ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ваши люди могут сами разгадать порядок выхода русских миноносцев из внутренней гавани на внешний рейд? И организацию патрулирования его отрядами миноносцев?

— Это невозможно, ваше превосходительство.

— Почему? Еще месяц назад морская разведка действовала намного успешнее.

— Русские миноносцы выходят из гавани только с наступлением темноты и с потушенными ходовыми огнями. С берега трудно разобраться в системе их маневрирования.

— Тогда вам задача: надо добыть приказ адмирала Макарова миноносным силам порт-артурской эскадры по действиям ночью. Для меня он очень важен.

— Боюсь, ваше превосходительство, что это будет невозможно сделать.

— Повторяю: такой приказ надо добыть. Любой ценой. Он для нас очень важен. В средствах щепетильными быть нe следует...

Такой макаровский приказ японская разведка при всех своих стараниях так и не смогла добыть до самого дня сдачи порт-артурской крепости. А такой приказ за № 19 от 4 марта 1904 года действительно был. В нем говорилось следующее: «Объявляю следующий порядок входа миноносцев но-чью на внутренний рейд.

Миноносец, имеющий намерение ночью войти в гавань, должен прийти на линию створных знаков и показать миганием фонаря, защищенного с другой стороны, опознавательные знаки; получив ответ с Золотой горы, он ожидает, чтобы зажгли створные огни и потушили прожекторы, что делается по телеграфному извещению с Золотой горы. После этого он открывает отличительные огни и идет по створу. Навстречу ему высылается с охранных судов как можно скорее паровой катер, который подходит к миноносцу и, удостоверившись разговором и осмотром, что миноносец наш, пропускает его. Если узнает, что миноносцев несколько, то осматривает каждого и пропускает.

Если на катере обнаружат неприятельский миноносец, тооткрывают по нему огонь, что служит сигналом для начала электрического освещения с батарей и огня с них.

Как только миноносец или миноносцы и сторожевой ка-тер пройдут линию охранных лодок, командир старшей из них начинает освещение прожектором, что служит сигналом для начала электрического освещения с батарей и закрытия створных знаков.

Командиру порта организовать быстрое зажигание и тушение створных знаков по сигналу с Золотой горы.

Командующий флотом Тихого океана

Вице-адмирал Макаров».

Следует заметить, что в самом скором времени японским лазутчикам, довольно удачно пробиравшимся в русскую крепость морем на китайских джонках под видом рыбаков и мелких торговцев, стало намного труднее покидать Порт-Артур с донесениями. В один из дней во внутреннем бассейне появилось достаточное число морских патрулей на шлюпках и паровых катерах, которые проверяли каждое суденышко, которое отходило от причалов города.

А причина опять-таки крылась в приказе вице-адмирала Макарова, который решил «прихлопнуть» всякое частное плавание во внутренней гавани и на внешнем рейде. Он не верил в безобидность любопытства местных рыбаков купцов и нищих. Особенно тех, кто знал все уголки порт-артурской бухты, умело управлял парусной лодкой и любил выходить в открытое море по ночам.

Макаровский приказ № 39 от 15 марта 1904 года начинался словами:

«1) Через полчаса после захода солнца воспрещается в Восточном бассейне и на внутреннем рейде, в районе расположения военных судов, всякое движение частных шлюпок: европейского, китайского и всякого другого образцов...»

Исполнение этого приказа было связано с введением на эскадре системы паролей, отзывов и пропусков. Это касалось передвижения любых плавучих средств во внутренней гавани Порт-Артура и на внешнем рейде в любое время суток. О необходимости введения такой охранительной системы Степан Осипович объявил на совещании командиров кораблей и работников штаба эскадры:

— В свое время адмирал Чихачев, командуя в 1884 году Практической эскадрой флота Балтийского моря, ввел систему пароля, отзыва и пропуска. Сегодня ее совершенно забыли, и это меня озаботило. А ведь это прямая забота начальника штаба эскадры контр-адмирала Моласа.

— Почему озаботила, Степан Осипович?

