ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Артиллерийский боезапас порт-артурской крепости пополнялся медленно. Уже после войны специальная комиссия сделает следующий вывод: «Боевыми припасами Порт-Артур был снабжен недостаточно...»

Как показали начальные события Русско-японской войны, на Дальнем Востоке оказалось мало и артиллерийских войск. Главную их силу составляла крепостная артиллерия.

Она состояла из 4 батальонов, одной отдельной роты и трех отдельных команд крепостной артиллерии. Два батальона находилось во Владивостокской крепости, два — в Квантунской области (в Порт-Артуре). Отдельная рота стояла в городе Николаевске-на-Амуре, защищая вход в амурское устье.

Из тяжелой крепостной артиллерии на Дальнем Востоке находились в небольшом числе устаревшие 152-миллиметровые полевые мортиры образца 1887 года. Они имели низкую скорострельность и малую дальность стрельбы.

Вице-адмирал Макаров оказался прав в своих опасениях за вооружение русской крепости на южной окраине Маньчжурии, на Ляодуне. В самом начале войны в Порт-Артур завезли по железной дороге еще пушки, но их оказалось, как показала осада и штурмы крепости, недостаточно. К тому же орудия надлежало устанавливать уже на готовые фортификационные сооружения, а их еще только возводили.

Находившийся вдали от Порт-Артура вице-адмирал Макаров был достаточно хорошо осведомлен о ходе строительства морской крепости на Ляодунском полуострове. На служебных совещаниях и в кабинетах Морского министерства он с нескрываемой озабоченностью говорил:

— Нельзя так долго строить крепость на Ляодуне. Война придет к ней через несколько лет. И как жить тогда броненосной эскадре в порт-артурской гавани? Вот вопрос.

— В чем же он состоит?

— Прежде всего в том, что в порт-артурском порту не ожидается в ближайшие годы доков для ремонта боевых судов. Даже малых. Для, например, миноносцев.

— Однако в перспективном плане такие доки значатся. Нужно только время и финансы.

— А внутренняя гавань? А выход из нее в море? Внутренний рейд даже и не думают углублять.

— Какие могут, Степан Осипович, быть углубляющие работы, когда министерство финансов не может своевременно профинансировать строительство крепостных работ.

— Гавань внутреннюю, те ее участки, где стоят броненосцы, надо углубить. Обязательно углубить. Но это eще не все в обустройстве корабельных стоянок.

— А что еще?

— Надо построить молы для защиты внешнего рейда и якорных стоянок порт-артурской эскадры от штормовой непогоды. А постройка эта и не начиналась.

— До молов ли сегодня в Порт-Артуре? На сухопутном обводе начинается возведение только первого крепостного форта. Вот где нужны сейчас силы китайцев-землекопов.

— Все это верно. Но и об обустройстве флотских сил надо думать. Им первым воевать придется, а не армейцам на суше...

В начале 1902 года Степан Осипович вновь стал «осаждать» Морское министерство. Дело было в том, что в декабре 1901 года с Дальнего Востока для ремонта на Балтике ушел броненосный отряд контр-адмирала Г. П. Чухнина. В его состав входили эскадренные броненосцы «Наварин», «Сисой Великий», крейсера «Дмитрий Донской», «Владимир Мономах», «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Корнилов». За время тихоокеанской службы они основательно поизносились, а ни в Порт-Артуре, ни во Владивостоке ремонтной базы не имелось.

Взамен же ушедшим судам ни с Балтийского, ни с Черного морей в Порт-Артур броненосные корабли посланы не были. Так флот Тихого океана оказался заметно ослаблен — на целый броненосный отряд. По такому поводу у вице-адмирала Макарова состоялся бурный разговор с чинами Морского ведомства, которые были ответственны по долгу службы за флот Тихого океана и Порт-Артур:

— Хочу заметить, что отправка на ремонт двух броненосцев и четырех крейсеров не делает наш флот на Тихом океане сильнее. Ушедший оттуда тыртовский отряд в Порт-Артуре следует восполнить.

— У нас решения генерал-адмирала и великого князя пока нет.

