ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подменыш
Загадка ранчо Ковингтон
Москитолэнд
Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования связи питания и здоровья
Полевая практика, или Кикимора на природе
Золушка за тридцать
Исчезновения
Солнце и пламя
Жидкости

— И почему вы занимаетесь этим возле женского туалета?

— Так уж получилось…

Вздохнул я и, разведя руки в стороны, попытался обратить дело в шутку, натянуто улыбнувшись, но предсказуемо, не встретив никакой ответной реакции.

— Я давненько за вами наблюдаю и могу сказать, что вы немного странный, — Ответил директор и, слегка колышась, замер, не опуская носки на ковролин. — И работой вашей мы не очень-то довольны. Смотрите, как бы нам не пришлось с вами расстаться!

— Я делаю всё, что могу! — теперь уже сухо, но с обидой, которую не смог скрыть, ответил я, сдержавшись, чтобы не добавить: «За такие деньги скажите спасибо, что я вообще на работе иногда бываю!»

Однако правда состояла в том, что это место меня полностью устраивало — конечно, зарплата была, скажем прямо, не конкурентоспособной, зато выплачивалась без задержек, раз в квартал часто бывали премии, не практиковался ненормированный рабочий день и задачи по большому счёту были абсолютно выполнимыми, хотя и несколько однообразными. В результате у меня оставалась масса времени на себя и бесплатный неограниченный доступ в Интернет, чем я никогда не пренебрегал воспользоваться.

— Думаю, вы себя недооцениваете. Надеюсь, вы сделаете правильные выводы из нашего разговора и станете уделять больше внимания работе. В противном случае, следующая наша встреча будет уже последней.

Директор, наконец, опустился на носки, щёлкнул каблуками и со смешной важностью, плохо сочетающейся с этим низеньким лысым человеком, скрылся за колонной.

Я проводил его взглядом и заметил, что дверь столовой медленно приоткрывается, неся в коридор волну смрада и звона. Какая-то женщина средних лет застыла, держась за ручку, и кому-то невидимому мне отсюда наставительно выговаривала о том, что надо добиться консистенции гуще, чем в блинах. За её спиной я видел только часть мойки и энергично что-то там трущую вспененной губкой девушку. Справа от неё стояла пара прозрачных полных стаканов с чаем и в каждый на моих глазах попало как минимум по капле моющего средства. Впрочем, на это никто не обратил внимания, а радостная женщина средних лет в странной кофте, напоминающей чешую ящера, подхватила стаканы и, жмурясь, отпила из одного. Судя по выражению лица, она нашла это восхитительным, но меня опять чуть не вырвало, и я поспешил отвернуться в сторону. Конечно, можно было бы предостеречь человека, но это, скорее всего, ни к чему не приведёт и в следующий раз повторится та же история — просто, как любил выражаться один мой знакомый, такие люди. Поэтому лучше отвлечься и сказать про себя что-нибудь обидное в адрес директора, что, впрочем, мне не удалось, так как дверь туалета распахнулась и появилась Маша.

— Что, стоишь, ждёшь? Ну, вот и я!

— Отлично. Давай где-нибудь в сторонке усядемся, что ли… — сказал я, неопределённо обводя рукой пространство вокруг и прекрасно понимая, что подобное можно позволить себе только в одной из переговорных комнат, которые не имели у нас номеров, а именовались почему-то разными российскими городами. Забавно, но это часто вызывало путаницу, так как по номерам комнат можно было легко понять корпус и этаж их размещения, а вот названия «Москва», «Ленинград» или «Рязань» надо было просто знать. К тому же их необходимо было заранее резервировать, смиряясь с тем, что, скорее всего, всё там не только прослушивается, но и снимается на видеокамеры службой безопасности. Такая обстановка под наш разговор казалась мне явно неуместной.

— Ладно. Вот в столовой можно расположиться!

Я тут же энергично замотал головой и, вздохнув, предложил:

— Идём в кафешку у торгового центра, я тебя чем-нибудь угощу. Как?

— Сойдёт.

— Вот и отлично. Погоди, я только захвачу вещи…

Я быстро дошёл до своего рабочего места, заблокировал компьютер, но выключать не стал, чтобы в случае чего создать для руководства иллюзию недолгого отсутствия. Просто ушёл на перекур — и всё. Впрочем, в случае чего, коллеги обязательно «накапают» о моём слишком длительном уходе, тем не менее, на поверхностный взгляд это должно вполне сойти. Кроме того, я был уверен, что молния не попадает дважды в одно место, поэтому считал маловероятным сегодняшний интерес ко мне руководства. Впрочем, сделал это скорее по привычке, чем действительно как-то беспокоясь сейчас на этот счёт.

Взяв куртку и ноутбучную сумку, в которой обычно носил зонт и пару журналов в дорогу, я через минуту присоединился к Маше, комично расхаживающей по коридору с заложенными за спину руками и устремлённым в потолок задумчивым взглядом.

