ЛитМир - Электронная Библиотека

— Идите, мы едем! — крикнул Анатолий, махнув рукой, и мы приблизились к машине, оказавшейся снова «Мерседесом», за рулём которого сидел плотный располагающий мужчина.

— Пожалуйста, сядь со мной сзади, — прошептала Лена и я, обняв девушку, махнул Анатолию. — Давай вперёд!

Мы погрузились в такси и помчались по извилистым дорогам. Никто ничего не говорил, а, казалось, просто пропитывался непреодолимым, ощутимо летающим в салоне беспокойством за то, что ожидает нас впереди.

Вскоре знакомые мне места пропали позади, завершившись магазином «Габбиани», невольно напомнившем об Александре и той цене, которая уже была заплачена за происходящее. Мне почему-то захотелось, чтобы время немного отмоталось назад и я снова оказался возле хрущёвки, где познакомился с Анатолием, конечно, если остаться мне вне этой игры не суждено. Скоро, так или иначе, всё разрешится, и мне почему-то совсем не хотелось оказаться на любом из мест — уверен, как и моим спутникам. Что я мог бы рассматривать как необыкновенный приз от сверхъестественных сил? Богатырское здоровье? В принципе, меня и так особенно ничего не беспокоило. Вечная жизнь? Сомневаюсь, что я хотел бы такой участи, особенно после посмотренного в детстве сериала «Горец». Много денег? А к чему они мне? Пожалуй, я бы с большим удовольствием согласился на скромную, обыкновенную жизнь. Красавицу-жену? Может быть, но не за спиной которой будут маячить эти зловещие тени и омрачать всю нашу жизнь. И что же остаётся? Пожалуй, лишь самый желанный в последние дни приз — просто расстаться со всем происходящим и никогда больше не видеть этих теней, продолжив жить так, как раньше. Если можно, здесь стоило, наверное, оставить лишь Лену, пусть даже она бы точно напоминала о наших сицилийских приключениях. Но разве мне не хотелось как раз чего-то обратного совсем недавно и смогу ли я после всего снова стать, так сказать, нормальным? Хороший вопрос, а вот ответ сейчас казался мне очень трудным. А ещё я хотел поскорее возвратиться с Этны вместе с Анатолием и Леной — как этой ночью где-нибудь посидеть и отметить удачное завершение нашего таинственного приключения, которое свело столь разных людей и сделало их, пожалуй, близкими друзьями. Если речь идёт о какой-то награде, то, возможно, мы все её уже получили, сближенные именно этим чувством. Однако тогда, наверное, тени на этом и успокоились бы, и если мы сейчас и мчались бы на такси, то исключительно на какую-нибудь интересную экскурсию. Хотя конечно, с долей юмора такое вынужденное путешествие на Этну можно тоже назвать осмотром местных достопримечательностей.

Шофёр что-то сказал, и я обернулся к Лене, которая, мотнув головой, пояснила. — Он говорит, что чем выше мы поднимаемся, тем больше вулканического камня можно наблюдать по обочинам.

— То есть уже сюда дотекала лава? — спросил я, пытаясь отвлечься и переключиться на что-то более простое и понятное.

— Конечно. Ты же видел, что она спускалась даже в море, а это очень приличное расстояние отсюда, — отозвался Анатолий, комфортно расположившийся на переднем сиденье. — А вообще когда я был здесь в первый раз, то сначала думал, что чем выше, тем должно становиться холоднее. Мы ехали на небольшом экскурсионном автобусе, где над водителем висела электронная панель, попеременно показывающая время и температуру. Кажется, моё предположение начало подтверждаться — стало прохладнее на пару градусов, но когда мы оказались у подножья горы, то температура почему-то вернулась в норму.

— Интересно, и мне всегда казалось, что чем выше, тем точно холоднее, — задумчиво протянула Лена, потягиваясь. — А ещё я смотрела в Интернете фотографии с очень красивыми островками мха, которые есть где-то на Этне. Мы же их увидим?

— Да, конечно — когда будем подниматься на фуникулёре, вид откроется потрясающий, — кивнул Анатолий, вовремя хватаясь за широкую ручку над собой, когда машина резко вильнула на повороте. — А вообще даже не поднимаясь вверх там можно увидеть, если я не ошибаюсь, пару замечательных кратеров. Кстати, вокруг них тоже есть этот мох и обещаю, что если мы все вместе будем спускаться с Этны после всего, то обязательно пройдёмся по нему, и вы всё увидите собственными глазами!