— Тогда надо ему вежливо напомнить докладной запиской о неблагоприятном повороте дел.

— Почему неблагоприятном? Броненосцы и крейсера пришли на Балтику для планового ремонта. Места на балтийских заводах для них были запланированы еще ранее.

— Тогда почему не была спланирована заранее отправка другого броненосного отряда на Дальний Восток?

— Потому что морским крепостям Порт-Артуру и Владивостоку там никто не угрожает.

— А как же тогда глядеть на японские кораблестроительные программы?

— Но и мы строим военные корабли. Императорский флот на сегодня не чета японским морским силам. На одной Балтике достаточно броненосцев, превосходящих их в мощи.

— Эти броненосцы надо еще переслать на Дальний Boсток. И не все они на ходу для такого перехода в три океана. Я с многими из них по Кронштадту хорошо знаком.

— Ваше превосходительство, есть решение Адмиралтейства ускорить ремонт судов отряда контр-адмирала Чухнина.

— Но это малое утешение, если порт-артурская гавань заметно опустела.

— Степан Осипович, заверяем вас, что чухнинские суда вернутся на флот Тихого океана.

— Значит, замены им весной не ожидается?

— По всей видимости, в ближайшие месяцы отправка в Порт-Артур броненосного отряда на пополнение тамошней эскадры не ожидается.

Чины Адмиралтейства не обманули кронштадтского главноуправляющего. Подремонтированные на балтийских заводах эскадренные броненосцы «Наварин» и «Сисой Великий», крейсера «Дмитрий Донской», «Владимир Мономах» и «Адмирал Нахимов» действительно вернулись на Дальний Восток. Вернулись, чтобы бесславно погибнуть в Цусимском морском сражении. Там не будет только крейсера «Адмирал Корнилов»...

Степана Осиповича страшно поражало благодушие императорского двора и особенно военного министра генерала от инфантерии А. Н. Куропаткина в дальневосточных делах. Это благодушие, как ни странно, шло из посольства России в Токио. Поразителен в недооценке вероятного противника, например, такой случай.

Российский военный агент (современный военный атташе) в Японии в звании подполковника Генерального штаба давал японской армии в 1900 году следующую оценку:

«Японская армия далеко еще не вышла из состояния внутреннего неустройства...

Пройдут десятки, может, сотни лет, пока японская армия усвоит себе нравственные основания, из которых зиждется устройство всякого европейского войска, и ей станет по плечу тягаться на равных основаниях хотя бы с одной из самых слабых европейских держав».

Поразительно и то, что бывший тогда военный министр Куропаткин собственноручно написал на этом документе такое заключение:

«Увлечений наших бывших военных агентов японской армией уже нет.

Взгляд трезвый.

Куропаткин».

Сам российский военный министр после инспекторской поездки на Дальний Восток считал внешнеполитическое положение там для России вполне благоприятным. В июле 1903 года он вернулся с императором Николаем П.

— Алексей Николаевич, каковы ваши впечатления от поездки на Дальний Восток?

—- Самые благоприятные, ваше величество.

— Тогда кратко доложите о положении дел. Решена ли нами безопасность Приамурья и земель по Уссури?

— Мы можем быть вполне спокойны за участь Приамурского края.

— Как, на ваш взгляд, будущее порт-артурской крепости?

— Мы можем быть спокойны и за судьбу Порт-Артура. Это мощная морская крепость.

— А как с маньчжурскими делами?

— Военное министерство надеется отстоять без труда Северную Маньчжурию.

— Благодарю вас, Алексей Николаевич. Мы решили еще раз послать вас на Восток с официальной поездкой.

— Куда, извольте спросить, ваше величество?

— На Японские острова.

— Цель моего визита?

— Вы должны как военный министр и опытный в армейских делах человек привезти оттуда трезвое впечатление о состоянии военных сил японцев. Мы должны знать, могут ли они угрожать России сегодня или завтра.

— Будет исполнено.

— За это время я постараюсь пристально ознакомиться с вашим докладом об инспекции наших военных сил на Дальнем Востоке и в Порт-Артуре...

64
{"b":"228921","o":1}