ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чемодан. Точно! Так посмотрим. – Григорьев включил воспроизведение, нашел нужный момент. – Суета, неразбериха. Зеленый чемодан странной девушки откатывается к стене. Кажется, на нем сохранилась багажная бирка. Юра, действуй! Надо срочно выяснить, кто она такая.

– Только бы эта шустрая девица багаж не забрала, – ворчал Бурков, покидая кабинет.

Глава 9

За спиной Михаила Давыдова захлопнулась офисная дверь. В руке болтался пакет с именной кружкой, визитницей и ежедневником. Вот и всё, что ему позволено было вынеси из стен родной компании, которой он отдал самые плодотворные годы.

Переход от топ-менеджера к безработному произошел быстро. Когда Давыдов вернулся на рабочее место, его компьютер был заблокирован, а каждый его шаг контролировал сотрудник службы безопасности. Мгновенно вокруг изгоя образовался вакуум. Лишь двое молодых программистов перехватили Михаила в коридоре и с кислыми физиономиями попытались приободрить:

– Когда устроитесь в хорошее место, зовите нас, мы прибежим.

– А разве здесь я вам предоставил плохие условия? – огорошил доброхотов бывший начальник. – Вот и работайте на совесть.

Михаил Давыдов прошел на парковку, плюхнулся в машину. Куда теперь? В его квартире прочно обосновалась Юля Никанорова. Иногда она исчезала на день-другой, говорила, что посещала маму, но сегодня явно не тот случай. Встреча с ней – это неизбежный скандал. В денежных вопросах Юля бесцеремонна. Она будет требовать использовать знакомство с юной владелицей «Бригантины», а он ни за что не пойдет на это. Кто он теперь для Дины Кузнецовой? Бывший сотрудник, который не только подвел ее компанию, но и обманул со встречей в аэропорту. Отныне их жизненные пути разойдутся. Они люди из разных поколений и разных слоев общества.

Когда на душе паршиво, тянет к старым друзьям. Михаил вспомнил про сокурсника Игоря Моисеева, который разыскал его через социальную сеть. Моисеев пару лет поработал на «чужого дядю», а потом организовал компьютерную фирму и ушел в «свободное плавание». Он добился успеха, его детище «Лаборатория Моисеева» была, как говорится, на слуху. Игорь не раз звал друга в свою лабораторию, но у Михаила не доставало времени.

«Если вляпался в дерьмо – радуйся, ты нашел удобрение!» – любил говорить Моисеев.

Вспомнив неунывающего приятеля, Михаил набрал его номер. Уже через минуту он ехал к нему.

Вывеска «Лаборатория Моисеева» занимала весь угол здания с пятого по второй этаж. Давыдов вошел в пристройку к пятиэтажке, его провели в кабинет директора.

– От скромности ты не умрешь, Игорек! – приветствовал старого друга Михаил.

– Увеличиваю капитализацию собственной фамилии. Вывеска – мелочь. Я наружку в городе запусти. Видел билборды? «У вас проблема с компьютером? Это наша работа!» И логотип Лаборатории Моисеева.

– Люди подумают, что это ты проблему организовал.

– Пусть! Провокация – лучшая реклама, старик. Главное, чтобы запомнили.

– А меня турнули с работы, – неожиданно признался Давыдов.

Моисеев внимательно изучил печальное лицо друга и расплылся в улыбке:

– За это надо выпить. Ты что предпочитаешь? Коньяк, виски? Или как продвинутый интеллектуал перешел на вино?

На столе появились бокалы. Моисеев пошарил в импровизированном баре и щедро плеснул коньяк в пузатый бокал перед Михаилом.

– Давай за то, чтобы ползти не вдоль матраса, а поперек.

– Чтобы за черной полосой обязательно следовала белая!

– И она была шире!

Друзья выпили. Моисеев звякнул помощнице, попросил организовать закуску.

– А я пока покажу тебе, старик, свою лабораторию. – Друзья шли по коридор, Моисеев рассказывал: – Ты на интерьер не смотри, мы скоро в новый офис переезжаем. Не куда-нибудь, а на последний этаж небоскреба. Там уже вывеска смонтирована. Втрое больше нынешней.

– Любишь ты внешние эффекты.

