ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Генералу Рысеву не понравился ускользающий взгляд офицера. Он знал, что за глаза его зовут Рысь, и не видел в этом ничего зазорного. Неожиданный прыжок и смертельная хватка клыками в самое незащищенное место отвечали и его характеру. Заключительная миссия по закрытию проекта «Светлый Демон» должна быть выполнена чисто, решил генерал и нажал кнопку связи. Настало время подчистить собственные грязные делишки.

6

Первый день, Калининград, 13-30

– Привет, Калининград. В прошлый раз меня здесь подло предали. Сейчас грозят лишить жизни. Это честнее. – Я села в низкое кресло, хотела водрузить босые пятки на журнальный столик, но воздержалась, вспомнив о коротком платье, и скромно поджала колени. – Излагай подробности.

Кирилл опустился в кресло напротив и мучительно растопырил пальцы, не зная, с чего начать.

– Давай вернемся на семь лет назад, – предложил он, – в теплый по балтийским меркам июль.

– Принеси воды и надень футболку. Отвлекает. – Я пыталась бодриться и даже поиграла глазками. Наверное, у беззубой старухи это получилось бы лучше.

Белая обтягивающая футболка прикрыла черные волоски на груди Коршунова и сделала рельефнее мышцы. Боже, этот сильный мужчина – мой! Или нет? Что такое семейная жизнь? Я семнадцать лет скиталась одна и когда просыпалась, первым делом нащупывала холодную сталь оружия. А теперь по утрам мои пальцы тянутся к теплому мужскому телу.

Я проявила волю и сочла благоразумным наблюдать за пузырьками в стакане.

– Рассказывай с самого начала, – попросила я.

– В ФСБ стали подозревать, что в Службе внешней разведки завелся «крот». Были серьезные предпосылки. Началась работа. Полковник Назаров на тот момент был одним из подозреваемых. За ним установили наблюдение. Но прожженный профи заметил слежку и устроил скандал. Его понять можно, кому понравится быть на крючке у Конторы. Назаров пылал праведным гневом, сдал загранпаспорт, хотя имел на руках путевку в Турцию, и заявил, что проведет две недели отпуска в Калининграде. Его поддержало руководство СВР. Хотя мы все выходцы из одной конюшни, между нашими конторами существует конкуренция. В вечной скачке каждый борется за приз из рук хозяина.

– А кто ваш хозяин?

– Ну, ты, Светлая, даешь. Портрет хозяина висит в кабинете каждого чиновника. И наблюдает.

– Их два. Который?

– По взгляду не ясно?

– Он что, и о нас знает?

– О предательстве Назарова – конечно.

– Значит, я выполняю сейчас государственное задание? – Я повела рукой в сторону разбросанной одежды и смятой постели.

– Не ерничай, – смутился Кирилл. Надо сказать, что таким он мне нравился больше, чем сухим профессионалом. Но смущение длилось недолго. – Итак, Назаров едет в Калининград. Тут и морская граница, и до Польши рукой подать. Если предположить, что он «крот» и захотел дать деру, то место выбрано идеальное. Тем более его жена и дочь в это время отправляются на отдых в Турцию. У семьи есть возможность скрыться одновременно. За женой и дочерью приглядывают наши сотрудники, а вот Назарова не решаются контролировать силами Конторы. Во-первых, наш шеф дал слово оставить его в покое, а во-вторых, существует опасность, что у Назарова или его начальства из СВР в Конторе имеется информатор, который доложит об активности вокруг полковника.

– Спецслужбы следят друг за другом?

– Обычная практика. Система сдержек и противовесов.

– Ну и гадюшник у вас.

– Для политиков лучше иметь под рукой несколько равноценных спецслужб, чем одну всесильную.

– Несколько бессильных, ты имел в виду.

– Не все так плохо, Светлая. Если нет возможности привлечь штатных сотрудников, мы привлекаем…

– Наемного киллера!

– Обратиться к тебе – моя идея.

– Ах, вот кого мне благодарить за опасное приключение! Спасибо. Даже не предупредил, что я имею дело с опытным сотрудником спецслужбы.

– Это была секретная информация.

– Мне ваши секреты чуть не стоили жизни.

