ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обрадованный итогами конкурса, Степан Осипович не преминул откликнуться на одержанную победу такими строками:

«Чтобы идти такой лихорадочной скоростью, надо, отбросив самолюбие о том, что твое и что мое, брать то, что лучше. Иногда вскоре после решения сказывается ошибочность его — и тогда надо иметь гражданское мужество тотчас в этом сознаться, чтобы исправить зло в самом начале!.

Техника не терпит неправды».

Глава шестая. В море - дома, на берегу - в гостях

Россия, строившая броненосный флот, очень нуждалась в любом опыте его создания. Как, впрочем, и все другие морские державы. Контр-адмирал Макаров совершает заграничную поездку для осмотра заводов, изготовляющих корабельные орудия и корабельную броню. Его всюду принимали с подчеркнутым почтением, поскольку речь шла о возможных размещениях значительных и долгосрочных российских военных заказов, которые казна империи оплачивала золотыми рублями.

В должности главного инспектора морской артиллерии Степану Осиповичу пребывать долго не пришлось. Он получает новое назначение: Адмиралтейство вновь дает ему возможность «походить по морю». Чего, собственно говоря, желал и сам Макаров, не раз высказываясь на сей счет.

В феврале 1894 года в экипажах кораблей Практической эскадры Балтийского моря с большим воодушевлением встречается известие о назначении нового младшего флагмана:

— Кого назначили?

— Макарова, контр-адмирала. Главного инспектора флотской артиллерии.

— Командира парохода «Константина» с Русско-турецкой войны?

— Его. Скобелевского побратима... К жизни в море Степану Осиповичу было не привыкать. Он был прекрасно знаком с матросскими кубриками, офицерскими каютами, привычен к походному быту. Теперь ему предназначалась адмиральская каюта. Но распорядок дня для него оставался прежним, таким, какой требовала повседневная корабельная жизнь.

С июля до поздней осени контр-адмирал руководит на просторах Балтики боевой учебой эскадры. В ней были собраны все броненосные корабли Балтийского флота, которые можно было поставить в боевой строй. Макаров стремится как можно лучше ознакомиться с подчиненными ему экипажами и командирами кораблей. Флаг младшего флагмана с каждым выходом в море поднимается то на эскадренном броненосце «Наварин», то на крейсере 1-го ранга «Рюрик», то на эскадренном броненосце «Гангут».

Каждое учебное плавание для моряков-балтийцев становилось «школой Макарова» с реальными трудностями, напряжением сил, взыскательной требовательностью, экзаменами на зрелость боевой выучки, морской практики и культуры. Проводимые морские учения отличались разнообразием и сложностью решаемых задач. «Школа Макарова» становилась предметом гордости как нижних чинов, так и корабельных офицеров.

Тем временем, урывая от походной службы и сна драгоценные часы и минуты, Степан Осипович продолжает заниматься научными разработками. Пытливый ум флотского новатора вторгается все в новые и новые области морской науки. В июне 1894 года он принимает от сослуживцев новые поздравления. Журнал «Морской сборник» публикует статью «Разбор элементов, составляющих боевую силу судов». То был еще один заслуженный успех.

Получив неофициальный, но вполне заслуженный титул «покорителя брони», контр-адмирал Макаров в ноябре 1894года назначается командующим экспедиционной русской эскадрой в Средиземном море. Он без промедления покидает Санкт-Петербург и спешит в греческий порт Пи-рей, где стояли броненосные корабли эскадры.

Средиземноморская эскадра представляла из себя немалую силу: броненосный флагман «Император Николай I», крейсер «Владимир Мономах», канонерские лодки «Кубанец», «Гремящий», «Отважный», императорская яхта «Полярная звезда» и четыре миноносца. В случае международной напряженности эскадра могла «подкрепить» собой государственные интересы Российской империи на Средиземноморье.

Свой адмиральский флаг Степан Осипович поднимает на эскадренном броненосце «Император Николай I». Однако долго командовать ему Средиземноморской эскадрой не пришлось.

