ЛитМир - Электронная Библиотека

Они занимались любовью полчаса и немного устали. После секса всегда наступает дрема. Сознание раскрепощается, мышцы расслабляются, тело отчуждается от мирских забот. Организм отдыхает после трудной, но такой приятной эмоциональной и физической работы, восстанавливается, копит силы для ее продолжения.

Но Краснову не дали отдохнуть. Противно запищал телефон на столе, и этот нескончаемый писк продолжался вечность. Сначала Сергей думал, что он вот-вот прекратится, но аппарат зудел и зудел над ухом, как надоедливый, доводящий до бешенства, лишающий сна ночной комар.

– За сегодня второй раз, – с досадой пробубнил Сережа, вылез из-под отключившейся красотки и дотянулся до трубки.

– Да, – не сказал, а рявкнул он.

– Привет, – весело произнес Алексей Фомин. – Хватит балдеть, давай поговорим о приятном, – начал он.

– Это ты? Привет, Леха, – обрадовался Краснов. – Давай поговорим, вот только сяду поудобней.

– Мы с шефом подумали и решили принять твое предложение по поводу ресторана.

– Это прекрасно. Когда и где?

– В ближайшие дни. Давай скорректируем планы.

– Давай, – хихикнул Краснов, и вдруг вспомнил, что договорился с архитектором о встрече. – Лучше сегодня вечером, а то завтра могут быть дела.

– Можно сегодня, мы в принципе не заняты, – подтвердил Фомин. Он вопросительно посмотрел на сидящего за соседним столом Максимова и тот кивнул.

– Хорошо, а куда? – спросил сыщик. По деньгам ему было безразлично куда идти, лишь бы это было достойное место.

Сергей много зарабатывал и десять процентов прибыли тратил на увеселительные заведения. Часто посещал их с девочками – будущими или уже действующими любовницами, а теперь решил пригласить друзей.

Услышав про место, Алексей подумал и ответил:

– Давай встретимся в пять у управы и там решим.

– Да, но предварительно созвонимся, – уточнил Краснов, – мало ли что.

– Да, конечно, до встречи, – Алексей повесил трубку.

Краснов встал, пошел в душ и смыл с себя липкий пот. Прохладная вода взбодрила его, придала силы и освежила. И только сейчас он почувствовал зверский голод.

Он обтерся вафельным полотенцем, оделся, вошел в свой кабинет, сел в кресло, включил компьютер и начал работать. Таня тем временем ополоснулась, оделась и принялась готовить бутерброды. Заварила для шефа чай, а для себя кофе.

– Может, баночку красной икорки откроем? – крикнула она с кухни.

– А у нас есть? – спросил Краснов.

– Да, завалялась одна.

– Тогда открывай.

Пока он просматривал электронную почту, Таня нарезала тоненькими, просвечивающимися на солнце дольками сырокопченую колбасу, сыр, намазала маслом мягчайшие, еще теплые кусочки белого хлеба и устлала их икрой. Сложила все на блюде, добавила стакан чая и чашку кофе и пошла в кабинет. Расставила все на журнальном столике и пригласила друга:

– Сергей Сергеевич, кушать подано.

Он оторвал взгляд от монитора, взглянул на простенькую, но со вкусом сервировку, на ароматно пахнущие колбасные кружочки, на свежий сыр, на икру, и у него нестерпимо заныло в желудке. Нажатием кнопки он сохранил информацию, встал и быстро пересел в стоящее напротив столика с угощениями удобное кожаное кресло.

– Давай, – он потер ладони и, не дожидаясь, пока сядет Таня, взял бутерброд с икрой и откусил от него большой кусок. Девушка устроилась в кресле напротив, закинула одну стройную ногу на другую и замерла в такой позе. Они принялась завтракать. За десять минут съели все продукты и остались очень довольны. Еда, как и секс, приносит необычайное наслаждение и даже не знаешь: что из них приятней.

В Древнем Риме вельможи устраивали многодневные пиршества, услаждая свой разум, свои чувства и плоть поеданием огромного количества различных по вкусу блюд. Причем делали это не спеша, с достоинством, со светскими беседами, лежа на боку, под звуки великолепной музыки и танцы прекрасных дам. Ели много, все что душе угодно и на чем останавливался глаз, а когда желудок уже не мог больше вместить желанных продуктов – его опорожняли, немного отдыхали и продолжали трапезу. Таким образом удовлетворяли потребность во вкусной и здоровой пище. Но еда в этой трапезе была не главным, главное – наслаждение вкусом великолепно приготовленных, разнообразных блюд. Этих людей называли гурманами.

