ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно, – сказала Марина. – И, кошке ясно, у тебя есть какой-то пароль, установленный с этим самым Шайтаном, какие-то условные знаки, а? Без подобных предосторожностей в таких местах попросту не бывает.

– Ну да. Мы…

– Это потом, – сказала Марина. – Не к спеху. Что случилось с Тепловым?

– Он исчез.

– Сама знаю. Обстоятельства?

– Просто взял и исчез. Утром его не было, а в коттедже прибирались уборщицы. Сказали, он уехал. Я не стал задавать никаких вопросов – с чего бы вдруг? У нас с ним не должно было быть никаких особых отношений, он для меня – всего-навсего рядовой постоялец, которого я вожу в Городище, когда ему захочется… Но он же не мог уехать просто так! Мы с ним в тот день должны были плыть к Шайтану… Значит, с ним все же случилось что-то?

– Вот то-то и оно, – сказала Марина. – Чрезвычайно похоже.

Капитан на глазах осунулся еще более, промокнул белоснежным платком пот со лба. Платок, вот чудо, оказался без эмблемы пансионата, которая тут куда только возможно приляпана.

– Гляди веселей, сокол… – усмехнулась Марина. – Не хочу я говорить жуткие банальности, но придется… Ты, дорогой мой, оказался между двумя страхами – большим и маленьким. Маленький, как легко догадаться, – это ваш губернаторский прихвостень, а большой – это, понятно, я, молодая, беззащитная и чертовски очаровательная. И мне нужно одно. Чтобы ты накрепко вбил в башку: перед лицом большого страха самое для тебя проигрышное – служить ему нерадиво, испугаться маленького… Усек?

– Я не вчера родился, – сердито бросил капитан.

Присев на подлокотник его кресла, Марина наклонилась к нему, приобняла за шею и проворковала на ухо:

– Ну вот и подружились, а ты боялся… Скажу тебе по секрету: если будешь прилежно трудиться и от тебя появится толк, я, очень может быть, тебе и позволю снять с меня эти шортики, – она звонко расхохоталась, когда капитан отпрянул: – Что ты шарахаешься? Это я при исполнении такая сердитая и больно бью по организму, а в личной жизни, признаюсь откровенно, самая нормальная девушка, готовая повертеться на достойном конце… Точно тебе говорю.

Она без церемоний запустила ладонь под пряжку его пояса, но особой отзывчивости не встретила, капитан отодвигался, испуганно косясь на нее, уже не в состоянии проникнуть в хитросплетения игры. Фыркнув, Марина убрала руку и встала:

– Ладно, я тебе потом докажу, что я совсем не страшная… Еще спасибо скажешь.

Взяла со стола мобильник, всмотрелась: что ж, порядок, за все время беседы так и не дали о себе знать ни микрофоны, ни камеры. Следовательно, все прошло незамеченным. А это уже шаг вперед, это уже шансы… Как же им, стервецам, удалось Вампира прихватить? Не самое легкое предприятие, тут надо ох как постараться…

– Смотрите!

Марина подошла к выпуклой стеклянной стенке, настолько прозрачной, чистейше отмытой, что ее едва удавалось разглядеть, хорошо еще, что сверкающие стальные стойки помогли сориентироваться и не вмазаться лбом со всего размаха. Встала рядом с капитаном. Он показал рукой:

– Видите дом? Самый высокий?

– Трудненько не заметить, – сказала Марина.

Двенадцатиэтажный дом из темно-красного кирпича господствовал над берегом и окружающим лесом, как феодальный замок былых времен; наверстывая упущенное, она видела подобную картинку в какой-то из вороха наспех изученных исторических книжек. Разумеется, время и все перипетии последней полусотни лет на доме отыгрались по полной – ни единого целого окна, вокруг иных темных проемов черные языки копоти, словно в тех комнатах пылали некогда самые натуральные пожары (но далеко не во всех), многие балконы обрушились полностью или частично, до второго этажа поднимается разноцветная россыпь уже нечитаемых надписей и ярких картинок, сделанных краской из баллончиков (сразу видно, что эти наскальные россыпи – дела давно минувших дней), кое-где по стенам вьются темно-зеленые плети каких-то ползучих растений с широкими круглыми листьями. Запустение откровенное и полное.

– Там твой Шайтан и обосновался? Где-нибудь на верхних этажах, а?

– Как ты догадалась?

