ЛитМир - Электронная Библиотека

Сергей на задание оделся как всегда – в светлые джинсы, светлую футболку и легкие кроссовки. На глазах у него были солнцезащитные очки, а в руке визитка с вмонтированной в нее видеокамерой.

Краснов не изменял своим профессиональным да и житейским привычкам и всегда снимал на камеру все свои задания.

Он подошел к архитектору сзади и встал возле него:

– Доброе утро.

Тот быстро обернулся, увидел сыщика и заулыбался:

– Здравствуйте, дорогой Сергей Сергеевич.

Мужчины пожали друг другу руки.

– У меня машина барахлит, – признался архитектор, – что-то с электроникой… – Он замолчал – ждал, когда Сергей сам предложит ехать на своей.

– Поедем на моей, – сообразил сыщик.

– Вот и прекрасно, – Марк Абрамович посмотрел по сторонам, пытаясь определить, куда идти.

«Не хочет джип по бездорожью гонять», – подумал Краснов. – Нам туда, – сказал он и двинулся к своему «мерину».

Они сели в машину и устремились в автомобильный поток. К полудню он заполонил все автострады столицы и не оставил никакой возможности ехать быстро.

– Доезжаем до двенадцатого километра Рублевского шоссе, а потом сворачиваем на отводную дорогу к нашим поселкам, – пояснил архитектор. – Ехать недолго, может, десять минут, а может, и того меньше.

– Если в пробку не попадем, – парировал сыщик.

Они ехали молча и каждый думал о своем. Сергей вспоминал прекрасный сытный ужин и думал, что после него можно целый день не есть. Такой питательный он был.

– Вот здесь, – указал архитектор, и детектив перестроился и свернул на неширокую асфальтированную дорогу, ведущую в сторону от трассы. Она была пуста и грязна. Создалось такое впечатление, что ее давно никто не использовал. Проехав еще километр, Марк попросил притормозить, достал сотовый телефон и набрал номер.

– Мы подъезжаем, – сказал он в трубку, выключил ее, положил в карман рубахи, открыл визитку, вынул пистолет «макарова», передернул затвор и направил ствол на Краснова. Тот рот открыл от удивления.

– Тормози, Серега, приехали, – агрессивно выпалил архитектор. Сыщик надавил на педаль, и «Мерседес» остановился. Из кустов напротив вышел мужчина невысокого роста, коренастый, в черном джинсовом костюме и с пистолетом в руке. Подошел к машине и открыл дверцу.

– Выходи, – грозно проговорил он.

Сергей опешил, он не ожидал такого поворота событий. Посмотрел сначала на архитектора, потом на коренастого и… подчинился. Вышел и встал возле капота. Вслед за ним вылез и Марк Абрамович, обошел автомобиль и приблизился к Краснову.

– Повернись, – приказал он.

Сергей развернулся, а агрессор завел ему руки за спину и накинул наручники на запястья.

– Садись назад, – последовал приказ, и сыщик уселся на заднее сиденье. Коренастый устроился рядом, а архитектор за рулем. Завел двигатель и поехал по дороге.

Через сто метров «мерин» свернул с шоссе и затрясся по узенькой колдобистой земляной дороге через довольно-таки густой лес.

– Куда мы едем? – не выдержал сыщик.

– Узнаешь, – недовольно ответил коренастый.

Проехав пару километров, они вырулили на ровную проселочную дорогу, ведущую в какую-то деревню. Какую – Сергей не знал, так как указателя нигде не было.

«Мерседес» подъехал к крайнему в поселке дому и остановился. Из него вышла девица в короткой кожаной черной юбке, белой блузке и туфлях на высоких каблуках, отворила массивные немного покосившиеся ворота и впустила машину на небольшой, заросший высокой сорной травой, участок. Хозяйка закрыла воротины, подошла и заглянула в окно иномарки.

– Привезли, – весело сказал Гольдштейн.

– Вижу, ведите в дом, – приказала она.

Сыщика вывели из машины и отконвоировали в небольшую деревенскую рубленую пятистенку из черных бревен, с прогнившим, опасным для прохода крыльцом.

Дом, ворота и утварь в саду были старыми и давно не использовались. Это Сергей заметил сразу. Даже крыша в некоторых местах была проломана.

«Может, дом они снимают, или заняли незаконно, он явно брошен хозяевами», – подумал Краснов.

