ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы подошли и, усевшись на широкие лавочки, натянули грубые ботинки с большой рифлёной подошвой и длинные дутые куртки.

— Вот, теперь другое дело — вы и выглядеть стали гораздо внушительнее, — внимательно осмотрев нас, одобрил Анатолий, сам выглядя весьма комично в зелёных ботинках с длиннющими шнурками, собранными в несколько кособоких бантов. — Вы, смотрю, уже успели что-то здесь продегустировать?

— Да, немного, — усмехнулся я. — Можешь тоже приобщиться, а вот нам вряд ли второй раз дадут попробовать просто так.

— Нет уж, увольте. Лучше идём дальше, а то я себя в таком наряде чувствую как-то неудобно и странно. Очень надеюсь, это единственное, что как-то побеспокоит меня сегодня, — ответил Анатолий и, пригнувшись, вышел в обделанную деревом дверь, за которой располагалась небольшая утрамбованная площадка, кособокая загородка и нечто вроде турникета, рядом с которым стояла пара внушительных негров в одинаковых красных бейсболках. Они внимательно следили за туристами, вставляющими билеты в широкий проём устройств, и при малейшем замешательстве с прямо-таки оскорбительной предупредительностью спешили на помощь. Это мне невольно напомнило некоторых людей, общающихся с заикающимися, неизменно торопящихся, иногда невпопад, поскорее закончить за них слово или фразу. Зачем? Да просто, чтобы не выслушивать неразборчивые вымученные звуки и не видеть скачущее в напряжении горло. Однако, здесь, возможно, по-другому было и нельзя, иначе обязательно скопилась бы очередь, которая уже насчитывала человек двадцать.

Сразу за неграми на небольшую площадку выруливали кургузые автобусы, останавливающиеся напротив и поглощающие в себя толпы людей, к которым нам и предстояло вскоре присоединиться.

— Наш последний этап до отметки три тысячи! — с какой-то гордостью сообщил Анатолий. — Уверен, когда все вместе снова окажемся здесь исключительно с туристическими целями, мы, несомненно, посмеёмся надо всеми нашими нынешними тревогами и с удовольствием будем слушать экскурсовода — посмотрите направо, а потом налево. Но пока давайте двигаться.

Мы пристроились в конец очереди и вскоре уже входили в небольшой и высоковатый «Мерседес» с колоритной толстой трубой в дырочку над крышей. Мы расселись сразу за спиной водителя и сначала решили, что отсюда нам будет открываться замечательный вид из лобового стекла, но тут рядом с ним уселась пожилая пара и, как говорится, всё обгадила. Оставалось смотреть вбок или разглядывать традиционную плетёную корзинку для чаевых, которые, кажется, являлись здесь неотъемлемой частью некоей недоступной простому туристу культуры и тактичности обслуживания.

Вскоре двери закрылись, и мы медленно двинулись вверх по белёсой дороге, поднимающей на удивительно мало клубов дыма. Как оказалось, смотреть здесь особенно было и не на что — однотипный ландшафт, напоминающий пустыню на закате дня, разнообразился разве что регулярными витиеватыми поворотами автобуса и рёвом двигателя.

Лена нагнулась ко мне и прошептала. — Самим отсюда, наверное, трудновато будет выбраться, если застрянем или ещё чего.

— Не беспокойся — это же бизнес. Уверен, что всё здесь налажено на должном уровне. К тому же посмотри — передам нами и там вдалеке сзади идут точно такие же автобусы и в случае чего, уверен, окажут всё необходимое содействие.

Я сжал прохладные пальцы девушки в своих горячих и немного подрагивающих. — Анатолий, ведь здесь не было никаких несчастных случаев с туристами?

— Во всяком случае, ничего такого я не слышал, — медленно протянул он. — Но вы же сами прекрасно знаете — если что такое и было, то вряд ли это станут слишком афишировать, делая заведомо дурную рекламу. К тому же вся экскурсия здесь — это обход большого кратера и возвращение назад к остановке автобуса. Поэтому вряд ли может произойти что-то экстраординарное.

— Да, я тоже так думаю, — прошептала Лена. — Но ведь у нас не совсем обычная экскурсия, так ведь?

— Надеюсь, лишь чуточку таинственнее и интереснее, чем у других, — попытался улыбнуться я.

