ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оставшись один, Самаров раскрыл дело. Он выложил рядом две фотографии Павла Соломатина. На первой, полученной из интерната, унылый подросток сидел в инвалидной коляске. На второй – бодро уходил от видеокамеры над подъездом. Один и тот же человек, но с совершенно разными возможностями. Как он этого добился? Как?!

Самаров выдвинул ящик стола и сжал кулак. С двух фотографий на него смотрел сын Сергей. На одной целеустремленный футболист в форме «Динамо» бил по мячу. Глаза мальчика светились азартом, а напряженные мышцы ног блестели от пота. На другом снимке его бледная тень сидела у окна в инвалидном кресле. Безжизненные ноги мало чем напоминали те же самые, с первой фотографии.

49

Серебристый «ягуар» на парковке у торгового центра Савчук заметил сразу. И поморщился. Дерьмовое место для встречи с заказчиком. Камеры могут зафиксировать, и народ туда-сюда шляется. Это лишь подтвердило его убежденность, что он имеет дело с бестолковым денежным мешком, который не грех и пощипать.

Бордели Савчука оказывали услуги на любой вкус. Живой товар Тиски предпочитал брать из провинциальных интернатов. Дешевый и стабильный канал поставки. Обделенные любовью детки часто соглашались работать добровольно. Тех, кто ерепенился, быстро обламывали. Да и куда им было деваться из теплого гнездышка, где и накормят, и напоят, и вечной профессии обучат.

Месяц назад один из водителей, развозивших девочек по клиентам, сообщил, что некий дядя желает избавиться от убогого сироты. Тиски узнал детали и смекнул, что с легким дельцем справятся и его обормоты. Чего уж проще умыкнуть калеку из знакомого интерната и предъявить заказчику его хладный труп. Тиски взял аванс.

Только простое дельце по-другому обернулось. Лишние хлопоты первых дней принесли удачу. Живой паренек с удивительной способностью парализовывать взглядом приносил деньги постоянно. Это по любому лучше, чем разовая сделка за его труп.

Савчук приехал на встречу один. Моне и Кабану незачем здесь отсвечивать, пусть Парализатора и Одноручку охраняют. Тиски постучал в окошко «ягуара», дверь открылась, и он плюхнулся в обволакивающее кресло.

– И к чему такая спешка с нашей встречей? – вместо приветствия угрюмо спросил Тиски.

– Спешка? – Глаза Артура Соломина расширились от удивления. – Я уже месяц жду выполнения контракта. Вы взяли аванс. Порядочные люди так не поступают!

– Типа бизнесмены не кидают. Только хмыри вроде меня. – Тиски развернул к собеседнику мощный корпус и сощурился. Говорил он веско, однако совершенно не повышал голос. – Я хмырь по-твоему?

– Вы меня не так поняли.

– Какой пункт контракта я нарушил? Может, предъявишь бумагу за моей подписью.

– Какие бумаги! – беспомощно всплеснул руками Соломин. – Время идет. Я нервничаю.

– Пей валерьянку, если коньяк не помогает. А по срокам у нас четкого уговора не было. Я что, обещал, типа, в понедельник в полночь?

– Какая полночь.

– Вот и не суйся с необоснованными предъявами. За это, знаешь, что бывает?

– Давайте поговорим спокойно.

– А я и не нервничаю.

– Хорошо, хорошо. У меня всего один вопрос. Когда его не станет?

– Да в любой момент. Парень на коротком поводке.

– Так давайте быстрее!

– Через недельку-другую ты увидишь его в том виде, какай заказан.

– Неделя – это много. – Соломин нервно сжал руль. – Я слышал про ваши дела.

– Про меня?

– Про Парализатора. Как вы его используете. Это опасно. Его могут схватить, и тогда…

– А что тогда? Мальчик меня заложит или тебя? – Тиски пытливо вглядывался в глаза заказчику. – А-а, ты за себя волнуешься. И чем же тебе парнишка так насолил?

– Не ваше дело! Мы договорились, я заплатил, и вправе требовать…

– Про денежки вспомнил. Может, тебе вернуть аванс, и ты сам займешься своей проблемой?

Соломин сжал губы и промолчал.

– Вот и не гунди, раз понял, что парнишка оказался ценным кадром. Я бы сказал бесценным.