Заканчивался XIX век. На Дальнем Востоке назревала большая война, грозившая втянуть в себя не только азиатские страны. Набиравшая силу Страна восходящего солнца в 1894 году напала на императорский Китай. Японцы легко разгромили слабый китайский флот и вышли полными победителями в войне.

России в преддверии нового столетия пришлось всерьез задуматься о безопасности своих дальневосточных границ. Они требовали защиты не только на суше, но и на море. 24 января 1895 года русская Средиземноморская эскадра снимается с якорей и отправляется на усиление флота Тихого океана.

Переход макаровской эскадры в воды Дальнего Востока прошел без каких-либо неприятностей. Соединившись в Японском море с тихоокеанской эскадрой вице-адмирала Сергея Петровича Тыртова, Макаров становится младшим флагманом объединенных корабельных сил.

В апреле 1895 года русская эскадра курсировала в южной части Желтого моря близ китайского полуострова (и одноименной провинции) Шаньдун. Корабельная бронированная армада выглядела достаточно внушительно: «Память Азова» под флагом старшего флагмана вице-адмирала Тыртова, «Император Николай I» под флагом младшего флагмана контр-адмирала Макарова, «Гремящий», «Всадник», «Адмирал Корнилов», «Адмирал Нахимов», «Рында», «Кореец», «Свеаборг», «Гайдамак».

В этих водах только недавно отгремели артиллерийские залпы Японо-китайской войны. Началась она в самом что ни на есть самурайском духе. Флот Японии начал боевые действия против морских сил Китая 25 июля 1894года. Токио же официально объявило войну Пекину «в защиту независимости Кореи» только 1 августа.

Войне предшествовали события в Корее, в итоге которых посаженный японцами на трон в Сеуле отец арестованного короля Страны утренней свежести объявил войну Китайской империи и «попросил» Страну восходящего солнца об изгнании из Кореи китайских войск. Те находились там по приглашению королевского правительства, не сумевшего собственными силами подавить народное восстание.

На Японских островах к такой войне оказались готовы полностью. Близ устья реки Ялу был наголову разгромлен китайский флот под флагом адмирала Тинга, и тому пришлось покончить жизнь самоубийством. После этого японцы захватили Вэй-Хай-Вэй и южную часть Квантунского полуострова, высадили десант на остров Формозу (Тайвань).

Война завершилась подписанием Симоносекского мирного договора. По нему Китай «потерял» Корею и уступил победительнице Ляодунский полуостров, южную часть Мукденской провинции, острова Пескадорские и Формозу. Японии выплачивалась огромная контрибуция в 200 миллионов таэлей.

Эти события затрагивали государственные интересы России на Дальнем Востоке. Потому и было принято решение в Санкт-Петербурге об усилении эскадры Тихого океана частью Средиземноморской эскадры, которая через Суэцкий канал направилась на Восток.

Макаров с головой уходит в дело повышения боевой готовности военно-морских сил России на Дальнем Востоке. Он налаживает систему повседневной боевой учебы, заботится о местах базирования, готовит новую инструкцию готовности эскадры к боевым действиям в случае возникновения военного конфликта.

По этому поводу у него состоялся откровенный, хотя и резковатый разговор с первым флагманом Тихоокеанской эскадры вице-адмиралом Тыртовым, которого Макаров искренне уважал за искреннюю любовь к флотской жизни.

— Степан Осипович, у меня к вам настоятельная просьба представить соображения о том, как готовить суда к бою и как вести бой.

— Очень нужное сейчас дело. В каком виде, Сергей Петрович, мне представить свои соображения на сей счет?

— В виде боевой инструкции.

— Тогда уже сейчас надо прекратить на кораблях учения, не имеющие целью повысить боеспособность судна.

— Но ведь войной нам пока не угрожают, Степан Осипович.

— В том-то и дело, что пока.

— На чем вы еще будете настаивать как автор инструкции для эскадры?

41
{"b":"228921","o":1}