ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не дозволю. Завтра полкам выходить, отслужив молебен. Благословясь у Господа Бога нашего.

Так тверд был Василий Иванович оттого, что никаких тревожных вестей из Казани не приходило. Не все ладно в Поволжье, как того хотелось бы, и виной тому мягкость родителя его, царя Ивана Великого. Обошелся он с Казанью мягче даже, чем с Великим Новгородом,[38] с единоверцами своими. Взяв Казань, мстя за кровь христианскую, за бесчестие и позор отца своего Василия Темного,[39] Иван Великий не разорил ее отчего-то, не вернул под свою руку древние отчины киевских и владимирских князей, а оставил ханство сарацинское[40] христианам на погибель.

Либо так Бог положил, наказывая Россию за грехи ее тяжкие, либо наваждение дьявольское сработало, только поверил Иван Третий Великий клятве неверных, посадил на ханство Мухаммед-Амина,[41] который с братом своим Абдул-Латыфом и подговорил царя Ивана Васильевича идти на Казань, обещая помощь всяческую, чтобы не правил ею кровожадный брат их, состарившийся и уже не столь грозный хан Али, не надсмехался над ними, и не досаждал бы им.

Поклялись они в верности царю Ивану Великому после того, как он взял Казань, присягнули верой и правдой служить ему, жить в добром соседстве с Россией, быть ее данницей. Не засомневался мудрый в прежних своих поступках царь и не только посадил на ханство Мухаммед-Амина, но и разрешил ему взять в жены старшую жену хана Али, заточенную в Вологде после победы над неверными на реке Свияге и взятия Казани. Она-то и настояла на том, чтобы нарушить клятву и отложиться[42] от Москвы, совершив жестокую подлость. На рождество Иоанна Предтечи в лето 7013 от сотворения мира году (1505) перебил Мухаммед-Амин богатых русских купцов и всех иных русских, живших в Казани и в других улусах.[43] Никого не оставил, ни священнослужителей, ни отроковиц прелестных, ни младенцев, ни стариков и старух, ни мужей знатных. Коварно налетели на не ожидавших никакого худа христиан, те даже не успели принять меры для своей обороны.

Застонал после того христианский люд Мурома, Мещер, Нижнего Новгорода, Владимира, умывались кровью вятичи и пермяки, падали с плеч буйные головы русских ратников, но всё попусту: сильно тогда обогатился Мухаммед-Амин бесчисленными сокровищами, доспехами воинскими, оружием, лошадьми и пленниками. Насыпал, сказывали, из захваченного золотую гору лишь ради хвастовства, для потачки гордыни своей, и похвалился:

— Еще больше возьму у кяфиров.[44] Всю Казань золотом умощу! Все правоверные из золотых кувшинов станут свершать тахарату.[45]

Неведомо, долго ли торчала бы заноза в российском теле, оставленная Иваном Великим, когда смог бы избавиться от нее продолжатель дел отцовских Василий Иванович, только случилось так, что Бог помог — покарал кровожадного за безвинную христианскую кровь, за мучеников, проданных в рабство: покрылся Мухаммед-Амин гноем и поползли по его телу черви. Ни дервиши-знахари, ни врачеватели знатнейшие из Персии не смогли исцелить его от страшной болезни, три года он не вставал с постели, редко кто входил в его опочивальню, пугаясь смрада, от него исходящего. Даже жена, толкнувшая хана на путь коварства, не навещала несчастного.

Прозрел он в конце концов. Так и сказал вельможам своим, что карает его русский бог за напрасно пролитую кровь христианскую, за измену, за нарушение клятвы. В присутствии беев, мурз и уланов[46] диктовал он писцу на предсмертном одре послание Василию Ивановичу, царю московскому:

— Родитель твой, царь Иван, вскормил меня и воспитал в доме своем не как господин раба» но как любящий отец родного сына, я ж скажу — «волчонка, по нраву моему. Захватив в кровопролитном бою Казань и брата моего, передал он ее на сохранение мне, злому семени варварскому, как верному сыну своему, а я, злой раб его, солгал ему во всем, нарушил данные ему клятвы, послушался льстивых слов жены моей, соблазнившей меня, и вместо благодарности заплатил ему злом. Не меньше зла принес я и тебе, светлый царь Василий Иванович, ратников твоих бил, полон бессчетный брал, но более всего грабил и убивал мирных пахарей твоих лишь за то, что они многобожники.

О горе мне! Погибаю я, и все золото и серебро, и царские венцы, и прелестные мои жены, и служащие мне молодые отроки, и добрые кони, и слава, и честь, и многие дани, и все мое несметное богатство мне не нужны, ибо все исчезло, словно прах от ветра.

Передохнул, чтобы набраться сил для дальнейших слов, с гневом видя, как когда-то ползавшие перед ним на животах сановники смотрят на него с презрительной жалостью и закрывают носы шелковыми платками. Усилием воли заставил себя продолжить:

— Великий князь, царь Василий Иванович, господин мой и брат мой старший, прошу у тебя перед смертью своей прощения за грехи мои перед отцом твоим и тобой. Каюсь в измене и отдаю в твои руки Казань. Пришли сюда на мое место царя или воеводу, тебе верного, нелицемерного, дабы не сотворил он такое же зло…

К письму присовокупил Мухаммед-Амин триста коней боевых, на которых сам ездил, когда был здоров и любил набеги, золота и серебра изрядно и шатер чудной работы, вещь зело драгоценную.

Не спасло Мухаммеда-Амина покаяние, съеден был он заживо червями, а жена-злодейка отравилась, угнетаемая совестью своей, сановники и народ казанский исполнили завещание хана, напуганные столь страшной смертью клятвоотступника, послали знатных людей просить себе хана от руки Василия Ивановича.

