ЛитМир - Электронная Библиотека

Близкие люди делают нас уязвимыми. Этим и воспользовался Рысев.

Услышав, что Таня в опасности, я растерялась. Но Коршунов принял быстрое решение. Он позвонил и назначил мне встречу на нашей «поляне». Он сделал вид, что поддался шантажу и намерен меня сдать. Однако хитрость заключалась в том, что на заброшенный завод я могла приехать первой. Там в тайнике хранилась моя снайперская винтовка. Я сразу поняла замысел Кирилла. Я должна опередить его, извлечь винтовку и подготовиться к встрече с противником.

И я помчалась.

Решившись на противостояние с Конторой, мы приобрели по доверенности вторую машину – «мицубиши лансер» с турбированным двигателем. Я люблю быстрые тачки с «механикой». У них больше возможностей, чем у сонных «автоматов». Нога давит на «газ», щетки смахивают с лобового стекла липкую грязь размочаленного снега, а в голове кружится вихрь тяжелых мыслей.

Территорию завода я знаю. Мне не составит труда найти удобную точку обстрела и ликвидировать двух подлецов. Убивать их нежелательно, достаточно вывести из строя. Как ни странно, это сложнее. Нельзя стрелять в голову, шею, грудь и живот. Остаются плечи, руки и ноги. Подобные заказы у меня бывали, справлюсь. А дальше следует обменять жизни агентов на жизнь Татьяны. Я не сомневалась, что так же думает Коршунов.

По радио в новостях упоминают о взрыве в Коломне. Я увеличиваю громкость.

«Экспертами установлено, – тараторит диктор, – что в квартире в момент сборки сработало самодельное взрывное устройство. Молодой мужчина, проживавший там без регистрации, исчез. Вероятно, он связан с террористами. Его ищут».

Вот как извернулись! Моего Колю объявили террористом. Такие дела расследует ФСБ, и всё будет под контролем Рысева.

Спидометр отмеряет километр за километром, я приближаюсь к заброшенному заводу первой, но вместо уверенности в голову лезут сомнения.

А что если противников окажется не двое, а больше? Агенты не простаки, подкрепление к ним может прибыть в любой момент. Справлюсь ли я? Мы имеем дело с могущественным противником, который решил меня уничтожить. Во власти генерала Рысева подключить к операции спецназ. Если завяжется перестрелка, он с легкостью отдаст приказ не щадить никого. Ему будет только на руку, если вместе со мной погибнут Коршунов и его агенты. Проект «СД» закроется наилучшим образом, а смерть сотрудников генерал спишет на борьбу с терроризмом.

Что же делать? Есть ли иной выход? Неужели я так и буду решать все проблемы с помощью метких выстрелов?

Чем больше я думаю, тем меньше становится скорость моего автомобиля. Принимая решение о захвате дочери Коршунова, Рысев наверняка просчитал наши ответные действия. «Когда нет выбора – делай то, что умеешь лучше всего». Это верное правило, которому меня обучил Посредник. А лучше всего я умею стрелять. И Рысев об этом знает. Мои методы сформированы под его влиянием. Я для него открытая книга.

К черту правила! Сейчас у меня есть выбор. Я не буду делать то, на что рассчитывает Рысь!

Я двигаюсь в крайнем левом ряду, смотрю на спидометр – скорость около шестидесяти. Увожу руль чуть вправо, нажимаю сцепление, резко срываю ручник и кручу руль влево. Визжат шины, «лансер» круто разворачивается на сто восемьдесят градусов и замирает на осевой линии. Умница!

Я втыкаю первую передачу и возвращаю руль на место. Бросаю сцепление – и «газ» в пол!

Да простит меня Коршунов, но на нашей «поляне» я появляться не собираюсь. Я принимаю другое решение. Это будет сюрприз для всех, в первую очередь для Рыси.

12

Служебный кабинет генерал-лейтенанта Рысева выглядел консервативно. Похоже, за последние полвека мебель здесь не менялась. Дубовый стол с зеленым сукном, на стенах панели из красного дерева потемневшего от времени, шкафы под потолок, в одном из которых затаился несгораемый сейф в рост человека, напольные часы с тяжелым маятником в углу, непроницаемые портьеры на окнах и портрет Дзержинского за спиной. Исключение составляло современное кресло хозяина со множеством регулировок и постоянно обновляемые средства связи.

