ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тем не менее, придётся, — вздохнул я. — Ладно, идёмте наверх.

Мы начали неторопливо подниматься, и тут меня что-то мягко задело по лбу. Я сначала подумал, что порывистый ветер просто принёс маленький камушек, но оказалось, что это была оса, которая приземлилась на большой валун прямо рядом со мной, некоторое время поползала, а потом стремительно полетела в сторону обрыва. И она вовсе не была единственной — здесь действительно вился целый рой, и от этого становилось немного жутковато, на что наслаивались невнятные воспоминания о рынках и лежащих на прилавках винограде, яблоках, апельсинах и грушах. Не хватало ещё, чтобы нам пришлось преодолевать осиные гнёзда или даже зачерпывать этих тварей горстями.

— Не отставай! — крикнул Анатолий, увидев, что я немного замешкался. — Всё самое интересное, уверен, впереди!

Я кивнул и побрёл следом за Леной, которая периодически резко останавливалась и начинала вразнобой махать руками, что невольно напомнило мне забавные и трудновыполнимые упражнения, который порой задавал нам учитель физкультуры в средних классах.

— Фу, сколько здесь этих ос. И как тут проводят экскурсии?

Когда мы поднялись на небольшой холм, оказалось, что вовсе не только мы озадачены наличием здесь насекомых. Группа туристов, стоящая здесь же, спрашивала об этом полную весёлую женщину с микрофоном и большим жёлтым значком — явно экскурсовода. Насколько можно было понять из её пространных ответов, она тоже впервые сталкивается здесь с подобным в своей многолетней практике. Что же, значит, мы все это видим и по крайней мере ничего сверхъестественного здесь нет.

— Что дальше? — отдуваясь, поинтересовалась Лена, приподнимая и осматривая подошвы своих ботинок.

— Теперь ниже. Там, где идёт дым, — кивнул Анатолий, и вскоре мы оказались у простенького заборчика, рассчитанного разве что обозначить опасную зону, а никак не уберечь от падения в пропасть. Он странно контрастировал своей белизной с окружающей серостью и напоминал луч света, который с трудом продирается сквозь ночь и даёт отчаявшимся путникам надежду выбраться живыми и невредимыми. Во всяком случае, мне хотелось воспринимать это именно так. За ним располагалась большая вогнутость, в паре мест переходящая в зловещие воронки или колодцы, из которых периодически вырывался густой пар. Казалось вполне вероятным, сделав шаг в сторону, можно запросто скатиться по камням вниз и навсегда сгинуть в неизвестных глубинах, и я почему-то задумался о том, почему подобный способ не предпочитают самоубийцы. Не просто банальные прыжки с крыш или резание вен в ванной, а именно подобный экзотический и красивый способ уйти из жизни, испытав перед смертью то, чего ещё никому не доводилось. Наверное, если бы я испытывал потребность в уходе из жизни, то непременно поступил как-то так. Но с другой стороны, конечно, атмосфера и поразительно красивый вид горных вершин с этого места могли лишний раз подчеркнуть великолепие мира и мелочность всех тех забот, которые вынудили человека думать о самоубийстве. Да, это могло стать спасением и, вполне возможно, для кого-то превратилось не просто в праздные размышления, а действительно спасло жизнь. Интересно, сколько людей, заглядывая в эти дыры и растворяясь в пульсирующих облаках пара, размышляли о чём-то подобном до меня?

— Надпись была вот здесь, — указал рукой Анатолий правее. — И повёрнута примерно так. Значит, нам надо идти вот к тому склону горы. А где-то здесь, дайте осмотреться, мы нашли и его.

— А что мы ищем?

Лена присела на колени и подняла чёрно-белый камень с божьей коровкой, невообразимым образом оказавшейся здесь.

— Посмотрите. Кажется, что здесь ничто не может жить, а между тем похоже, на горе полно всяких насекомых. Может быть, их приносит сюда ветром?

— Должно быть, так.

Анатолий кивнул и присел рядом с девушкой.