Самое бы время пристегнуть Казань прочно к Москве, но Василий Иванович, не считая, что делает, как и родитель его, великую ошибку, отдал ханство Шаху-Али. Верному, как он считал, другу, верному слуге.

Справедливо считал. Шах-Али не отступал от клятвы, всех недовольных казнил жестоко, вовсе не думая, что вызовет тем самым недовольство собой. Но это — беда не беда, если бы не крымский хан Мухаммед-Гирей, очень недовольный тем, что в Казани властвует ставленник московского царя. Хану самому хотелось подмять Астрахань с Казанью и Россию сделать данницей, возвратив былое, оттого и трутся его мурзы в Казани, склоняют к Крыму знать и народ, чуваш и черемисов, мордву и эрзю волнуют. Всякий день жди оттуда вестей поганых. Но, слава богу, пока нет гонцов недобрых. Воевода не слепой же. Да и муфтий[47] Казани Абдурашид сразу бы дал знать, начни вельможи противиться Шаху-Али. Когда малая часть их противится, небольшая беда, а вот если заговор станет зреть, не пройдет он мимо муфтия. Главный священнослужитель клялся ему, царю всей России, в верности и до сего дня держал слово свое отменно.

Но не то главное, что знать поддерживает Шаха-Али и его, царя российского, не посмотрел бы на это Мухаммед-Гирей, давно бы послал свои тумены в Казань, чтобы сместить Али и исполнить свою мечту. Подчиняясь воле турецкого султана, сдержал он свой пыл, а рать направил против Сигизмунда,[48] разорив десяток его городов и захватив великий полон. Изрядный вклад в то, чтобы дело приняло такой поворот, внес дворянин Голохвастов, разумный и хитрый, доставивший письмо султану турецкому Селиму[49] с предложением заключить союз, который мог бы обуздать крымского хана, укоротить руки Литве и Польше.

Сумел Голохвастов убедить Селима в том, что опасно ему возвеличивание Мухаммед-Гирея, притязающего на Астрахань и Казань и мечтающего создать орду, равную по могуществу Батыевой,[50] оттого султан и урезонил крымского хана, направив готовое идти на Казань войско воевать Литву и Польшу. И хотя не удалось Голохвастову уговорить Селима передать Крымское ханство[51] племяннику Мухаммед-Гирея Геммету-царевичу, который тянулся сердцем к России, Селим все же послал ласковый ответ, а чтобы доказать свою дружбу, повелел пашам тревожить набегами Сигизмундовы владения. Это кроме похода крымского хана.

вернуться

38

Обошелся он с Казанью мягче… чем с… Новгородом — в 1471 г. новгородская рать была разгромлена московским войском, в плен взяты многие знатные новгородцы, по договору Новгород обязался выплатить около 70 пудов серебра контрибуции, вернуть захваченные у Москвы земли. В 1478 г. Иван III добился окончательного подчинения города: 18 января весь Новгород Великий бил челом о принятии его на службу.

вернуться

39

бесчестие и позор …Василия Темного — Василий II Темный (1415-62) с 1425 г. великий князь московский, в 1446 г. ослеплен кн. Дмитрием Шемякой (отсюда прозвище Темный). Во время похода на Казань (1445 г.) Василий II раненым попал в плен и был отпущен за большой выкуп.

вернуться

40

ханство сарацинское… — Сарацины, название, принятое у европейцев по отношению к арабскому населению северо-западной Аравии, а затем распространенное на всех арабов и на некоторые народы Ближнего Востока.

вернуться

41

Мухаммед-Амин (Мухаммед-Эмин, Магмет-Аминь) (?-1518) — казанский хан, после смерти отца хана Ибрагима боролся за престол с братом Али-ханом, вынужден был бежать в Россию, получил от Василия III в кормление Каширу. В 1502 г. в результате переговоров Ивана III оказался на казанском престоле.

вернуться

42

Отложиться — отказаться от повиновения, перейти под другую власть.

вернуться

43

Улус — родоплеменное объединение с определенной территорией, подвластное хану, поселение, стойбище татаро-монгольских народов.

вернуться

44

Кяфир — неверный, неверующий.

вернуться

45

Тахарата — тахара — очищение — ритуальное омовение.

вернуться

46

В присутствии беев, мурз и уланов… Бей — князь, господин, титул родоплеменной, феодальной знати; мурзы — дети князей; уланы — главнейшие сановники; в Золотой Орде члены ханской семьи из линий, не восходивших на престол; конные воины, вооруженные копьями, пиками.

вернуться

47

Муфтий — богослов, высшее духовное лицо у мусульман, облеченное правом выносить решения по религиозно-юридическим вопросам.

вернуться

48

Сигизмунд I Старый (1467–1548) — король польский и великий князь литовский с 1506 г.

вернуться

49

Селим I Грозный (1467/70-1520) — с 1512 г. турецкий султан.

вернуться

50

…орду, равную по могуществу Батыевой — Батый (1208-55) — монгольский хан, внук Чингисхана и создатель Золотой Орды. В состав этого феодального государства, основанного в начале 40-х гг. XIII в. входили Западная Сибирь, Северный Хорезм, Волжская Болгария, Северный Кавказ, Крым.

вернуться

51

Крымское ханство — в 1443–1783 гг. государство в Крыму, выделилось из Золотой Орды, занимало Крымский полуостров и земли на север и восток от него, четких границ не имело. С 1475 г. вассал Турции.

3
{"b":"228914","o":1}