ЛитМир - Электронная Библиотека

– Именно.

– Конечно, слышал. Его вам поручили?

– Да. А кому же еще, – ответил Фомин.

В этот миг детектив посочувствовал друзьям, потому что знал – подобные дела длятся годами и раскрываются тяжело и мучительно, и то если повезет. А если нет, то вообще не раскрываются. На них можно лишиться звания и должности и уйти на пенсию бесславно и с позором, так как все зависит от не зависящих от тебя обстоятельств. Еще он подумал, что исчезновение архитектора может быть каким-то образом связано с маньяком.

«Возможно, Миша Ферсман «голубой»? Вдруг он поехал и снял случайного любовника, а тот мог оказаться маньяком. Тогда надо искать машину Ферсмана, а в ней его труп».

– Я вам сочувствую, – кивнул Сергей.

– Что делать, служба такая, – покачал головой Алексей, а полковник добавил:

– А ты над чем работаешь, опять с какой-нибудь красоткой, которая затащит тебя в постель, как в омут? – Николай Иванович хихикнул.

Он немного подтрунивал над сыщиком, но обидеть не старался. Ему Краснов нравился за человеческие и профессиональные качества. Они проработали бок о бок много лет и знали друг друга как облупленных. Несмотря на то, что долго не виделись. Ведь с годами хорошие люди мало меняются.

Сергей принял укол как подобает и ответил:

– Я сейчас расследую дело о пропаже человека. У одного архитектора исчез друг, молодой мужчина, – полковник и капитан переглянулись, – уехал из дома, и никто его больше не видел. Вот я его и пробую найти.

– Так это ты давал запрос на розыск некоего Михаила Робертовича Ферсмана? – спросил Алексей.

– Да, я, – Сергей повернулся в кресле и взглянул на капитана.

– Я просматривал файлы пропавших без вести и наткнулся на него.

– Ну?

– Послал во всероссийский розыск. К завтрашнему утру будет какая-то информация.

– Он мог попасть под вашего маньяка? – спросил сыщик.

– Возможно. – Максимов развел руками. – Тогда где-то в лесу стоит его машина, а в ней он. Тачку ты не нашел?

– Не нашел. Ее нет, как нет и водителя.

– Ладно, дела с пропажей людей запутанные. В год на территории России куда-то бесследно исчезает более двухсот тысяч человек. И это только официальные данные. А фактически еще больше. Приезжают на заработки из Белоруссии и исчезают. В розыск объявляют там, а пропадают-то они у нас.

– Каковы причины, как вы думаете? – спросил Сергей. Ему было интересно слушать полковника, так как тот был прекрасным рассказчиком и любил потчевать слушателей интересными историями.

– Версий много, – усмехнулся Максимов, – человек умирает, попадает в морг, его документы теряют, труп не опознают и он числится пропавшим без вести. Или уходит человек из дому и дороги обратно не помнит и кто он тоже не помнит. И живет где-нибудь в доме престарелых, или бомжует по России, а тоже числится пропавшим. Еще в бега пускаются по разным причинам. Пошел некий гражданин в магазин за вином, к нему пристал кто-то, он его ножом пырнул и скрылся. Чтобы в тюрьму не садиться, пускается в бега. Первые несколько дней от страха домой не показывается и даже не звонит. Родственники объявляют его в розыск, а потом он сообщает им, что жив, но поезд ушел – его уже ищут. А он годами может скрываться, и родственники молчат, что он объявился.

– Это точно, хотя это каторжный труд. Я вон несколько дней скрывался и то все осточертело, – с досадой сообщил Краснов.

– Да. Бывает, что люди тонут в водоемах, в болотах, замерзают в поле, погибают в горах, в песках, их дикие животные съедают, волки, кабаны или медведи, например. Ничего от них не остается. Даже одичавшие собаки могут разорвать. Вон их сколько по лесам носится.

Ну а сейчас, в наше голодное время, и люди, если их можно так назвать, людей ловят, убивают и съедают. Такое тоже бывает. Но больше всего, конечно, умышленных убийств. Ограбят, убьют, а труп закопают. И это «глухари».

– Это точно, – добавил Фомин.

– И инопланетяне могут забрать, – усмехнулся Краснов.

– Да, могут и они, если они есть, – поддакнул Максимов. – Люди-то пропадают и их не находят. Это факт.

– Да, вот и этот Ферсман, уехал в ночи на джипе и не вернулся. Ни его, ни машины.