— Честно говоря, если всё пройдёт хорошо, я буду готов смотреть на всё что угодно и просто радоваться жизни, — натянуто усмехнулся я. — Не хочу предаваться каким-то плохим мыслям, но разве вы не чувствуете, что мы приближаемся к чему-то, что призывает и не похоже, чтобы так вот просто отпустило?

— Да, что-то такое есть, — произнесла Лена, передёргивая плечами. — Я сначала думала, что это просто страх, но ты прав, здесь нечто большее. Словно зловещая воронка, по которой мы сейчас кружимся на машине, постепенно сужая круги и приближаясь к самому страшному месту — центру.

— Но согласитесь, пока всё вовсе не так уж и плохо!

Анатолий хлопнул ладонями по коленям.

— И у меня есть замечательная идея. Если ничего не изменилось, то у подножья, недалеко от билетных касс, должна быть кафешка, где можно разжиться приличным, но не очень дорогим вином — около пятидесяти евро за бутылку — и выпить за успех нашего дела. Как вам?

— Думаю, это мысль, — согласилась Лена. — А то, честно говоря, без допинга я уже готова распахнуть дверь, выпрыгнуть на ходу и куда-нибудь просто брести, не обращая внимания на последствия.

— Вот и ладно. Кстати, вот мы уже и подъезжаем. Этна, си? — обратился Анатолий к водителю, показывая куда-то за поворот, и тот быстро закивал головой, что-то сбивчиво говоря.

— Он сказал, что побывать на Сицилии и не увидеть Этну — значит не быть здесь совсем. Как-то примерно так, — пояснила Лена, и мы притормозили возле небольшого деревянного помоста.

Анатолий достал из кармана пачку зелёных евро и отсчитал водителю шесть сотенных бумажек, отчего у того буквально полезли на лоб глаза. Он что-то забормотал восхищённым тоном, обтирая шею и, наверное, ещё долго потом будет рассказывать про каких-то ненормальных русских туристов, которые так раскошелились безо всякого видимого повода. Мне такая сумма тоже показалась явно неадекватной, и я невольно вспомнил старый советский фильм «Человек-амфибия», где Ихтиандр, впервые попав в город, рассчитался подобным образом с продавцом рыбы, тот убегал с криками «сумасшедший миллионер» или как-то так.

— Зачем так щедро? — спросила Лена, когда мы вышли из машины и оказались рядом с величественной горой, вокруг которой всё было уныло-серым и каким-то разочаровывающим, состоящим из невообразимого наслоения небольших камней.

Нечто подобное было у нас на школьной площадке в коробке, где мы одно время играли в футбол, а ездившая невдалеке поливальная машина от души сдабривала водой похожую на уголь хрустящую поверхность. Понятно, что во время игры многие падали и сразу же все оказывались вывоженными в маркой грязи, а мои родители после второго такого случая вообще запретили мне туда ходить, чему я был несказанно рад. Так и сейчас — представлялось вполне вероятным, что начавшийся дождь мгновенно превратит всю эту махину в бурлящий котёл грязи, которая, обрушившись с неимоверной высоты, раздавит нас или заставит задыхаться, барахтаясь в этой массе, чувствуя, как в горло, нос и уши заливается отвратительная жижа. Да, пожалуй, я был немного разочарован, так как после всех разговоров ожидал увидеть перед собой нечто обворожительно-красивое, но никак не подобную серость.

— Всё просто: по сто евро за каждого человека, который сейчас должен быть с нами, но по каким-то причинам, не смог, — ответил Анатолий, разминая руки. — Или, если угодно, двойная цена за каждого из нас — предоплата за поездку обратно. Может быть, вы скажете, что я немного спятил, но на самом деле мне кажется правильным, что именно сейчас, перед неизвестностью, мы в той или иной степени обыгрываем изначальную цифру «шесть», которая, если я не ошибаюсь, символизирует силу!

— Что-то я не очень понимаю цепочку твоих рассуждений, но это, как любили выражаться некоторые из моих подруг, кажется прикольным, — улыбнулась Лена. — Ты как считаешь, Кирилл?

66
{"b":"228898","o":1}