ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да… верно. – Он замолчал. – Вы все бронировали? Гостиницу тоже? – он явно думал в том же направлении, что и она.

– Нет, я решила выбрать ее на месте и сообщить вам уже после.

– Это хорошо, значит, самого главного они не знают.

– Не знают, но пока мне предстоит гоночный заезд, – заметила она.

– Об этом я не подумал. Извините, что втянул вас в эти неприятности. – Он задумался на секунду и продолжил: – Дина, если что, вы помните тот телефон?

– Да.

– Звоните туда не только после… ну, того, что требуется сделать, но и в том случае, если в дороге вам будет нужна помощь. Там неплохие специалисты, при необходимости они подключатся. А я попробую их сейчас предупредить.

В это время машина вышла на автомагистраль, и Макс начал набирать скорость. Пора было заканчивать разговор.

– Ладно, а сейчас мне пора сосредоточиться на дороге, – ответила Дина.

– Только отключите телефон, – поспешно добавил Антон Александрович. – Кто знает, какие возможности имеются у нашего противника. Уж очень он шустрый.

Дина попрощалась с Остафьевым. Макс к тому времени разогнался до максимально разрешенных пределов и поехал «шашечками». Дорога была довольно загруженной, поэтому, перестраиваясь из ряда в ряд и вклиниваясь в промежутки между другими машинами, он пытался оторваться от мчавшегося следом за ними «Мерседеса». Макс играл со скоростью и наслаждался этой игрой. Гонщик от природы, он попал в свою стихию. Дина старалась не думать о том, как быстро они двигались, какие рискованные маневры совершал ее друг и в какой опасной близости от других машин они иногда проносились. Сейчас она доверяла ему безоговорочно.

Первые пятнадцать километров Макс пробовал разные стили езды, испытывая мастерство соперника.

– Да, ребята профессионалы, – пробубнил он в итоге, но, не меняя тактики, продолжал ехать дальше.

Еще через несколько километров Макс вдруг снова начал увеличивать скорость, и стало ясно, что игры закончились. Сейчас он будет отрываться. Указатели на дороге сообщали, что их ждала крупная развязка и два больших населенных пункта справа и слева от шоссе. Место для окончательного маневра было выбрано идеально. Съехав с автобана, они могли продолжить движение по одной из десятка дорог местного значения, отходящих от расположенного впереди узла. Они могли направиться на юг, по дороге, параллельной основной трассе. Могли поехать на запад или на восток, в один из близлежащих городов, и затеряться там. Могли, наконец, просто развернуться и оказаться снова во Франкфурте. Если здесь им удастся оторваться, они будут спасены. Дальше проселочными дорогами они выберутся на шоссе в Люксембург, и уж тогда никто не сможет их найти.

Машина тем временем все больше набирала обороты, показывая всю мощь, на которую была способна. Макс гнал на бешеной скорости, продолжая играть в воображаемые шашки с начинавшим отставать противником. Он мчался, но вел машину осторожно, не делая резких движений. Перескакивая из ряда в ряд, Макс элегантно встраивался в поток, стараясь не пугать излишней резвостью мирных бюргеров.

Вскоре «Мерседес» преследователей затерялся где-то сзади, а автомобильная развязка начала маячить впереди.

От скорости захватывало дух, и Дина не слишком ясно осознавала, происходило это с ней в реальности или она чудесным образом попала в какую-то компьютерную игру. Ей было страшно и интересно одновременно. Она отдавалась этой гонке, растворялась в ней и потому, когда все закончилось, почувствовала себя разочарованной, как будто увлекательную игру вдруг выключили на самом интересном месте.

Безумное состязание моторов и мастерства водителей действительно подошло к концу; Макс, убедившись, что противнику его уже не догнать, снизил темп. На развязке он съехал с шоссе и, не торопясь, направился на запад, в сторону ближайшего города. Преследователи давно отстали и не могли заметить, как их объект покинул автобан. Дальнейший маршрут этой парочки был им теперь неизвестен.

В город «Купер» въезжал неторопливо и ничем не отличался от машин обывателей. Невозможно было представить, что совсем недавно они мчались по трассе на бешеной скорости, изумляя окружающих водителей, внезапно возникая рядом, словно из небытия, и в этом же небытии исчезая.