— А вот и я!

— Отлично. Идём. Мне кажется или охранник уже приметил неладное и пытается заглянуть мне под юбку?

Я пожал плечами и показал рукой, чтобы она шла вперёд, не из-за галантности или чего-то подобного, конечно — просто не любил сам открывать эту тугую входную дверь, на замке которой почему-то был прорисован толстый крест, напоминающий символ православной веры. Наверняка это просто логотип какого-то производителя, но подобная символика невольно настораживала и вызывала тяготящие вопросы. Сформулировать их для себя внятно я так почему-то и не смог, но неприятный осадок, несомненно, оставался.

— А это тебе. Сувенир! — рассмеялась Маша, быстро вложив мне что-то в руку и устремляясь вперёд.

Я взглянул и тут же крепко сжал пальцы на неприятно-мокрых и холодных трусиках девушки. Ещё не хватало, чтобы кто-то из коллег стал свидетелем этой сцены — точно поползут нехорошие слухи о нас обоих или каких-то моих индивидуальных извращениях. Поэтому мне не оставалось ничего другого, как быстро опустить руку и терпеливо дожидаться первой же урны вне работы, чтобы избавиться от предмета женской одежды, который, в других обстоятельствах и не с этой девушкой, мог бы исключительно возбудить, а никак не вызвать непроизвольное передёргивание плечами от омерзения.

— Где ты там? — позвала Маша, и я устремился следом.

— Как ощущения? — улыбнулась она, когда мы начали спускаться по лестнице.

— Скажу честно, не из приятных!

— Вот-вот, а представь теперь — каково мне. Видишь, до чего ты меня довёл. Заметь, с самого утра у нас сегодня с тобой как-то так всё получается. Кстати, если тебе это интересно, то я сейчас как раз ни с кем не встречаюсь.

Я подумал про себя, что это как раз ничего хорошего мне не сулит, но мило улыбнулся и ответил. — Буду иметь в виду, обязательно. Но сразу скажу, что отношусь очень настороженно к служебным романам, уверен, как и ты!

— Нет — я не такая зануда!

Маша качнулась и, вильнув бёдрами, шутливо подтолкнула меня попой. — Ладно, не переживай. Не стану на тебя без спросу бросаться.

Я чуть не навернулся на мокром кафеле ступенек, которые всегда почему-то весьма некстати драит в течение рабочего дня целый штат уборщиц и предпочёл промолчать.

— Мне прямо кажется, что это самое настоящее свидание. — с придыханием сообщила Маша, когда мы дождались лифта и были прижаты к зеркалу вкаченной после нас тележкой с колышущимися коробками, пестрящими красными надписями: «Близорукость и дальнозоркость отступают ночью — специальная акция». — Как думаешь, меня часто куда-нибудь приглашали?

— Откуда мне знать? — буркнул я, чувствуя, как на мой ботинок всё больше наезжает колесо, а широкоплечий разнорабочий в шуршащей поблёскивающей униформе, похоже, испытывает от этого большое удовлетворение, противно усмехаясь и косясь в нашу сторону.

— Почему-то ребятам всегда кажется, что девочки нарасхват, а на самом деле, чтобы ты знал, это вовсе не так. Вот у меня есть подружка — такая красавица, что может стать даже Мисс мира, если захочет участвовать в конкурсе. И что ты думаешь? Встречается…

Здесь, к счастью, мы добрались до первого этажа, и я не узнал подробности очередной «слюнявой» истории, которые меня совершенно не волновали, а скорее наоборот — раздражали.

Терпеливо дождавшись, пока рабочий вывезет свою громыхающую тележку и, вовремя вставив ногу в закрывающиеся за ним двери, я выбрался в холл. Здесь стояла кучка хихикающих девушек, которые стали красноречиво на нас посматривать, и, уверен, сразу строить самые невероятные предположения. Вот так и рождаются совершенно беспочвенные слухи, хотя по большому счёту, я всегда обращал на них очень мало внимания, хорошо зная природу этого явления. Тем не менее, я постарался быстро подняться по лестнице и, пропустив Машу перед собой в очередную дверь, с облегчением оставил эту толпу позади, услышав, громкий взрыв смеха. Возможно, ко мне это и не имело никакого отношения, но скорее всего, именно наша пара станет предметом их пустых бесед как минимум на протяжении всей поездки на лифте.

7
{"b":"228898","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайный код гения
Длинный палец
Торты и пирожные с зеркальной глазурью
Компас питания. Важные выводы о питании, касающиеся каждого из нас
Дом на краю ночи
Дневник стюардессы (сборник)
Змеиная голова
Чистый лист: Природа человека. Кто и почему отказывается признавать ее сегодня
Тяжелый случай