— Потому, что мною с «Петропавловска» уже не раз замечалось, как китайские джонки и просто лодки с городскими обывателями беспрепятственно подходят к судам, причаливают и отчаливают от Адмиральской пристани в гавани. На войне такого допускать никак нельзя.

— Но как мы можем, особенно ночью, проконтролировать движение по внутреннему бассейну и присутствие посторонних людей на причальной линии?

— Очень просто. Путем введения пароля, отзыва и пропуска. Как это делается в сухопутной армии. У нее надо учиться не допускать в свое расположение людей посторонних.

— Каким, Степан Осипович, на ваш взгляд, должна быть система пароля, отзыва и пропуска?

— Для пароля лучше брать название какого-нибудь го-рода. Для отзыва — имя святого. Для пропуска — название предмета или понятия из военного быта.

— Кто будет иметь право назначать на эскадре пароль, отзыв и пропуск?

— Командующий эскадрой или в мое отсутствие — начальник штаба эскадры. Он сообщает их командирам судов в запечатанных конвертах на каждый следующий день. От этого зависит сохранение от врага военной тайны.

— Кому должен сообщаться пароль?

— Только офицерам и тем унтер-офицерам, которые в данный день исполняют офицерские обязанности.

— Отзыв?

— Командирам сторожевых и объездных шлюпок. И еще тем, кто посылается с поручениями за линию объездов и патрулей.

— Пропуск?

— Он сообщается всем чинам, вступающим в караул, и на шлюпки, посылаемые с приказаниями или по другим случаям с одного корабля на другой. Пропуск служит средством для узнавания своих и распознания чужих.

— С какого дня на эскадре будет введен пароль, отзыв и пропуск?

— С вечера сегодняшнего дня.

— Будет ли нам сегодня о них объявлено? Или мы получим их в конвертах?

— Сегодня будет исключение, поскольку все ответственные лица в сборе. Прошу запомнить мною сказанное. Записывать не следует. Пароль — Севастополь. Отзыв — Святой Симеон. Пропуск — лядунка...

...Однажды командующий флотом вызвал к себе начальника штаба контр-адмирала Моласа. Макаров выглядел явно озабоченным:

— Командиры броненосцев и некоторых крейсеров докладывают мне, что очень часто стали у них слышаться японские переговоры по беспроволочному телеграфу.

— Это не новость, Степан Осипович. Такие донесения командиров кораблей эскадры поступают в штаб с самых первых дней войны.

— Можем ли мы технически вредить переговорам не приятеля по воздуху?

— Сейчас нет. У нас слабы по дальности поповские станции и их мало.

— Что на этот счет думало прежнее командование эскадры?

— Был сделан запрос в Морское министерство за подписью наместника адмирала Алексеева. Но для Порт-Артура новых аппаратов беспроволочного телеграфа так и не нашлось. По крайней мере, они не доставлены и по сей день.

— Однако расшифровка переговоров японцев может дать нам ценнейшую разведывательную информацию.

— Вне всякого сомнения, Степан Осипович.

— Тогда возьмите эти листы бумаги. На них я набросал приказ об использовании беспроволочного телеграфа в военной обстановке. Сегодня же разослать приказ на суда.

— Будет исполнено...

Макаровский приказ, говоря современным языком, о радиоразведке и радиомаскировке на флоте интересен хотя бы тем, что среди подобных в мировой военной истории он если не самый первый, то один из первых. Приказ от 7 марта 1904 года за № 27 гласил следующее:

«Принять к руководству следующее:

1) Беспроволочный телеграф обнаруживает присутствие, а потому теперь же поставить телеграфирование это под контроль и не допускать никаких отправительных депеш или отдельных знаков без разрешения командира, а в эскадре — флагмана. Допускается на рейдах, в спокойное время, поверка с 8 до 8 с половиной час. утра.

2) Приемная часть телеграфа должна быть все время замкнута так, чтобы можно было следить за депешами, и если будет чувствоваться неприятельская депеша, то тотчас же доложить командиру, определить, по возможности заслоняя приемный провод, приблизительное направление на неприятеля и доложить об этом.

90
{"b":"228921","o":1}