ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Затем слушали доклад капитана Портсмутского порта контр-адмирала Мура о состоянии русской эскадры в настоящее время. Мур был категоричен: русские находятся на пороге полной катастрофы. Свой вывод адмирал аргументировал веско:

– Джентльмены! Все до одного корабля России, дошедшие до моего порта, едва держатся на плаву. Я побывал под различными предлогами на большинстве из них и убедился в этом лично. Это же подтверждают и сами офицеры эскадры, в частности, наш соотечественник капитан Роксбург. Один из их флагманских кораблей тонет прямо в гавани и представляет собой груду дров. Я, джентльмены, как вы знаете, не одно десятилетие провел на палубах кораблей «летучей рыбы», но, поверьте слову старого моряка, ни за что на свете не вышел бы в море ни на одной из подобных посудин. Корабли русских рассыпаются даже на малой волне. Их капитаны безумно храбры, но настолько же и самонадеянны, что неминуемо обернется гибелью в море. Они забывают, что ходить с рогатиной на медведя и заниматься мореплаванием – суть разные вещи.

– Что можно сказать о командах? – оживился дотоле откровенно грустивший герцог Кумберлендский, подвигая к себе списки спиридовских капитанов.

– Смертность матросов огромна. Ежедневно они выкидывают в море до десятка-полутора трупов. В соответствии с союзническим договором я вынужден был предоставить им Гослазский госпиталь. По моим подсчетам,. тяжелобольных у них – каждый пятый. Сами команды состоят сплошь из вчерашних крестьян, опытных моряков крайне мало. Бунтов пока нет, но люди изнурены до последней крайности. Офицеры большей частью держатся дерзко и решительно, говорить стараются о предстоящих боях с турками, а не о своем настоящем положении.

– Они еще говорят о боях? – удивленно поднял брови герцог Кумберлендский. – Вот уж воистину перепутали рогатину с мореплаванием!

Собравшиеся сдержанно посмеялись, по достоинству оценив шутку.

– Ну, а впечатление об их адмиралах? – выждав, пока стихнет шум, задал вопрос первый лорд.

– Спиридов как моряк опытен, но упрям и, что самое главное, не пользуется поддержкой петербургского двора. Елманов более гибок, хотя и груб. В экспедицию попал случайно, в последний момент, по прихоти Слиридова, что может сказаться в будущем в их взаимоотношениях.

– Достаточно! – Первый лорд жестом остановил Мура. – Садитесь! Кто желает высказаться, джентльмены?

Слова попросил высокий и худой вице-адмирал Сандерс, командующий эскадрой метрополии:

– По-моему, здесь все ясно. Корабли у русских тонут, люди умирают, а ведь они не прошли еще и половины пути. Впереди Бискай! Если даже часть из них доберется до Средиземного моря, то там их быстро добьют турки, флот которых сейчас вполне боеспособен. Сандерса дружно поддержали остальные.

– Понятно, – остановил дебаты лорд Гаукс. – Теперь о наших отношениях с русскими. Вчера я имел длительную беседу с Вильямом Питтом, который рекомендовал нам не слишком усердствовать в своей помощи им, а делать только то, что не сделать уже никак нельзя. Согласно договору, мы должны прикрывать русских от французского флота, но кто упрекнет нас, если мы случайно разминемся с ними и французы окажутся один на один с кораблями Спиридова? В море ведь всякое бывает… Наша цель – не обеспечить победу русских на Средиземноморье, а лишь хорошенько ткнуть туда всей их медвежьей мордой, да так, чтобы они там ее и разбили! Поэтому вам, Сандерс, предстоит идти вслед за русскими и следить за каждым их шагом. – Моя эскадра готова! – вскочил тот с места.

– Но учтите, сражаться вам, возможно, придется не с французами, как будет официально объявлено в парламенте о целях вашей экспедиции, а с русскими.

Первый лорд знал, что говорил. Свою карьеру он начал именно с этого, напав вероломно перед Семилетней войной на французский торговый конвой и уничтожив его. Сандерс был тоже из решительных.

– У меня 11 кораблей, это более 800 орудий, я перетоплю всех, кто будет стоять у меня на пути, как котят! – Нужна ли помощь, адмирал?

– Единственная, сэр. Я хотел бы видеть под своим флагом вице-адмирала Джона Байрона* и капитанов, на которых мог бы положиться в трудную минуту.