— А ты веришь в то, что жизнь всё уравновешивает и это может касаться разных мест? — всхлипнула девушка.

— О чём ты?

— Ну, если день идёт замечательно, то обязательно случится что-то неприятное.

— Не думаю, что здесь есть какая-то чёткая закономерность — скорее самонастройка!

— А мне кажется, что в этом всё-таки что-то есть.

Лена потрясла головой и опустила глаза.

— Так и здесь, например — если с обычными туристическими группами ничего не случается, то это должно компенсироваться просто с отдельными людьми типа нас.

— Ты и ещё навыдумывай себе разных ужасов — глядишь, и сбудутся.

Я вздохнул и обратился к Анатолию. — Мне кажется, что эта извилистая дорога очень напоминает тот маршрут, что мы видели на карте в небе. Поправь меня, если ошибаюсь.

— Так и есть, а вот и та самая гора, к которой нам предстоит идти.

Автобус взял курс правее, и мы увидели красивейшее зрелище — горы были тёмно-коричневые, а чуть дальше — жёлто-белые и словно колышущиеся в облаках. Их сплющенные вершины, кажется, подпирали небо и создавали ощущение конца света или начала мироздания. А осознание того, что мы находимся на огромной высоте, и всё вокруг в любой момент может прийти в движение, озарившись вспышками смертоносной лавы, придавало какую-то особую гордость и чувство превосходства над теми, кто здесь ещё не бывал.

— Какое очарование! — завороженно прошептала Лена. — Надо будет потом обязательно сюда вернуться и сфотографироваться. А ещё — я хочу, когда наше приключение окончится, чтобы вы выложили моё имя самыми большими валунами где-нибудь здесь у подножья.

— Обещаю, что мы так и сделаем, — задумчиво произнёс Анатолий и как-то насупился.

— Конечно, почему бы и нет?

Я улыбнулся и подумал, что вовсе всё не так уж и плохо у меня складывалось в жизни, если сейчас любуюсь подобными красотами природы другой страны в компании действительно хороших людей. А ещё, возможно, впереди ждёт и не такое — главное, верить в свои силы, стремиться и хотеть, чтобы всё стало ещё лучше. Пока же на ближайшее время мне, конечно, хватит и самой малости — разделаться с этими тенями и порадоваться за победу Анатолия или Лены. Впрочем, если этим счастливчиком всё-таки окажусь я, то был уверен, что они, несомненно, также от всего сердца разделят со мной это знаменательное событие. И несмотря на все сомнения и происшествия мне почему-то стало казаться, что в таком месте и не может произойти ничего плохого — словно оно располагало лишь к самым чистым помыслам и необыкновенным, но обязательно самым хорошим событиям. Мне неожиданно очень захотелось поделиться своими ощущениями с Леной и Анатолием, но тут автобус, плавно обогнув холм, остановился, невольно переключив моё внимание на другое.

Мы выбрались из узких дверей и оказались как будто в ином мире — действительно, словно попали на Луну, даже не побывав в космосе. Примечательно, но сквозь стёкла всё было, оказывается, гораздо менее захватывающе и величественно, чем на самом деле, и это вселяло в меня ещё больший оптимизм. На площадке стояло ещё несколько автобусов и группки туристов, что-то громко обсуждающие и беспрестанно щёлкающие фотоаппаратами.

— Куда нам теперь? — спросил я, оглядываясь и вдыхая специфический запах удушливого жара, который, кажется, пропитал всё вокруг.

— Давайте поднимемся к подножью вот того кратера.

Анатолий, выглядящий теперь почему-то намного старше, чем несколько минут назад, устало махнул рукой туда, где на склоне виднелась пёстрая вереница туристов. — Надпись была там, и я помню место. Оттуда мы взглянем вот на эту гору и тогда всё поймём. Во всяком случае, мне так кажется. Может быть, там даже всё ещё лежит тот камень. Помню, мы с Мариной всё спорили — положили его специально для туристов или только мы явились первооткрывателями. У меня дома где-то должна быть та фотография, но может быть, уже и нет.

— О чём ты?

Лена поёжилась. — Какое странное место. Не уверена, что мне вообще здесь хочется находиться.

69
{"b":"228898","o":1}