Марина покосилась на него – нет, он не пытался насмешничать, у него и в самом деле стало невероятно удивленное лицо.

– Тоже мне, ребус, – сказала она небрежно. – С верхних этажей великолепный обзор, километров на несколько. А внутри, надо полагать, настоящий лабиринт, и обширнейший. Чтобы хваткого человека в таком доме приловить, нужна чертова уйма людей, да и то – никаких гарантий. То-то он ухитряется выживать уже четыре года, Шайтан твой, заочно уважать начинаю… Что ты так уставился?

– Теплов говорил примерно то же самое…

– Один почерк, милейший, – сказала Марина, – одна контора. Ты, уж будь любезен, ко мне относись крайне серьезно, тогда будешь жить долго и относительно счастливо… Значит, ты его сюда привозил?

– Да. Высаживал во-он у того места, где железяки лежат грудой. Обставлено все было так, будто он собирается поохотиться на волков. Их тут тьма-тьмущая, один раз он и в самом деле принес свеженькую шкуру, то ли у Шайтана выменял, то ли сам добыл. У него был с собой отличный карабин… Таня…

– А?

– Вообще-то его могли ухайдакать и здесь, без всякого злого умысла со стороны тех, кем он интересовался…

– Я понимаю, – кивнула Марина. – Тебе страшно не хочется приближаться хоть на шажок к тому месту, где шустрят губернаторские дружки…

– Ну что ты…

– Врешь неубедительно. Бесталанно.

– Ну, конечно, не хочется… И все равно, я не только поэтому… Если уж взвешивать все варианты, его могли и здесь прихлопнуть. По самым простым причинам. Отличный карабин, запас патронов, все прочее… Дикарье тут пришибет за целые штаны, они, бывает, делают набеги на окрестные деревни ради сущих пустяков… А тут человек с первоклассной, богатой экипировкой. Все может быть…

– Логично, не спорю, – сказала Марина. – Есть в этом своя сермяжная правда… Вот только ты сам сказал, что он исчез не в Городище, а в пансионате. Вечером он еще был, а утром его уже не было.

– Вообще-то так. И все же…

– Помимо твоей транспортной службы можно попасть в Городище?

– Исключительно на тех катерах или вертолетах, что есть у Сатарова.

– Ну вот, видишь, мы описали круг и вернулись на то же место. А поскольку…

Она отпрянула от чистейшего стекла – показалось в первый миг, что это прямехонько ей в лицо летит по широкой дуге вынырнувший из высоких кустов на берегу темный предмет, неправильных очертаний шар, покрытый бледно трепещущими язычками пламени. «Принцесса» сделала резкий маневр, уходя влево, к середине реки, так что Марину здорово шатнуло, и черный шар плюхнулся в воду, а «Пират» мгновенно обошел их, закрывая от берега собственным корпусом. Белый купол распался на две половины, уходящие куда-то в палубу. Обнаружился и огромный спаренный пулемет с сидевшим в дырчатом железном креслице человеком в знакомой уже униформе. Стволы проворно развернулись к берегу, приподнялись под углом примерно в сорок пять градусов, и длинная очередь прошлась по кустам, взметая клубы серой пыли, целые комья вырванных веток. Звукоизоляция, в самом деле, оказалась великолепной – Марина вместо слитного грохота двух крупнокалиберок услышала лишь слабенькое тарахтенье, будто кто-то провел палкой по забору.

«Принцесса» уходила на полной скорости, нос в нос с прикрывавшим ее «Пиратом», все еще палившим по берегу.

– Очень мило, – сказала Марина. – Это что за сюрпризы?

– Туземцы, – зло кривясь, пояснил капитан. – Время от времени устраивают подобные фокусы – примитивно все, по-дикарски наивно, не бывает толку, а все равно не унимаются, твари…

– Действительно, с чего это они взъелись? – подняла брови Марина. – Вы всего-то на них время от времени охотитесь, баб выхватываете, годных к употреблению, черепушки добываете подходящие для украшения интерьера и все такое прочее. А они, придурки, отчего-то серчают…

– Я-то тут при чем? Я только извозчик…

– Ну, я ж не про тебя, я чисто абстрактно… Знаешь что? Скомандуй-ка, чтобы разворачивались и плыли назад. Все, что я хотела, уже увидела, ничего больше интересного… Да, вот еще что. У тебя, как я понимаю, должны быть карты Городища?

10
{"b":"228945","o":1}