ЛитМир - Электронная Библиотека

С этими мыслями Виктор Батраков положил в багажник «Ауди» чемодан Ольги Вилисовой и незаметно поменял ноутбук в сумке главного бухгалтера на точно такой же, который вручил ему Осадчий. Осталось подменить трубку. Свой телефон Вилисова держит в сумочке, но это не проблема. Он придумал небольшой фокус. При въезде в аэропорт позвонит генеральному сделает вид, что его трубка разрядилась. А связаться с Анатолием Сергеевичем надо позарез! Разве Вилисова не одолжит свой телефон на пару минут. Тут-то он и подменит ее мобильник на идентичный, что лежит в его нагрудном кармане.

Как задумал Виктор, так и получилось. Из рук заботливого водителя рассеянная бухгалтерша приняла уже другой мобильный телефон. Батраков с трудом сдержал победную улыбку.

Он въехал на территорию аэропорта и приткнул машину в неположенном месте поближе ко входу. Бампер практически уперся в раму мощного мотоцикла.

– Терпеть не могу эти дрынчалки, – потирая колено, поморщилась Вилисова. – Таким мотоциклом меня и сбили.

– Этим? – заинтересовался Батраков. Он знал, что мотоциклиста, сбившего главбуха так и не нашли.

– Да все они одинаковы.

– Вы присмотритесь. – Виктор открыл дверцу и помог женщине выйти. – Если это тот самый мотоцикл, заявим в полицию.

– Больно им надо искать, – ворчала Вилисова. – Я говорила, что запомнила череп, так им номер подавай.

– Какой череп?

– С огненными глазами на бензобаке.

– На этом мотоцикле черепа нет.

– А еще, когда мотоциклист остановился и обернулся, я заметила череп на его груди.

– На груди? – усомнился Батраков.

– Язычок молнии в виде черепа. Круглый, блестящий… Да что ты замер, Витя? Чемодан доставай! Пока я доплетусь, самолет улетит.

Виктор Батраков поместил багаж на тележку.

– Когда это было? Когда вас сбил мотоциклист?

– Шестого апреля, у дома на тротуаре. Век не забуду этот день.

Батраков проводил женщину и поспешил покинуть неположенное место парковки. За территорией аэропорта он остановил машину. Слова главбуха не давали ему покоя.

Вилисову сбили шестого апреля. А накануне, пятого, был день рожденья у его тещи. Он точно помнит! Жена три раза звонила, напоминала купить цветы, а начальник как назло задерживал. В тот день поздно вечером Осадчий попросил подъехать к ресторану на Садовом кольце, но внутрь не спешил, ждал чего-то. Рядом с ними припарковался мотоциклист. Осадчий вышел и говорил с ним, а байкер даже не снял шлем. Перед отъездом мотоциклист заглянул в машину и уставился на Батракова, словно хотел запомнить. Лицо байкера прикрывало дымчатое забрало, а на груди блестела висюлька в виде черепа!

Виктор зажмурился, пытаясь вспомнить детали. Был или нет череп на бензобаке мощного мотоцикла? Но память возвращала лишь рокот удаляющегося мотоцикла и черную спину байкера.

Батраков позвонил Осадчему и отрапортовал:

– Я сделал всё, как вы просили. Вилисову проводил, ее ноутбук и телефон у меня.

– Отлично! – Начальник редко снисходил до прямой похвалы. – Сложи их в пакет, который я тебе дал, и езжай в город. Сразу после кольцевой свернешь направо и проедешь мимо магазина «Метро».

– Там же тупик, Анатолий Сергеевич.

– Вот и остановись в тупике. К тебе подойдет человек, отдашь пакет ему.

– А как я его узнаю?

– А тебе незачем его знать. Он обратится к тебе по фамилии. Этого достаточно.

Батракову стало не по себе. Ночь, тупик в промышленной зоне, неизвестный человек. Если это шутка над Вилисовой, то зачем такие сложности?

– А может, я привезу пакет вам в офис?

– Делай, что я говорю! – сорвался Осадчий.

Водитель молчал. Осадчий не выдержал и спросил:

– Что ты сопишь? Вопросы есть?

– Анатолий Сергеевич, помните, вы встречались с мотоциклистом? У ресторана на Садовом.

Осадчий ответил после паузы:

– Не помню, у меня много встреч.

– У него еще был маленький череп на груди.

