны его не выпустят. Хотя, честно говоря, не думаю, что у Александра хватит решимости на подобный шаг, разве что от отчаяния или чего-то подобного. Ведь он прекрасно понимает, что дело здесь вовсе не в том, чтобы убежать от нас, что, конечно, вполне возможно, а предстоит потягаться с теми силами, которые отыщут его везде. Нас же, пожалуй, может успокаивать лишь то, что, пока мы играем по правилам, вроде как всё должно постепенно куда-то идти — во всяком случае, мы остаёмся живы, а это уже немало.

Анатолий взглянул за борт и попросил Лену взять левее, обогнуть нагромождение чёрных вулканических валунов и высматривать пляж своего отеля.

— Я, конечно, понимаю, что отсюда всё выглядит несколько иначе, но, тем не менее, постарайтесь. А к берегу я приведу корабль, с вашего разрешения, сам.

Девушка кивнула, а я почувствовал, что устал и, возможно, отправлюсь сразу в номер. В конце концов, пусть нога поправится побыстрее — кто знает, может быть, в недалёком будущем, от этого будет зависеть очень многое. Да и вообще, мысль о том, что я окажусь снова в суете отдыхающих, неожиданно вызвала неприятие, а холодное пиво, которого я совсем недавно так желал, показалось всего лишь отвратительным кисловатым напитком, от которого будет только постоянно хотеться в туалет. Оно не откроет правды и не даст успокаивающее забытьё, а, пожалуй, только всё усугубит и сделает сложнее, чем есть.

— А вообще, давайте теперь договоримся так — если кто-то из нас получает от наших таинственных друзей какие-то новости, то сразу же связывается с остальными. Я же очень скоро в любом случае вам перезвоню, и буду держать в курсе дел с Александром. Собственно, это не наша игра — нам остаётся только ждать, тем более что визы у каждого сделаны на месяц, а в случае необходимости мы без проблем решим вопрос с продлением. Более того, бархатный сезон на Сицилии продолжается, с деньгами проблем нет, поэтому у нас есть все поводы не торопиться, а расслабляться и отдыхать, пусть даже и перед лицом неизвестности… — говорил Анатолий, вставая и аккуратно отстраняя Лену с капитанского места. — Дальше я сам. Вот там — ваш «Хилтон», а чуть дальше — и «Наксос».

— Да, хорошо.

Лена подошла ко мне.

— Знаете, если что, звоните мне. Да и просто так тоже. Мы можем где-нибудь посидеть или ещё что-то в таком плане.

— Вы приглашаете меня на свидание?

— А почему бы и нет?

Глаза девушки озорно, но грустно вспыхнули.

— В конце концов, я хочу как-то выразить вам свою признательность за спасение жизни. К тому же знаю по себе, порой находиться в одиночестве невыносимо трудно и тоскливо, поэтому глупо будет не встретиться, находясь рядом.

— Посмотрим… — неопределённо ответил я, как никогда далёкий от каких-то романтических мыслей. — Может быть, не знаю. В любом случае спасибо.

— Да не за что.

Корабль застыл недалеко от небольшого красивого пляжа, и Лена, перебросив ногу через перила лестницы, на мгновение замерла. — Всем до свидания и желаю удачного продолжения дня. Я на связи!

Мы с Анатолием синхронно кивнули и ещё долго смотрели, как девушка выбирается на пляж, подталкиваемая разбушевавшимися волнами, словно ликующими оттого, что кто-то сошёл на берег. Может быть, так оно и было — это место, как и всё в этом мире, остро нуждается в том, для чего сделано. И если использования по назначению не происходит, очень быстро стареет и умирает, оставляя лишь гнилую бессмысленную оболочку, из которой исчезает всё то, что создаёт людское тепло, их эмоции и происходящие вокруг события. Порой я чувствовал это даже на себе, когда находился в поисках работы или просто бездельничал — словно какая-то важная часть себя размывается, и безвозвратно уходит, оставляя вроде бы всё как прежде, но на самом деле лишаясь чего-то важного и невосполнимого.

— Красивая девушка, шикарный отель, приглашение на свидание — все поводы чувствовать себя счастливым, я так думаю, — подмигнул мне Анатолий и, снова заняв капитанское место, начал отплывать от берега. — Уже через несколько минут причалим к вашему пляжу. Настоятельно советую как следует отдохнуть и поберечь ногу. Кстати, я хоть сам и предупреждал, но — посмотрите.

Я взглянул на протянутую мне ладонь и увидел несколько маленьких глубоких царапин, по краям которых запеклась полоска крови.

