ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он должен, просто обязан увидеть и поговорить с Павлом Соломатиным. Пусть тот будет хоть самым опасным преступником, но юноша встал с коляски. Встал после двух с половиной лет инвалидности, и сейчас ходит! Он знает какую-то тайну. Он последняя надежда на чудо.

Самаров припарковался перед громадой торгового центра на проспекте Вернадского. Позвонил инженеру и сообщил свой адрес.

– Тот мобильный все еще здесь? – с надеждой спросил он.

– Да, без движения.

– Как я его найду? Здесь крупный торговый центр.

– Это проблема. Не возражаете, если я и ваш номер поставлю на слежку?

– Зачем?

– Тогда я смогу навести вас на объект.

– Подключайте.

Минут через пять Николай Самаров покинул машину. Он прижимал телефон к уху и шел согласно инструкциям.

– Обходите здание справа… Так, расстояние сокращается… Не удаляйтесь! Сигнал внутри здания… Правильно, вы приближаетесь. Вы где-то рядом с сигналом. Десять-двадцать метров! Что вы видите?

Самаров посмотрел перед собой. И увидел то, на что никак не рассчитывал.

– Я знаю, где он. Спасибо.

Следователь убрал трубку и пожалел, что в кармане нет пистолета.

57

– Паша! Пашка! – Приглушенные слова едва пробиваются ко мне сквозь матовое вязкое облако. – Вставай! Нам надо идти.

Я разлепляю непослушные веки. Щека покоится на полированном столе. Я всё еще в кабинете нотариуса, доходит до меня.

– Поднимайся, Пашенька!

Глаза скашиваются вверх. Надо мной обеспокоенная Марго. Она трясет меня и пытается приподнять со стола. Ей это удается, но я как мешок оседаю на стуле. Руки, как плети, голова трещит, меня придавила огромная усталость. Я опустошен бесконечными сеансами парализации. Передо мной дядя, сбоку нотариус. Они уже не кажутся беспомощными, оба словно затаились, изучают меня и ждут своего часа.

Черт возьми, время сейчас на их стороне! Если они придут в себя первыми, то…

Я перехватываю жуткий взгляд дяди. Он уставился на договор дарения, заверенный нотариусом. Согласно ему я стал обладателем торгового центра. Это сулит ежемесячный доход, на который мы с Марго сможем не только безбедно жить, но и помогать нашим в интернате. Правда, предстоит еще зарегистрировать право собственности в государственном реестре, но это готов сделать Никита. Он настоящий друг!

Марго замечает алчный взгляд дяди. Девушка прячет документы под кофточку.

Надо же! Она умница, а идиот! Ей нужен рюкзак. Как я раньше не допер, что с одной рукой невозможно нести что-нибудь и одновременно приводить меня в чувство.

Марго становится за моей спиной, просовывает руку мне подмышку и пытается поднять. Вот дерьмо! Каким же тяжелым становится человек, когда тело его не слушается! Приподнявшись сантиметров на десять, я плюхаюсь обратно в стул. Разгоряченная щека Марго больше не прижимается ко мне, тяжелое дыхание девушки оставило влажный след на подбородке.

– Еще минутку и я смогу, – шепчу я и стискиваю зубы. Я жду, когда головная боль устанет меня терзать. Для окончательной победы мы должны уйти.

– Быстрее, Паша, – просит Марго, садясь рядом. – Что для тебя сделать? Воды?

Я плавно закрываю веки.

– Воды! – кричит Марго и выбегает из комнаты.

Она возвращается с пластиковым стаканчиком. Холодная жидкость втекает в мои приоткрытые губы и приятно охлаждает горло.

– Мышастая стерва скрылась. На ее компе открыты ссылки про Парализатора. Она могла нас заложить!

Дядя видит мою беспомощность и тянется ко мне действующей рукой. Не справишься, успокаиваю я себя. Но что это! Он приподнимает и вторую руку! Неужели действие парализации закончилось?

Так и есть! Дядя неуверенно встает и падает грудью на стол, пытаясь схватить Марго.

– Отдай договор, сука!

Он уже может говорить! Ему досталось слишком мало моей злой энергии.

Девушка ускользает, она молодец. Но разозленный дядя хватает меня за шкирку, подтягивает к себе и сжимает на шее пальцы.

– Я прикончу его, если не отдашь договор!

