ЛитМир - Электронная Библиотека

Только подумав о подруге, Давыдов увидел ее перед собой.

– Миша! Вот ты где. – На Давыдова налетела взволнованная брюнетка с ярко накрашенными губами. – Что произошло?

– Всё в порядке, Юля. – Михаил вымученно улыбнулся, пряча за спину позорный документ.

– Не делай из меня дуру! – Юля дернула Михаила за руку и выхватила обходной лист. Лицо девушки исказилось отчаянием. – Это правда. Какой ужас! А я надеялась, что злыдня Ксюша подшутила. Тебя увольняют, Давыдов.

Михаил не знал, как оправдаться. Юля редко покидала рабочий кабинет и совсем не любила появляться на директорском этаже. «А вдруг Осадчий на меня клюнет и уведет от тебя. У него зарплата больше, я могу не устоять», – объясняла она. И Михаил не понимал, шутит его девушка или говорит всерьез. А сейчас она явилась и требует объяснений. Михаил рассчитывал, что у него будет время для подготовки разговора с требовательной подружкой.

– Подумаешь увольнение. Жизнь на этом не кончается, – с наигранной бравадой произнес он.

– Что ты несешь? – Юля откинул густую челку, закрывающую пол лица. – Где еще ты найдешь должность с таким окладом?

– Найду что-нибудь.

– Не нервируй меня, Давыдов. Ты должен срочно позвонить.

– Кому?

– Не задавай дурацких вопросов! Сам знаешь, кому.

Каждый раз, когда Юля Никанорова злилась, весь мир вокруг нее населялся дураками, а Миша превращался в Давыдова. Юля обличала, требовала и не терпела возражений. Михаил с досадой отвел глаза.

Полгода назад он познакомился совсем с другой девушкой. Михаил обратил внимание на открытое платье Юли на новогоднем корпоративе. Маска с блестками закрывала ее глаза, но ему достаточно было видеть ее потрясающее тело. Девушка поощрила его интерес, и как-то так получилось, что утром они проснулись в одной постели. Встречи стали повторяться. Девушка умела быть ласковой. В порыве откровения Михаил рассказал Юле о том, как помог Дине Кузнецовой вернуть принадлежащую ей по наследству долю в компании «Бригантина» и об их дружбе. Кольцо обольщения со стороны тридцатилетней бухгалтерши сомкнулось сладкими тисками. Юля Никанорова переехала жить к Михаилу, мучилась у плиты с журналами рецептов и постоянно намекала о свадьбе.

– Юля, это неудобно, – поморщился Михаил, поняв намек подруги.

– Не будь дураком, Давыдов. Только Кузнецова сможет поставить Осадчего на место. Используй свои связи!

– Какие связи. Я вижусь с Диной раз в полгода.

– А с кем ты вчера болтал по телефону? Думаешь, я не заметила!

Михаил вспомнил, что обещал встретить Дину. Она давно прилетела и наверняка обиделась.

– Нет, это невозможно. Я не буду просить.

– Мы же планировали свадьбу, Давыдов. И свадебное путешествие! А если ты станешь безработным, где мы возьмем деньги?

Михаил попытался отшутиться:

– Сейчас получу большой расчет, и мы закатимся в самый лучший ресторан.

Глаза Юли вспыхнули, она метнула уничижительный взгляд.

– Ты конченый придурок, Давыдов! Если не решишь проблему, домой не приходи!

Девушка повернулась и зацокала каблучками. Облегающая суженная к коленям юбка подчеркивала то, чего Давыдов лишался помимо должности и оклада. Он вздохнул. Для молодого мужика это могло стать сильнейшим наказанием, если бы в мире не существовало альтернатив. А еще его грозились не пустить в собственную квартиру. Ведь перебравшись к нему, свое жилье расчетливая Юленька сдала.

«Надо уметь считать деньги», – твердила она. Порой Михаилу казалось, что у девушки в голове вечно работает калькулятор. «Лучше думать не об экономии, а о том, как больше заработать», – возражал Михаил. «В последнее время я только этим и занята», – загадочно отвечала Юля.

– Давыдов. – Михаила окликнул сотрудник службы безопасности с каменным лицом. – Мне велено присмотреть за тобой, пока ты собираешь вещи.

Михаил иронично скривил губы. Анатолий Сергеевич Осадчий позаботился о самом унизительном способе расставания с предприятием.