– Я готов увеличить гонорар вдвое, – процедил Соломин.

– Предлагаешь пустить на суп курочку, которая несет золотые яйца.

– Это рано или поздно закончится. И вы это знаете.

На этот раз замолчал Тиски. Он уже обдумывал сложившуюся ситуацию. О схеме налета теперь осведомлены все банки. Наверняка имеется достаточно подробная ориентировка на Парализатора. И существует опасность, что найдется шустрый охранник, который опередит мальчишку. Хорошо, если убьет на месте. А если парень окажется в лапах ментов? Ведь он молчать не будет. Прав толстый хрен, каждый следующий налет может оказаться последним. Да и ограбления без наводки подобны лотерее. Где-то густо, а где-то пусто. Если уж завязывать с Парализатором, то нужен красивый финальный аккорд.

– Вот на чем сойдемся, – решил Тиски. – Гонорар мне не нужен, аванса достаточно. Мне нужна информация.

– Какая еще информация?

– Я вижу, ты бизнесмен. Завязки в банках имеются?

– Я пользуюсь услугами банка. Но так чтобы дружить с банкирами… Этого нет.

– С банкиром бухать не обязательно. Достаточно знакомой кассирши или инкассатора. Мне надо знать, где и когда будет крупная сумма. Сечешь, о чем я?

– Догадываюсь.

– Это будет последнее дело Парализатора. Отработает – и в расход. Тебе и мне в масть.

– Инкассаторы, – задумался Соломин.

Он смотрел на собственный торговый центр. Услуга инкассации предоставлялась банком по строгому графику. Бронированный фургон объезжал точку за точкой, и самые крупные клиенты планировались в конце маршрута.

– Около восьми вечера в торговый центр приезжают инкассаторы. Им сдают выручку главные арендаторы. Это приличная сумма.

– Когда наибольшая выручка?

– По субботам.

– То есть, завтра.

Савчук прикинул, стоит ли взять неделю на подготовку, или достаточно одного дня. Порой лучшим решением оказывается самое первое. Только удирать с проспекта Вернадского рискованно. Можно в пробку угодить.

Соломин, словно подслушал его мысли.

– Я знаю, что инкассаторы затем едут в «Мегу» на МКАД. А там выручка в десять раз больше. «Мега» последняя точка на их маршруте.

Вот это дело, обрадовался Тиски. В уголках суровых глаз даже появились морщинки от сдерживаемой улыбки. Как он сам не допер до такого. Кассы в банках это копейки по сравнению с выручкой торгового мола. Инкассаторы, конечно, вооружены, но с помощью Парализатора их можно застать врасплох.

– Завтра вечером получишь пацана, – решил Тиски. На его губах мелькнула дерзкая ухмылка: – Тебе как его завернуть: целиком или по частям?

– Да мне не важно, – оживился Соломин. – Я только хочу убедиться, что всё, ему конец!

– Тогда договорились.

Савчук покинул автомобиль. Соломин облегченно вздохнул и пробормотал:

– Второго явления с того света я не переживу.

50

Шестидесятилетний Петрович слыл опытным экспертом-криминалистом широкого профиля. Отпечатки, потожировые, рисунок подошвы, характер раны, орудие убийства, степень окоченения трупа он находил и определял за милую душу. Но если дело касалось мобильных телефонов, биллинга, роуминга и прочих хитрых штучек, всю современную вакханалию технического прогресса он отдавал на откуп молодым сотрудникам технического отдела. Они и в туалет с планшетниками ходят, а в годы его учебы калькулятор можно было использовать в качестве пресса для бочки с капустой.

Петрович вошел в кабинет Самарова, когда следователь наливал кипяток из чайника.

– Николай, можешь не рассыпаться в благодарностях. Меня устроит обычный банковский перевод, – очередной шуткой известил о себе эксперт. – Только не в кипрский банк!

– Привет, Петрович. Кофе будешь? – предложил следователь.

– Да сыт я твоим растворимым! От него одна изжога. То ли дело у Андроидов, я только что от них. У них такая кофе-машина – зернами хрустит, запах, вкус! – Эксперт причмокнул и изобразил аромат волнующим движением ладони. – И где только взяли? Наверное, вещьдок заныкали.

36
{"b":"228935","o":1}