– Только не в моем кабинете, – спохватывается нотариус.

– Заткнись, Иуда! – осаживает его дядя.

– Вызовите полицию. Они разберутся.

– Никакой полиции! Мы разберемся по-семейному. Или он, или я.

Дядя осмелел. К нему действительно возвращаются силы. Я чувствую, как его большие пальцы обретают уверенность и давят мне на кадык. Смертельная опасность как укол допинга. Я перехватываю его запястье. Руки работают! Но они ужасно слабы. Я не в силах расцепить пальцы дяди, сжавшиеся вокруг моей шеи. Он давит. Кадык, словно камень поперек горла, я не могу дышать!

– Держи договор!

Марго трясет бумагами перед носом дяди. Тот отпускает меня и поворачивается к девушке. Это было его ошибкой. Марго демонстрирует свой фирменный удар коленкой в пах. Скрюченный болью дядя сваливается под стол, к стене отлетают упавшие стулья.

Я отплевываюсь и привстаю.

– Пойдем, – радуется Марго.

Она подхватывает меня, и мы плетемся к выходу. Мы уже в приемной. Сзади шум, дядя не успокаивается. Кажется, он пытается встать, чтобы броситься в погоню.

58

Легковушка с тремя сосредоточенными мужчинами в легких курточках, под которыми угадывались контуры наплечной кобуры, остановилась справа от торгового центра.

– Прибыли. – Старший из оперативников Степан Дроков оценил спокойную обстановку у входа в нотариальную контору. – Ребята, вы ничего не перепутали? Это нотариус, а не банк, что здесь брать?

– Дежурный сказал, что звонила испуганная помощница нотариуса. Она сообщила, что некий Парализатор шантажирует ее начальника.

– Она его описала?

– Худой нечесаный подросток. С ним однорукая девушка.

– Сходится.

– Поэтому мы сразу к тебе. Патрульные его уже пробовали взять. Но у нас получится.

– Правильно. Но брать мы его не собираемся. Ведь так? – Дроков заглянул в глаза каждому оперу. – Среди тех патрульных был мой брат. У него сейчас в штанах всегда «пол шестого». Мы же не хотим повторить его участь?

– Я не хочу быть импотентом, – покачал головой опер.

– Лучше уж без руки, – согласился второй.

– Кто бы спорил. Пушки приготовьте.

Защелкали затворы.

– Смотри, Степан! Это «ягуар» Соломина. Мы его пасли! – заметил одни из оперативников.

– По поручению следака Самарова, – удовлетворенно констатировал Дроков. – Это еще одна отмазка для будущего рапорта. Мы ловим опасного преступника, который угрожает жизни людей. Ведь так?

– Еще бы.

– Тогда за мной. Вы знаете, что делать.

59

Мы сделали это! Я восстановил справедливость. Пусть малую часть. Собственность жертвы не должна кормить его убийцу!

Минуя приемную нотариуса, мы с Марго входим в коридор. А вот и железная дверь. За ней свободный мир. Там ждет нас Никита. Он замечательный парень, скоро я смогу щедро отблагодарить его за помощь.

Но как же медленно плетутся мои ноги! Марго поддерживает меня, но ее силы не безграничны. Сзади нарастает рычание.

Вот черт!

Озверевший дядя со стулом наперевес догоняет нас. Марго распахивает дверь. Я оборачиваюсь и поднимаю руку, стараясь защититься от неминуемого удара. Наше спасение – выскользнуть и захлопнуть дверь с другой стороны. Но почему Марго встала как вкопанная?

– Вот они! – раздается знакомый голос.

И сердце ухает в пропасть, оставляя в груди холодную пустоту. На пороге нотариальной конторы Тиски, Кабан и Моня. А дядя уже обрушивает стул на мою спину. Я падаю в объятия Тиски. Он ловко сует мне на нос темные очки и скручивает руки.

– Утихомирьте козла! – звучит его команда.

Марго отлетает к стене после удара Кабана, а Моня сжимает в объятиях дергающегося дядю.

– Убейте его! Немедленно! – брызжет слюной дядя. – Я заплатил за это!

Ох, ни хрена себе! Они знакомы! Дядя Артур нанял Тиски, чтобы прикончить меня! Два самых мерзких на земле существа сообща гробят мою жизнь!

42
{"b":"228935","o":1}