– А в туалет я могу зайти сам?

– Можешь. Но я буду рядом, – ответил невозмутимый охранник.

Глава 7

После полудня в кабинет Осадчего позвонил начальник службы безопасности и доложил, что Михаил Давыдов сдал пропуск и покинул офис компании. «Отлично!» – чуть не вырвалось у Анатолия Сергеевича. Однако он сдержал эмоции и буркнул неопределенное:

– Я понял.

Осадчий положил трубку, нервно потер пальцы и улыбнулся, оскалив зубы. От Давыдова избавился. Это первый шаг. Теперь предстоит встреча с главным бухгалтером Вилисовой. С ней банальное увольнение не пройдет. Работает, как заведенная, блюдет каждый рубль, не к чему придраться! К тому же въедливая мымра назначена на должность по воле Дины Кузнецовой. Вилисова доставляет массу неудобств, зато в ближайшие дни он за всё отыграется.

Как только открылась дверь кабинета, Анатолий Сергеевич покинул кресло и поспешил навстречу главному бухгалтеру. Худая женщина за пятьдесят в брючном костюме, вечно белой блузке и строгих очках шла, опираясь на палку. Она сильно прихрамывала на правую ногу.

– Зачем же напрягаться, Ольга Ивановна. Я мог сам к вам прийти.

– Мне надо разрабатывать ногу после перелома.

– Ах, эта авария! Как же она некстати.

– Вы считаете, что если бы мотоциклист сбил меня месяцем позже, было бы в самый раз? – Вилисова без тени улыбки покосилась на генерального директора. Ее бледное лицо без макияжа всегда имело уставший вид, а тяжелый перелом лишь углубил морщинки около сухих губ.

– Ну, что вы! – Осадчий услужливо выдвинул стул. – Присаживайтесь. Вы же знаете, как компания вас ценит. Лучшая клиника, лучшие специалисты. И месячный отдых на море за счет директорского фонда.

– Я могла бы и не лететь на Кипр. Я готова работать.

– Мы это уже обсудили, Ольга Ивановна. Вы два года не были в отпуске. Пора отдохнуть. Восстановите силы, подлечитесь, и милости просим в родной коллектив. – Осадчий распахнул руки и расплылся в показной улыбке. – Хотите чай? Кофе?

– Анатолий Сергеевич, давайте перейдем к делу. – Вилисова открыла папку, разложила бумаги. – В понедельник наступает срок возврата кредита «Сервискомбанку» на сумму сто пятьдесят семь миллионов долларов.

– Я помню. У нас всё готово?

– Немного не хватает. Но выручка за выходные дни даже с учетом текущих расходов покроет недостающую часть. Вот мои расчеты. Взгляните. – Вилисова протянула бумагу.

– Замечательно! – искренне порадовался Осадчий, любуясь итоговой суммой.

Главбух поправила очки и продолжила:

– Находясь на Кипре, я буду контролировать процесс. А в понедельник сама переведу всю сумму кредита в банк.

– Отдыхайте и ни о чем не думайте, Ольга Ивановна. Мы сделаем платеж из Москвы.

– Без моей электронной подписи это невозможно.

Осадчий прекрасно знал, что Вилисова не доверила никому свой пароль, даже находясь на больничной койке, но как генеральный директор он обязан был изобразить озабоченность:

– А технических проблем не возникнет?

– Надеюсь, что Интернет и мобильная связь на Кипре работает исправно.

– Не сомневаюсь. Это оффшорная зона. Связь для них как кровеносная система, по которой перекачивают деньги. Но может возникнуть проблема иного рода. Например, незаконное проникновение.

Осадчий пристально смотрел на Вилисову, ожидая реакции. Женщина выпрямила спину, приподняла подбородок, сдвинула брови.

– Во-первых, платеж можно осуществить только с моего ноутбука со встроенным персональным ключом. Во-вторых, при входе в систему вводится пароль, который знаю только я. В-третьих, для проведения каждой операции я обязана в течение минуты ввести код подтверждения, который банк присылает мне на мобильный телефон. Три степени защиты. Вы сомневаетесь во мне или в технике?

– Ну что вы, Ольга Ивановна. Вам доверяет главный акционер, этим всё сказано. Я лишь хотел, чтобы вы отдыхали, а не работали. Так вы настаиваете на личном осуществлении платежей?

5
{"b":"228936","o":1}