Попав со света в темное помещение, Сергей на некоторое время ослеп, поэтому остановился, а когда аккомодация восстановилась – увидел старую прихожую. На стене висели вилы, в пыльном, с паутиной, углу стояли лопата и тяпка, в другом – кадушка с протухшей жижей, рядом были навалены сено и замшелые дрова.

Коренастый отворил дверь, и они вошли в светлую, небольшую и такую же запущенную комнату с почерневшей печкой, старыми лавками и столом. Другой мебели и какой-либо утвари нигде не было. Дом был запущен, хозяева из него давно выехали.

У печки стояло небольшое оцинкованное ведро с чистой колодезной водой. Коренастый подошел к нему, вынул кружку, зачерпнул немного и выпил. Сергей остановился посреди комнатки и осмотрелся.

На четырех небольших окнах с запыленными стеклами висели некогда светленькие, а теперь почерневшие, давно не стиранные занавески, а на подоконниках доживали свой век кактусы. Света было предостаточно, так как окна выходили на солнечную сторону, но чувствовалась затхлость и сырость, как в подземелье. Печь давно не топили, окна не открывали и воздух в избе стоял спертый, душный.

В комнату вошли красотка и архитектор, прошли к столу и уселись на лавку.

– Садись, нечего копыта парить, – с блатной издевкой произнес архитектор.

Краснов посмотрел вокруг и уселся на табурет у печки.

– Ты его обыскал? – спросил коренастый у Марка.

– Нет, у него и было только вот это, – он положил на стол визитку Краснова.

Девушка взяла ее, открыла, вынула видеокамеру и удивленно посмотрела на Сергея.

– Он кино про нас снимал, – хихикнула она. Все трое дружно рассмеялись, а сыщик не на шутку забеспокоился.

– Ты поверил, что я архитектор, – Гольдштейн поднялся, подошел к Краснову и быстро похлопал его по бокам, бедрам и ногам – поискал оружие. – Поверил, что я голубоватый и ищу своего дружка – Ферсмана. – Он расплылся в уродливой улыбке, замахнулся и отвесил Сергею подлый, болезненный щелчок по темечку. – Олух, падла навозная, быдло. На «мерине», а быдло, мент поганый. Отправил в розыск фото Мишки Ферсмана? А это индийский актер Хандж…, как его там, черт, звали, забыл. – Марк обернулся к парочке, ища поддержки.

– Хватит юродствовать, Архип, – спокойно произнесла девица, и тот, кто раньше был Марком Абрамовичем Гольдштейном, а ныне стал Архипом, заткнулся и покорно отошел в сторону.

Красотка встала, подошла к Сергею и замерла напротив. Она была высокого роста, белокурая и на лицо симпатичная. Шикарные груди при ходьбе вздрагивали, крутые бедра качались на осиной талии, а длинные стройные ноги поражали взор сыщика.

«Таких в народе называют секс-бомбами», – подумал он.

На боковой части шеи, под ухом, у нее красовалась небольшая наколка – змейка, оплетающая красавицу. В ровненьких, прижатых к черепу ушах сверкали бриллиантами серьги, а на пальцах – стильные золотые перстни с изумрудами.

Сергей смотрел на дамочку и думал:

«Если бы знакомство происходило в иной ситуации, то я любовался бы ею. Но сейчас – лучше изучить ее повнимательнее».

– Я Лола, он Архип, а это Ботик, – она указала на коренастого.

Тот сидел не шелохнувшись, положив сильные руки на темный заплесневевший, давно не скобленный деревянный стол. Перед этим он разместил на нем свой пистолет. Его кулаки с расплющенными костяшками указательного и среднего пальцев говорили о том, что он долго и упорно занимался боксом.

Нос его был немного сдвинут в сторону, скулы и подбородок выпячивались буграми, и он немного походил на неандертальца. Взгляд у него был тупой, тяжелый, исподлобья, сверлил сыщика, и тому стало не по себе. Широкие плечи, мощные шея и руки выдавали в нем сильного человека и создавали облик непримиримого, идущего напролом бойца.

– Ты нам не нужен, но ты богат, и нам нужны только твои деньги, – Лола наконец сформулировала цель захвата.

– А, – усмехнулся тот. – Так вы простые рэкетиры?

14
{"b":"228903","o":1}