– Долго ищешь?

– Нет, только запрос дал. Завтра поеду смотреть место последнего пребывания потерпевшего, разговаривать с родственниками…

– А что менты? – спросил Максимов. – Твой клиент к ним обращался?

– Да, говорит, но они не больно-то чешутся. Сказали, подождите, может, через несколько дней сам вернется.

– Это на них похоже. – Алексей состроил на лице кислую мину. – В отделениях сидят дуболомы, им лишнее дело как язва, тем более «глухари». Если они его на учет возьмут, – потом наше начальство с них три шкуры спустит. И правильно сделает. – Капитан улыбнулся.

– Надо нам трогать. – Николай Иванович напомнил друзьям о цели их встречи.

– Да, надо, но куда? – Сергей вопросительно посмотрел на милиционеров.

– Не знаю, мне все равно, лишь бы вкусно поесть и выпить, – высказался Алексей.

– Можно в «Метрополь», в «Прагу», в «Националь», или в любое казино, туда, где варьете есть.

– Девочек захотелось, – Максимов ухмыльнулся. – Вы молодые, ну, ну.

– Можно и туда, – Алексей забеспокоился, – а то служба да семейная жизнь психику деформировали, на женщин смотреть не хочется.

– Это мы исправим. – Краснов включил двигатель, вырулил на дорогу и устремился в поток машин. – Я однажды помог одному предпринимателю – владельцу элитного ресторана – застукать его молоденькую жену с любовником – его другом и помощником. Такое часто бывает. Красивые девки выскакивают замуж по расчету, за богатого, а потом находят настоящую, но нищую любовь и начинается свистопляска. И денег лишаться не хотят, и любимого бросить не могут. Вот и пытаются на два фронта… Ко мне рогатеньких мужей много обращается.

– И ты находишь? – спросил полковник.

– Да.

– И что потом?

– А ничего. Отдаю заказчику фото и видео, получаю деньги и откланиваюсь. А он обращается в суд и разводится. У них у всех, как правило, брачные договоры, в которых указано, что в случае измены жены после развода она не получает никакого имущества и денег. Вот и вышвыривают красоток на улицу, в шалаш к любимому.

– А бывает, что ревнивый муж берет в руки топор, нож или ружье и… – Максимов кашлянул.

– Нет, у моих клиентов этого не случается. Они люди богатые, влиятельные, в руках себя держать умеют, собой владеют, их этому бизнес научил, все через суд проделывают. И потом, они понимают, что, беря в жены молоденькую содержанку, обрекают себя на некоторые трудности с возможными неприятностями. Вот и страхуются брачными договорами. Если та начинает изменять, ее отшвыривают, а потом женятся на другой такой же. И так много раз, пока на порядочную не попадут, что им детей нарожает и будет верна до гробовой доски. Но и после этого они наследство не ей завещают, а своим детям и внукам.

– Поэтому твоя Анна Фрейн и убила сына Германа, а только потом его самого, – рассудил полковник.

– С Анной дело из ряда вон выходящее, – Краснов умолк. Вспоминать эту историю ему было неприятно…

Это поняли и Максимов, и Фомин и тоже замолчали.

После паузы Сергей продолжил:

– Так вот, я ему помог, он со мной расплатился, а после успешного развода меня на банкет пригласил в свой ресторанчик. У него ресторан имеется, хороший такой, уютный. Мы посидели, поговорили, напились, помню, до чертиков, словом, скорешились. Я к нему стал часто захаживать и стал постоянным клиентом. Теперь он для меня лучшие столы накрывает. У него дорогой кабак, для своих, и публика солидная – не «быки», не шелупонь, а предприниматели, политики, звезды кино, эстрады, известные режиссеры. В общем, денежная богема. Бывает нищая богема, а там она с долларами. Сами увидите. За ними понаблюдать интересно, – Краснов улыбнулся.

Алексей и Николай Иванович серьезно посмотрели на него. В этот миг Сергей понял, что высветил некую невидимую грань, отделяющую его от своих друзей. Он косвенно, не совсем деликатно, затронул вопрос принадлежности их к низшей социальной группе. Он привык к роскоши, к богатой жизни, к общению с богатыми людьми и не учел, что его друзья не относятся к этой категории. Они из «простого народа», из класса низкооплачиваемых служащих и находятся на другой ступеньке социальной лестницы.

8
{"b":"228903","o":1}