ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава десятая. Начало войны с Японией

Макаров во все колокола бил тревогу, предостерегал уже не о неизбежности войны на Востоке, а о необходимости уберечь флотские силы от внезапного нападения японцев. А в кабинетах Морского министерства, в Зимнем дворце, в дипломатическом ведомстве продолжали рассуждать о том, что японцы «не посмеют первыми напасть на русский флот».

Молчал телеграф, связывавший столицу с далеким Порт-Артуром. Там тоже все дышало благодушием, шедшим прежде всего от царского наместника на Дальнем Востоке адмирала Е. И. Алексеева, внебрачного сына императора Александра II. Он тоже «не видел» последних приготовлений Токио к войне.

Преступным являлось и то, что японских приготовлений к войне «упорно не видели» и в Военном, и в Морском ведомствах России. Военный министр генерал от инфантерии Куропаткин продолжал считать, что реальной опасности для государства на Востоке нет и пока не предвидится,

Потом скажут, что автор «весьма секретного письма» как будто глядел в воду порт-артурской гавани. В ночь с 26 на 27 января 1904 года японские миноносцы внезапно и, по сути дела, беспрепятственно атаковали русскую тихо-океанскую эскадру, мирно стоявшую на незащищенном внешнем рейде Порт-Артура, не имея даже противоминных сетевых или боновых заграждений.

Ночному нападению на внешний рейд Порт-Артура предшествовал секретный приказ, который получил из Токио командующий Соединенным флотом вице-адмирал Хейхатиро Того. Полученный приказ не давал ему ни дня на размышления и на какие-либо приготовления. Войну на море против России приказывалось начать без промедлений в эту же ночь.

Того немедленно собрал на своем флагманском броненосцекомандиров кораблей и отдал им, в свою очередь, следующие распоряжения:

— Мною из столицы получен приказ начать войну. Я предлагаю вам теперь же со всем флотом направиться в Желтое море. Там мы атакуем суда неприятеля, стоящие в Порт-Артуре и Чемульпо.

Хейхатиро Того оглядел присутствовавших на военном совете своих помощников, командиров броненосных кораблей и отрядов легких минных сил. По выражению лиц флотоводец понял, что все готовы сразиться с противником и что война с Россией для них давно решенный вопрос. Командующий Соединенным флотом Страны восходящего солнца продолжил свою краткую речь:

— Начальнику четвертого боевого отряда контр-адмиралу Уриу со своим отрядом и девятому и четырнадцатому отрядам миноносцев предписываю без промедления идти в Чемульпо.

Контр-адмирал С. Уриу встал из-за стола и в знак признательности за оказанное в начинающейся войне высокое доверие отвесил поклон полновластному командующему флотом. Хейхатиро Того продолжил, обращаясь к Уриу:

— На всякий случай вы получаете усиление. По пути к вашему отряду присоединится крейсер «Асамо».

— Моя задача в Чемульпо?

— Атаковать в этом корейском порту неприятельские корабли. А также охранять высадку армейских войск в Чемульпо со стороны моря.

— По последним донесениям из Чемульпо, там находятся не только русские военные суда.

— Итальянцы, американцы и кто там еще есть в нашу войну с Россией вмешиваться не будут. Этому есть полная дипломатическая гарантия.

Контр-адмирал Уриу, не задавая больше вопросов, сел на свое место за столом. Командующий Соединенным флотом продолжил:

— Сам я, по воле священного микадо, с первым, вторым и третьим боевыми отрядами вместе с отрядами истребителей пойду прямо в Порт-Артур. Отряды миноносцев ночью атакуют русские суда, стоящие на внешнем рейде. Атаковать же броненосной эскадрой неприятеля я предполагаю на следующий день. Все, господа адмиралы и офицеры.

Собранные на флагманском корабле командиры японских морских сил встали. Вице-адмирал Хейхатиро Того напутственно сказал им:

— Русские в Порт-Артуре по своей европейской наивности не ожидают на них нападения. Это прекрасно. Это одно из слагаемых боевой удачи японского самурая. А мы все по происхождению из касты самураев...