На всякий случай они решили провериться и, не забираясь в центр, где в потоке машин и горящих огней сложнее заметить слежку, неспешно покатались по загородным дорогам, которые в это время суток были уже довольно пустынны. Полчаса проверок показали, что эскапада Макса удалась, они оторвались.

С помощью спутникового навигатора Дина проложила новый маршрут, и узкими местными дорогами они направились к трассе на Люксембург. Снова выбравшись на автобан, беглецы продолжили ехать довольно быстро, так что проскочили, не заметив в темноте, мост над рекой Зауэр, левым притоком Мозеля. Граница двух стран проходила как раз по этой реке. До моста была еще Германия, а после – уже Люксембург.

Они ехали по винодельческому региону, производящему знаменитое мозельское. В долине реки Мозель выращивали виноград, из которого получалось чудесное светлое, с зеленовато-желтым отблеском, вино. Очень сухое и ароматное, прекрасно утоляющее жажду и охлаждающее в полуденную жару.

Впрочем, сейчас Дине было не до охлаждения. На улице стоял мороз, и в машине тихонько гудела печка. Сразу после границы путешественники встретили крупный перевалочный пункт с автостоянкой, заправкой и закусочной, но решили там не задерживаться. До столицы Люксембурга им оставалось чуть больше тридцати километров.

В одиннадцать часов вечера Дина и Макс вошли в большую, нарядно подсвеченную гостиницу в центре города. В старинной зале, служившей теперь вестибюлем, звук их шагов по мраморному полу отдавался странным эхом. До того как стать отелем, дворец принадлежал известной люксембургской семье, хранившей внутреннее убранство дома, как это было заведено предками. Новый хозяин устроил там гостиницу, но, почувствовав моду на старину, оставил интерьеры как при прежних владельцах. Все в этом дворце было подлинным, антикварным: бронзовая люстра под потолком, декоративные панели из мореного дуба, украшавшие стены, мозаичные полы, мебель красного дерева с кожаной обивкой. Несмотря на время года, на стойке регистрации в простом керамическом горшке стояли цветущие гиацинты. «Как в сказке про подснежники», – подумала Дина. Цветок, перепутав время года, расцвел, на радость людям, не в апреле, а в самом начале зимы.

После пережитого стресса Дина отказалась селиться в отдельном номере и оставаться на ночь одной. Друзья сняли большой люкс с общей гостиной и двумя спальнями.

Кухня отеля уже закрылась, ресторан не работал, поэтому здесь же, на ресепшен, Макс заказал еду в номер: холодную ветчину, хлеб, паштет, оливки, множество разных закусок и бутылку коньяка. «Н-да, деточка, когда-нибудь ты все-таки лопнешь», – подумала Дина, вспомнив, какое количество еды смолол ее спаситель в ресторанчике около аэропорта.

Пока несли ужин, Дина наполнила ванну. Горячая вода помогла ей расслабиться, согреться и успокоить нервы. «Сейчас бы чашку чая и баиньки», – мечтательно думалось Дине.

И тут она вспомнила об Остафьеве. После ее звонка из Цеппелинхайма он, верно, не находил себе места, гадая, чем закончилась ночная погоня. Нужно как-то успокоить директора, сообщить о благополучном прибытии его гонца в Люксембург. Только как это сделать? Позвонить-то ему теперь нельзя.

Дина вспомнила, что Антон Александрович велел ей при необходимости звонить своему здешнему адвокату. Он сказал: «Если в дороге вам будет нужна помощь…» Каким образом юрист помог бы ей на пути в Люксембург, Дина представляла слабо, а вот передать Остафьеву весточку, да так, чтобы она не попала к его врагам, поверенный наверняка мог.

В дверь ванной постучали.

– Дин, ужин принесли, – позвал Макс. – Вылезай, начинаем есть и пить.

Обычно ее друг выпивал редко, но сегодня весь вечер только об этом и твердил. Видно, сегодняшнее расставание с прежде любимой девушкой оказалось для него не таким уж легким делом, как он изображал.

12
{"b":"228950","o":1}