– Времена подвальной жизни в прошлом. Теперь деньги делают открытые компании. Однако вывеска мелочь. В нашем деле главное что? Мозги! И еще, чтобы глаза горели. Я беру только таких ребят и даю им простор для творчества. Вот мой инкубатор идей. Тут наши гении несут золотые яйца.

Моисеев открыл комнату, на двери которой был изображен коллаж, как из яйца вылупляется мозг. Внутри приятно пахло свежесваренным кофе. Давыдов увидел затылки парней, склонившиеся над компьютерами. Никто не обернулся, но механический голос из динамика поздоровался: «Привет, шеф. Привет, незнакомый посетитель».

Моисеев прикрыл дверь.

– Их лучше не отвлекать.

– А кто нас приветствовал? – удивился Давыдов.

– Компьютер. Скрытая камера, программа распознавания образов. Следующий раз придешь, тебя по имени будут величать.

– Интересно.

– Молодые, еще не наигрались. И это замечательно! Я поддерживаю любое творчество. И думаю, как на этом заработать.

Моисеев прошел в следующую комнату, где на столах громоздились полуразобранные системные блоки и ноутбуки.

– Здесь у нас сервисное бюро, вроде скорой компьютерной помощи. У кого-то вирус данные уничтожит, кто-то с планшетником в ванной заснет. Мы всем помогает. Больше для имиджа, чем для заработка. Положительные отзывы сегодня, завтра обернутся реальными деньгами. Двигаем дальше.

Владелец лаборатории провел друга вглубь помещения и остановился около прозрачной двери с кодовым замком.

– А это сердце моей лаборатории – серверы. Только вместо крови через них проходит информация.

Он набрал пятизначный код на панели и открыл толстую стеклянную дверь. Дохнуло холодом.

– Мощное оборудование, мощные кондиционеры и золотое правило при входе, – пояснил Моисеев.

– Золотое?

– Не всё то золото, что блестит, старик. Забыл про математику? Там золотым называют число, а не презренный металл. – Моисеев рассмеялся. – Наш фундамент – это математика, никуда без нее.

– А на чем вы зарабатываете?

– Обслуживаем биржи. Это большая поляна. Сюда входят программы для электронных торгов, информационное обеспечение брокеров, системы анализа, прогнозирования, интернет-трейдинг во всех проявлениях, включая создание торговых роботов.

– Роботов?

– Так называют программы-помощники, купи-продайки. Человек за минуту сколько может сделок совершить? Одну, максимум две. А робот хоть десять тысяч. Он дает возможность играть на микроколебаниях акций и валют.

– И люди выигрывают?

– Клиенты как на качелях, а мы всегда в плюсе.

– Каким же образом.

– Сейчас столько обывателей ломанулось за легкими деньгами на биржу, и мы им продаем программы. Еще предоставляем брокерский счет и берем процентик от сделок. Удачных или нет, нам неважно.

– Хорошо устроились.

– Хочешь попробовать поиграть на бирже?

– Если работу не найду, то придется.

– Вот про твою работу мы сейчас и поговорим.

Моисеев похлопал Давыдова по плечу. Друзья вернулись в директорский кабинет. Там на столе их уже поджидали суши и ролы из ближайшего японского ресторана. Непринужденный разговор за бутылкой коньяка затянулся до позднего вечера. Моисеев признался, что планирует расширить бизнес за счет создания торговых систем для розничных сетей. А для этого направления ему требуется толковый руководитель с опытом работы в этой области.

– Короче, старик, ты согласен работать у меня или нет? – в десятый раз спросил подвыпивший Моисеев.

– Дай подумать, Игорек. У меня мысли разбегаются.

– Сейчас приструним. – Моисеев потряс пустые бутылки. – Во даем, как в студенческие годы – до последней капли! Сгоняем за добавкой?

– Нет, – замахал руками Михаил. – Лучше посвяти в биржевые тонкости.

– Ноу проблем. Смотри сюда. – Моисеев сел за компьютер и стал открывать на большом экране графики и таблицы. – Московские биржи закрылись сегодня в плюсе, рынок акций растет. А как дела у наших клиентов? Я тебе говорил, что мы предоставляем брокерские счета и возможность мгновенно совершать сделки на фондовом рынке в любой точке мира. Вот состояние счетов клиентов на начало и конец торговой сессии. Заработать на растущем рынке нетрудно. Большинство в маленьком плюсе.

7
{"b":"228936","o":1}