В ночь на 27 февраля порт-артурская эскадра стояла скученной на внешнем рейде морской крепости по диспозиции не военного, а мирного времени. Уже одна такая беспечность была преступной. Экипажи в полном составе находились на кораблях, на которых были заряжены все орудия, кроме крупнокалиберных — башенных. Вахта каких-либо дополнительных указаний по случаю тревожного времени не получала. На судах эскадры, как обычно, горели штаговые и кормовые огни.

В ту ночь в морском дозоре находились два эсминца: «Расторопный» и «Бесстрашный». На первом из них (и, возможно, на втором) торпедные аппараты не были заряжены. Оба миноносца несли дозор с открытыми отличительными огнями.

Подходы к внешнему рейду со стороны моря освещались мощными прожекторами с эскадренного броненосца «Ретвизан» и крейсера «Паллада». К тому же каждое стоявшее на якоре судно несло отличительные огни. Так что различить место стоянки русской эскадры на внешнем рейде в темную ночь не составляло больших трудов.

Самой большой оплошностью русской стороны в ту ночь оказалось то, что дежурные крейсера эскадры — «Ас-кольд» и «Диана», вместо того чтобы быть в море, находились только в готовности на случай выхода по тревоге.

В своих воспоминаниях о деятельности 1-й Тихоокеанской эскадры и морских команд во время осады порт-артурской крепости капитан 1-го ранга М. Бубнов писал:

«Выходило так, что, с одной стороны, принимают меры предосторожности, с другой — нет. С судов свезли все деревянные предметы, а сетей против торпед не привязывают Две или три последние ночи перед атакой японцев суда наши готовились по вечерам к отражению торпедной атаки, но сети все-таки не привязывали. Наоборот: на «Полтаве» адмирал Старк приказал отвязать сети и при этом сказал:

— Не возбуждайте тревоги.

А на «Севастополе» привязку сетей остановил. Не приказано было даже заряжать больших орудий, так как без выстрела разрядить их нельзя».

После войны относительно «сомнительных» приказаний вице-адмирала Старка тех последних мирных дней ходило много толков, вплоть до обвинения его в измене. Однако такие странные приказания начальника порт-артурской эскадры объяснились довольно просто. Они были вызваны атмосферой благодушия и беспечности, которая царила в штабе царского наместника адмирала Алексеева. Там войну теоретически ожидали, но в реальность ее мало кто верил.

На флагманском броненосце «Петропавловск» в 23 часа 26 февраля закончилось совещание командиров кораблей эскадры. Оно проходило у вице-адмирала О. В. Старка. На совещании обсуждались мероприятия против возможного нападения японцев. Прощаясь с офицерами, начальник морского штаба царского наместника на Дальнем Востоке контр-адмирал В. К. Витгефт напутственно сказал:

— Войны с Японией, господа, не будет. Можете быть в этом полностью спокойны.

Один из командиров броненосцев не преминул спросить:

— Позвольте спросить, почему вы в этом так уверены?

— Да потому, что не японцам махать своим самурайским мечом перед лицом Российской империи. Японию должна устрашать только одна ее военная мощь.,.

Между тем японский Соединенный флот во всей своей силе прямым курсом приближался к цели, к Ляодунскому полуострову. В авангарде главных сил вице-адмирала Хейхатиро Того шел быстроходный отряд из легких крейсеров и миноносцев. Вслед за ними шли эскадренные броненосцы и броненосные крейсера. Желтое море еще никогда не видело такой мощной корабельной армады.

На всем своем пути от Японских островов к Порт-Артуру японский Соединенный флот никаких препятствий не встретил. Равно как и разведывательных судов противной стороны из дальних дозоров. А им бы следовало со всей бдительностью сторожить дальние подступы к Ляодуну.

На то она и готовящаяся война, чтобы бдить врага.

По пути отряд контр-адмирала С. Уриу, состоявший из пяти крейсеров, восьми миноносцев и трех транспортов с десантными войсками, отделился от главных сил и повернул вправо, к побережью Кореи. Путь отряд держал в порт Чемульпо.

72
{"b":"228921","o":1}