Глава 4

До пяти часов оставалось время, и Сергей решил пойти в тренажерный зал и дать телу нагрузку. Настроение у него было прекрасное и самочувствие великолепное. После еды он немного полежал на диване, отдохнул, подумал о предстоящем задании и пришел к выводу, что если Ферсмана убили из-за джипа, то есть вариант, что и тела никогда не найти, и дела не раскрыть. Труп могли закопать, а машину разобрать на запчасти или «зачистить» и продать.

«Поживем – увидим, – заключил детектив. – Поговорю с архитектором, посмотрю его дом, встречусь с женой, проверю дорогу. Запущу механизм всероссийского розыска, может, что-то и найду».

Через час он встал, поинтересовался у Тани, отправила ли она сообщения о Ферсмане по нужным адресам, и когда узнал, что отправила, успокоился. Взял из шкафа спортивную сумку с вещами для занятий, прихватил летний выходной костюм в целлофане и на вешалке, сел в машину и поехал в тренажерный зал.

Там он два часа нагружал мышцы разными упражнениями, потом постучал по боксерскому мешку, принял душ, переоделся в костюм, светлую рубаху с галстуком и модные светлые ботинки и отправился на встречу с друзьями. Предварительно сыщик позвонил Алексею и выяснил, что договор остается в силе и все готовы к мужской вечеринке.

К Московскому уголовному розыску Краснов приехал за пять минут до назначенного срока. Связался с Фоминым и сообщил, что ждет внизу. Тот отрапортовал, что они с шефом готовы и спускаются.

Настроение у Сергея было отменное с самого утра. Ему предстояла непыльная, хорошо оплачиваемая работа, он знал, что делать, и чувствовал себя на высоте. Он ждал встречи с друзьями и хотел отблагодарить их за оказанную ему ранее помощь.

И вот из проходной вышли два человека в темных элегантных костюмах, сшитых по фигурам. Это были Николай Иванович Максимов и Алексей Фомин. Они не спеша направились к «Мерседесу», а Краснов тем временем полюбовался ими. Их уверенными, с офицерской выправкой походками, тем, как сидят на них костюмы, дорогие стильные ботинки, белоснежные рубахи, модные галстуки. Он смотрел и радовался облику своих друзей.

Но сквозь весь этот шарм подспудно чувствовалось, что это идут менты. Было что-то неуловимое в их одежде, походке, выправке – то, что отличает представителей одних профессий от других. Даже если все они одеты в дорогие модные одежды. Если в костюмах бандиты, то сразу видно, что они бандиты, если охранники, то ясно, что охранники, если банкиры, то узнаешь в них банкиров или коммерсантов. А если в хорошем прикиде оперативники, то можно безошибочно определить, что они опера.

Вот так и Краснов смотрел на друзей и видел в них оперов: чисто выбритых, наодеколоненных, подтянутых, одетых с иголочки. Они шли и радовали глаз сыщика, и он знал, что это идут его друзья.

Полковник открыл переднюю дверцу и ловко уселся в кресло. Алексей устроился сзади. Они поздоровались за руку с Красновым и обменялись приятными, открытыми дружескими улыбками.

– Привет, Сережа, – произнес шеф и после рукопожатия хлопнул его по плечу.

– Здравствуйте, Николай Иванович, привет, Леша. – Краснов был рад встрече, рад, что они снова вместе, как в старые добрые времена, будто не прошло этих долгих и трудных десяти с лишним лет.

– Как здоровье, как дела? – полковник пристально посмотрел на сыщика. Улыбался, но сверлил его профессиональным взглядом, будто Сергей был подозреваемым. Такой уж взгляд был у шефа.

– Ничего, тружусь, – беззаботно ответил Краснов. – А у вас как?

– Тоже ничего. Вот только дельце подвалило маниакальное. Слышал, небось?

– Про истерзанных владельцев иномарок? – спросил Сергей.

7
{"b":"228903","o":1}