— Вот так-то — это тоже большой привет от Изола Беллы. Только ваш, может, будет напоминать о себе долго, а мой исчезнет без следа через несколько дней.

— Да, наверное.

— Сами-то как, не хотите немного порулить?

— Думаю, лучше, чем у вас с Леной, вряд ли получится, поэтому даже и не буду пытаться, — улыбнулся я и весь следующий непродолжительный отрезок пути просто молчал, глядя на берег, впав в какой-то ступор и не желая снова возвращаться к действительности. Однако вскоре я почувствовал на плече сильную руку Анатолия, который показал на знакомый отель и чему-то заразительно рассмеялся. — Я подумал, что вы уснули или ещё что-то такое. Мы на месте — можете аккуратно выбираться на берег, а мне предстоит возвращаться назад по таким волнам.

— Спасибо, до встречи, — как-то невнятно произнёс я и, осторожно наступая на горячие ступеньки, оказался по пояс в прохладной воде. — Берегите себя.

— Постараюсь, но как бы дело не дошло до шторма.

Анатолий показал куда-то перед собой, и мой взгляд пробежал по бесконечным рядам жёлто-синих зонтиков, замерев на высоко поднятом красном флажке, невольно напомнившем эпизод недавнего кошмарного сна. Рядом с ним развевалось что-то вроде пустого полосатого рукава, если судить по фильмам, определяющего направление и силу ветра, а чуть в стороне стоял спасатель, облачённый в ярко-красную футболку, который неотрывно следил за плескающимися в воде людьми. Я ещё подумал, что сегодня у него выдался трудный денёчек и, обернувшись, махнул Анатолию рукой. — До свидания!

— Всего доброго!

Его голос, кажется, слился с ветром, и на меня пахнуло чем-то солёным и сладковатым. Это заставило сделать несколько непроизвольных шагов вперёд, а потом присесть на кромке сухой гальки, до которой доставали лишь немногочисленные брызги, но не волны, наблюдая отплытие корабля с издалека видимой размашистой надписью «Антонио». Мне почему-то показалось необычайно важным проводить его взглядом, и только терпеливо дождавшись, когда судно скроется за скалой, я приподнялся и аккуратно, стараясь минимально беспокоить больную ступню, пошёл в сторону корпуса отеля.

Глава XI

ТРОЕ

На экране телевизора замелькали наслаивающиеся друг на друга в такт приятной музыке неровные размытые куски, которые всегда напоминали мне положенный в непогоду асфальт в московском дворе. Я щелкнул неудобно-маленькой кнопкой на пульте и отбросил его в сторону, услышав характерный низкий зуммерный звук. Как странно — на дворе ночь, я на Сицилии, лежу на широченной кровати и только что посмотрел четвёртую серию «Гостьи из будущего» по единственному здесь российскому каналу. Интересно, на кого это рассчитано в такое позднее время — явно не на детей. Или, может быть, именно на таких людей, как я — испытывающих потребность посмотреть нечто знакомое и доброе, словно протягивающее дружественную руку из детства. Наверное, таким и должно быть окончание подобного дня, когда побаливающая и немного дёргающая нога не позволяет наслаждаться симпатичной девушкой, пригласившей меня на свидание. Или дело просто в отсутствии соответствующего настроя? Впрочем, нам ничто не помешает увидеться через день или два, хотя с другой стороны, всё нужно делать под конкретный момент, учитывая, что ситуация может стремительно поменяться. Однако мне казалось, что я поступил правильно, так и не позвонив Лене, возможно, немного её позлив, но наверняка заставив чувствовать ещё большее желание и интерес. Или наоборот — серьёзно разочаровав и создав абсолютно ненужное напряжение. Ладно, что об этом раздумывать и просто теоретизировать, лучше лечь спать, тем более вторая половина сегодняшнего дня и так тянулась излишне долго. Я посидел в трёх барах на территории отеля, посмотрел красочную и весёлую развлекательную программу, пусть на незнакомом мне языке и, кажется, чуть ли не повторяющую вчерашнюю, насладился плавающими в олимпийском бассейне симпатичными девушками и почти целый час провёл в столовой за ужином. Вроде бы сделано нимало, но фактически больше заниматься было нечем, а что-то более активное, даже прогулка по обширной территории отеля, была невозможной из-за больной ступни. Или просто потому, что мне этого особенно и не хотелось, а казалось приемлемым побыть среди людей и на просторе, чтобы ничто не напоминало о зловещих расщелинах и тоннелях?

56
{"b":"228898","o":1}