Олег Владимирович подошел к часам, открыл стеклянную дверцу и подтянул цепочку с гирей. Столетний механизм, конфискованный когда-то чекистами из дворянского дома, функционировал исправно, чего нельзя было сказать о некоторых сотрудниках.

Пора уже кое-кому доложить об исполнении задания. Вчера два самых доверенных агента провалили операцию в Коломне. Мало того, подставили начальника! Разжаловать бы их и сослать к черту на кулички! Но слишком много знают, подлецы. С такими или вместе до могилы или отдельно в могилу каждого.

Сегодня время реванша.

Ранним утром Рысев дал четкие инструкции своему сотруднику в Калининграде, получил нужную видеозапись, и Коршунов сдался. Теперь дело за малым. Правда, пришлось пожертвовать секретным досье. Рысев пошел на этот шаг, потому что уничтожение досье отвечало и его интересам. Светлый Демон должна исчезнуть. Так же, как и ее послужной список, за которым просматривалась заинтересованная рука. Прошлое требовалось подчистить в предверии новой очень высокой должности.

Заработал мобильный телефон. Генерал-лейтенант взял трубку.

– Она не пришла, – сообщил майор Петров, известный по оперативному псевдониму Лесник.

– Ждите. Могла застрять в пробках.

– Она не приедет.

– Объясни, Петров!

– Коршун явился с «прослушкой».

– Козлы! – в сердцах выругался Рысев.

– Что с ним делать?

Генерал несколько раз сжал и разжал пальцы свободной руки. В молодости он получил ранение в левую ладонь, и хирург велел разрабатывать кисть. Привычка осталась. Это помогало успокоиться. Вот и сейчас злость осела, как муть в стакане «бормотухи». Генерал отдавал себе отчет, что сильные эмоции, будь то ненависть или любовь – плохой советчик. В любой схватке рассудок должен оставаться холодным.

«У чекиста должны быть чистые руки, горячее сердце и холодная голова» – наставлял романтиков Революции Дзержинский. Романтиков не стало, времена изменились. С чистыми руками не заметишь, как станешь грязным нищим, с горячим сердцем получишь инфаркт, а на счет головы возражение нет – мозги должны работать четко. Хотя бы у начальника. А что подчиненные опять лопухнулись – приходится мириться. Слишком умный подчиненный опасен. Рано или поздно он может занять твое место.

– Запри Коршуна в «бункер», – приказал генерал. – И предупреди, что он сам решил судьбу своей дочери.

«Бункером» именовалось одно из старых бомбоубежищ, которые активно строились в жилых кварталах Москвы вплоть до развала Советского Союза. Большинство из них теперь использовались как склады и автомастерские. Одно из таких бомбоубежищ, оформленное на подставную фирму, генерал приспособил для личных целей. Там были глухие двери, система вентиляции, запас продуктов и, что немаловажно для конспирации, в «бункер» можно было заехать, не выходя из машины.

Пока Рысев размышлял, как поступить с запуганной в Калининграде дочерью Коршунова, в кабинет зашел помощник.

– Я, кажется, не вызывал, – осадил помощника генерал.

– На ваше имя, Олег Владимирович, поступило срочное сообщение из Следственного Комитета, – поспешил доложить офицер.

– Подождет. – Генерал махнул рукой, но потом остановил помощника: – Что им понадобилось?

– Некая Светлана Демьянова просит адвоката.

– Что?!

Брови генерала сдвинулись к переносице. Он осмысливал неожиданную информацию.

– Эта женщина явилась сегодня к следователю с повинной и сообщила, что вы ей предоставите адвоката. Они тут же обратились к нам, – объяснил помощник.

– В чем она признается?

– Не сообщается.

– А что тебе еще известно?

– Только фамилия следователя. Майор юстиции Спиридонов.

– Майор, значит. – Рысев поджал губы и задумался.

Помощник выждал паузу и уточнил:

– Что прикажете ответить?

– Срочно затребуй фотографию этой Демьяновой.

Пока сотрудник выполнял поручение, генерал спешно оценивал изменившуюся ситуацию. Его левая рука непроизвольно сжималась и разжималась. При всех расчетах он никогда не предполагал, что наемный киллер может сдаться сама. Оставался шанс, что появилась самозванка. Или Светлый Демон подставила кого-то вместо себя.

9
{"b":"228934","o":1}