– Да не помню я никакого черепа! Зачем он тебе сдался?

– Вилисова рассказала, что ее сбил мотоциклист с застежкой на молнии в виде черепа. И я подумал…

– Кому она сказала?

– Мне, в аэропорту.

– Виктор, с главным бухгалтером я сам поговорю, – перешел на спокойный тон Осадчий. – А твое дело не думать, а исполнять. Передашь пакет, где я сказал, и можешь отдыхать все выходные. Обещаю не вызывать.

Генеральный директор дождался положительного ответа от подчиненного и отключил связь. Он находился один в рабочем кабинете, где можно было не сдерживать чувств. Даже ассистентку он давно отпустил домой.

Осадчий жахнул по столу кулаком и забормотал:

– Череп, проклятый Череп! Говорил же я ему! Предупреждал! – Он нервно сжимал и разжимал пальцы, приговаривая: – Надо успокоиться, взять себя в руки. Пока всё идет по плану. Еще пару дней, и я забуду пустоголовых помощников как страшный сон.

Анатолий Сергеевич закрыл глаза и пытался дышать ровно и глубоко, чтобы побороть приступ раздражения. Успокоившись, он достал телефон и позвонил абоненту на букву «Ч».

– Череп, слушай внимательно. После пересечения МКАД Батраков свернет направо и остановится в тупике за магазином «Метро». Там в это время ни одной живой души. Он ничего не подозревает, и будет ждать тебя. Заберешь у него ноутбук и телефон, а потом… Мой тебе совет, как сделаешь дело, избавься от своих дурацких черепов. Их даже Вилисова запомнила!

Глава 15

Дина Кузнецова уныло слонялась по своей просторной квартире, из окон которой открывался прекрасный вид на ботанический сад МГУ и главное здание университета. День прошел совсем не так, как она планировала. Девушка плюхнулась на подушки необъятного дивана и поджала колени. Палец монотонно щелкал по пульту. На экране огромного телевизора менялись каналы, а грустное личико девушки оставалось неизменным.

Дина взяла телефон и в третий раз позвонила Давыдову. Опять недоступен. Она прикусила нижнюю губу, потом бросилась в прихожую и стала рыться в своей сумочке. Вот его визитка! Директор по информационным технологиям Михаил Давыдов. На обороте он, кажется, написал свой домашний телефон. Точно!

Дина быстро набрала номер. Трубку сняли сразу, однако ответил женский голос. Поборов смущение, Дина попросила:

– Мне Михаила.

– Зачем это?

– Поговорить. Я его знакомая.

– Откуда у тебя его домашний телефон, знакомая?

– Мы дружим с Михаилом. Давно.

– Ах, давно! Может, ты и на квартире этой была?

– Была, – честно призналась Дина.

– Вот что, старая знакомая. Ты телефончик этот забудь и Мишу тоже.

– Это почему же? – взъелась Дина.

– Потому что я его невеста! А такие, как ты…

– Сама старая! – выкрикнула Дина, опередив язвительную реплику, что «старые подруги Мише не нужны».

– Появишься рядом с ним…

Угроза «ноги обломаю», еще не прозвучав, была легко парирована:

– А я тебе глаза выцарапаю!

Дина знала наперед, что скажет ей девушка, и легко затюкала соперницу. У нее даже настроение поднялось. Дина прыгала по дивану и кричала в трубку:

– Если ты его невеста, то скажи, где Михаил сейчас? Не знаешь. То-то! С невестами так не поступают! Так что никакая ты не невеста, а тело для случайной связи. Будешь уходить, лифчик под диваном не забудь!

– Да кто ты такая?!

– Я? Дина Кузнецова!

– Кузнецова? Динара Олеговна? – на том конце опешили и сменили тон: – Мне надо вам сказать…

– А мне не надо, я уже всё сказала! – И Дина бросила трубку.

Напускная веселость тут же покинул девушку. Она упала на диван, зарылась головой в подушки и заплакала. Невеста. У него есть невеста, которая живет с ним.

– Старик, пока ты не разобрался со своими женщинами, ночуй у меня в кабинете, – предложил Моисеев.

– Спасибо, дружище! – обрадовался Давыдов. – Я сегодня не выдержу еще одного разговора с Юлькой.

– О твоей работе в моей фирме поговорим завтра на трезвую голову. Проспись.

11
{"b":"228936","o":1}