– Я подумаю над этим, – кивнул лорд. – Теперь дальше. На днях я обговорил с новым русским послом Мусиным-Пушкиным вопрос о присутствии на эскадре Спиридова нашего представителя лорда Эффингема, который будет информировать вас обо всем, что происходит у русских. В дальнейшем эти обязанности возьмет на себя контр-адмирал Эльфинстон. Я верю, что мы ведем беспроигрышную игру…

В карете с резными якорями на дверцах контр-адмирал Мур возвращался в Портсмут. Другая карета с такими же адмиралтейскими якорями уносила в Плимут, где готовились к выходу в море ударные силы метрополии, вице-адмирала Сандерса. Настоящая политическая игра только начиналась!

Через двое суток поздним вечером из Лондона на север по направлению к старому Медменхемскому аббатству выехала карета. Окна ее были плотно зашторены от лишних взглядов. Далеко за городом в пещерах под аббатством собирались по ночам рыцари элитного клуба «Адского огня». Туда и спешила обитая клеенкой карета.

Первый лорд адмиралтейства адмирал Эдуард Гаукс прибыл вовремя. «Рыцари» и «рыцарши» как раз выстраивались для начала ритуального шествия под предводительством бывшего канцлера казначейства, а ныне уэст-уайкомбского помещика Фрэнсиса Дэшвуда. К нему-то и направлялся первый лорд за советом: ведь скромный «рыцарь» Дэшвуд имел за плечами три десятка лет шпионской деятельности, в том числе при дворе русской императрицы Елизаветы.

Надев маску и зажегши свечу, Дэшвуд жестом пригласил Гаукса присоединиться к шествию. Цепочка рыцарей потянулась под сень центральной пещеры Духов. Чинно вышагивали министры и банкиры, члены парламенты и герцоги. Были здесь лидер радикалов Джон Уилкис и даже всемирно известный французский шпион кавалер-девица Д'Эон.

– Что привело тебя к нам, Эдвард? – подошел к Гауксу Дэшвуд, когда они достигли центральной подземной залы.

Блики факелов и свечей метались по стенам, над головами бесшумно кружили потревоженные летучие мыши. Члены клуба развели костер и начали свою полушутливую мессу. Дэшвуд увлек Гаукса в дальнюю галерею.

– Так что привело тебя к нам, Эдвард? – спросил он адмирала еще раз, когда собеседники оторвались от остальных на почтительное расстояние.

– Мне нужен твой совет по созданию сети осведомителей на русской эскадре.

– Но ведь у тебя под руками вся секретная служба, Эдди!

– К сожалению, там нет такого специалиста по России, как ты, Фрэнс, поэтому я и прибыл к тебе на мессу!

Из центральной залы доносилось нестройное пение гимна Святого Фрэнсиса Уайкомбского.

– Хорошо, – подумав, ответил Дэшвуд, – не позднее чем завтра я буду у тебя, а теперь нам пора немного поразвеяться. – Он подал первому лорду новую свечу взамен догоревшей…

На следующий день в кабинете адмирала Гаукса встретились трое: сам хозяин, уэст-уайкомбский помещик Дэшвуд и глава секретной службы британского флота секретарь адмиралтейства Филипп Стефенс.

Секретарь без бумаг, на память, излагал свой план организации разведки:

– На каждом судне необходимо иметь осведомителя. Прежде всего я рассчитываю на наших офицеров, находящихся на русской службе. Здесь трудностей не будет. Мною предусмотрен также подкуп русских офицеров и матросов. Самое сложное, на мой взгляд, – пересылка депеш, поэтому думаю от них отказаться.

– Резонно, – кивнул Дэшвуд, – русская контрразведка хороша, и пересылка почтой равносильна публикации в газете.

– Но ведь у нас надежнейшие шифры, а декан Уиллес – лучший шифровальщик мира? – поинтересовался первый лорд.

– Это так, сэр, но самый дешевый шифр обходится казне не менее чем в полтораста фунтов, и при этом нет никаких гарантий, что русские и французы его не раскусят, – разъяснил Стефенс. – Так как же мы все-таки поступим?

– Думаю, помимо шифров следует писать тексты не видимыми чернилами на краях газетного листа. Депеши будут пересылать в Роттердам к местному нашему резиденту Уолтерсу, а уж от него – в Лондон. На весь путь не более месяца, так, думаю, будет безопаснее.

30
{"b":"228922","o":1}