— Когда мы были здесь с Мариной, то нашли причудливо сплавившиеся красноватые куски породы, очень напоминающие сердце. А потом попросили одного немца сфотографировать нас как раз у этого заборчика. Забавно — ему пришлось попотеть и сделать не менее десятка снимков, пока Марина осталась довольна результатом. Всё время было что-то не так — мало дыма, ветер растрепал ей волосы, я случайно моргнул и всё в таком духе. Однако иностранец попался очень терпеливый и всё сделал, как надо, хотя когда передавал мне фотоаппарат, выразительно закатил глаза и энергично помахал рукой над головой. А, быть может, я просто додумал то, что мне хотелось увидеть. Как бы там ни было, ничего подобного я здесь сейчас не наблюдаю. Раз так, то и делать нам тут больше нечего!

— Ой, как тепло.

Лена углубила руки в зашуршавшие камни и, зачерпнув, отсыпала в сторону. Из образовавшегося углубления, которое, в чём я был уверен, должно было немедленно засыпаться, вырывался небольшой дымок.

— Да, один мой сицилийский друг рассказывал, как им где-то здесь ему с коллегами пришлось закопать какого-то нехорошего парня, так вонь была такая, что его немедленно нашли. Думаю, больше никто ничего подобного на Этне не делал. — Сказал Анатолий и тут же резко хлопнул себя по шее. — Ах ты, тварь. Хорошо, что у меня нет на такие вещи аллергии — укусила.

Я увидел на его ладони маленькое согнувшееся тельце осы, которая дёргалась и, чуть перемещаясь по кругу, продолжала искать жалом — что бы ещё ужалить.

— Выбрось её. Или это какой-то очередной знак?

Лена выпрямилась и, выдохнув, произнесла. — Давайте уже сделаем это, а то я готова уже безо всякой помощи прыгнуть в этот кратер и пусть потом тени гадают — как поступить, раз ни капсулы, ни нужных цифр у вас не останется.

— Вот только, пожалуйста, без этого, — тут же строго откликнулся Анатолий. — Кирилл, присмотри за ней, не сочти за труд. А то и в самом деле недалеко до беды.

— Да шучу я, шучу. Просто эта тянучка ужасно беспокоит!

Девушка подхватила меня под руку. — Ну же, веди даму вперёд.

И тут вокруг нас что-то замелькало. Сначала я не мог понять — в чём дело, но потом разглядел, что нас окружают осы. Я где-то читал, что они вполне могут закусать человека до смерти, особенно в таком количестве, поэтому замер на месте и тихо сказал. — Вот и рой, которой мы видели в клубах Этны. И что же дальше?

Круги ос вокруг нас становились всё уже и, когда я уже приготовился к неминуемой схватке, рой неожиданно взмыл вверх и медленно полетел в сторону белеющей и ярко контрастирующей со всем окружающим горы.

— Что же, вот и верный путь, — бодро сказал Анатолий, всё ещё потирая шею. — Лена, будь добра, посмотри — не торчит ли там у меня жало.

— Так это же не пчёлы.

— И всё-таки, а то что-то задирается.

Девушка внимательно осмотрела место укуса и даже потрогала пальцем, но так ничего похожего на жало и не нашла. — Извини, но, наверное, у тебя просто мнительность!

— Тем лучше. Пошли!

Анатолий бодро зашагал вперёд, а мы, снова взявшись за руки, побрели следом.

Миновав холм, и опять спустившись к автобусной стоянке, я заметил, что туда успела прибыть ещё пара автобусов и шумная толпа туристов начинает рассеиваться по склону. Но наш путь лежал левее, и, несколько обеспокоенный, я крикнул Анатолию. — А нас не остановят? Не будет подозрительно, что мы на виду у всех идём не туда?

— Не думаю. Какое им дело? Да и в любом случае, если маршрут верный, то тени не позволят, возможно, нас даже кому-то разглядеть, не то что помешать!

— Я тоже так думаю. К тому же все увлечены исключительно кратером, а не тремя чудиками, карабкающимися к белоснежной горе, — неожиданно бодро откликнулась Лена. — А осы-то нас ждут!

Я посмотрел вперёд и увидел, что рой закружился на месте, но когда мы немного приблизились, отлетел чуть дальше. Неужели мы собрали всех ос с округи или на долю других туристов тоже кое-что осталось? Хотелось думать, что именно так, отчего неожиданно стало на душе спокойнее — словно мы разделяли происходящее, пусть и в таком переносном смысле, не просто с кем-то одним, а с целым коллективом. О чём-то подобном любил порассуждать один мой коллега из банка, обзывая стадностью и тёмной массой. Может, оно и так, но сейчас смешаться с последней казалось для меня самым желанным на свете.

70
{"b":"228898","o":1}