– Светлая, ты пойми, я не верил, что Назаров шпион, ведь были и другие подозреваемые. Тебе поручили за ним следить, собирать информацию. А ликвидация планировалась в качестве крайней меры, только после особого приказа. Я думал, до этого не дойдет.

– А ведь дошло, и очень быстро. – Я вспомнила тот роковой вечер. Я не раз возвращалась к нему, пытаясь понять, что же тогда произошло? Часть тайны Коршунов приоткрыл мне недавно в Валяпинске. Но главная загадка то выплывала из густого тумана времени, то исчезала в нем вновь, мелькнув неведомой гранью.

– Поверь, я рассчитывал провести две недели рядом с тобой. Мне знакомы эти места, здесь я поступил в военное училище. Я хотел найти повод, чтобы сообщить тебе, что я жив. Даже номер снял в том же отеле. Соседний, с единым балконом. Помнишь, как той ночью на этой кровати…

Это было частью тайны, которую мне поведали. Я спровоцировала незнакомца на секс ради липового алиби. Незнакомцем оказался Кирилл. Он спас меня от преследования, но так и не открылся той темной ночью. Сейчас я хотела разобраться в предшествующем событии.

– А что было за час до этого, тебя не волнует? В 308-м номере совершенно другого отеля!

– Я знаю.

– А вот мне далеко не все понятно.

– Мы к этому и подбираемся.

– Так не тяни резину!

Мой новоиспеченный муж с семилетним засекреченным стажем совместной жизни сунул руку в дорожную сумку, с которой не расставался в самолете, и вынул навороченный смартфон. Я знала об умных телефонах с возможностями компьютера, но сама их не использовала. Я предпочитала решать проблемы с помощью оружия.

Коршунов включил смартфон, ввел код и повернул электронное устройство ко мне. На дисплее высвечивалась страница с грифом «Совершенно секретно».

– Что это? – спросила я.

– Компьютер и телефон одновременно, дополненный специальными программами.

– Я про фотографию на экране.

– Это не фотография, а результаты закрытого расследования, проведенного Конторой после смерти Назарова. Можешь листать.

– Хотели найти убийцу? – дерзко ухмыльнулась я и закинула ногу на ногу. На мужчин это всегда производит впечатление, тем более что короткое платье обнажало ноги выше некуда, а сидела я в низком кресле. Но муженек и глазом не повел. Секретные документы превратили его в офицера спецслужбы со стальными нервами.

– Здесь все собранные материалы. Компактно и удобно. А сволочь Назаров украл папку толщиной в два пальца! Куда попало ее не спрячешь. Мы обыскали каждую щелочку в его номере, и не по одному разу. Прошерстили все места, где он побывал, но… Досье исчезли.

– Может, ваш коллега-шпион их сжег?

– Он не мой коллега, – твердо ответил Коршунов. Трансформация в спецагента была необратимой.

– Не злись. Я просто предположила, что Назаров уничтожил документы.

– Стоило ли для этого с огромным риском похищать совершенно секретные материалы? И не забывай, одно досье спустя семь лет всплыло целым и невредимым у нашего врага. Будем исходить из того, что документы существуют. – Кирилл коснулся пальцем экрана, страница перелистнулась. – Я прочту тебе все, что нарыла Контора. А ты вспоминай. Каждую деталь, каждую мелочь. Если мы найдем эти досье…

Он неожиданно замолчал. Я охотно подсказала:

– Тебя представят к награде. А меня?

Кирилл накрыл мои пальцы большими ладонями и заглянул в глаза. В его взгляде не было привычного тепла, только тревога.

– Тебя разыскивают как Светлого Демона. До сих пор Контора помогала тебе, поэтому ты на свободе. Но если мы не найдем…

Я вырвала руки и резко встала.

– Контора меня сдаст?

Он потупился и ответил не сразу.

– Боюсь, что хуже.

– Что может быть хуже? – услышала я свой голос. И тут же пришло прозрение.

– Они будут заметать следы. Подчищать прошлое, – подтвердил предположение Кирилл.

– И поручат это тебе?

– Ну, что ты, Светлая. Я люблю тебя. – Кирилл поднялся и попытался обнять меня. Я вырвалась. Его голос звучал фальшиво.

4
{"b":"228938","o":1}