ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Враги Полины, увы, неизвестны. И узнать негде — разве что разговорить Катрин. В будущем пригодится — если оно будет. Но вот пока…

Плохо, что и у Эйды друзей нет. А по заказу они не появляются.

А пора бы уже! В рыцарских романах с этим никогда проблем не возникало. Там не только друзья — еще и шайка благородных разбойников всегда под боком.

Ирия отхлебнула очередной приличный глоток шедевра виноградников Марэ. И поняла, что всё просто, как отражение в зеркале. В смысле — с кем и против кого дружить. Столь просто, что странно, как она до сих пор не догадалась?

И теперь понятно, зачем ее понесло в эту таверну и не уносит до сих пор. Умная интуиция решает за глупую хозяйку.

2

Да, у Эйды друзей нет, но у Ирэн Вегрэ-то они должны быть. Если ее любовь — не такая же фантазия, как у Ирии Таррент.

И если — всё же нет, а нежные чувства — не совсем сказка виршеплетов-балладистов, то кое-кому пора уже и совесть иметь! Ирия тут сидит невесть сколько времени — рискует, понимаешь ли. Неизвестно, когда любящий дядюшка выпустит нежно любимую племянницу в следующий раз.

И вообще — уж месяц, как по всему Тенмару ходят слухи о счастливом воссоединении оного дядюшки с оной племянницей. И где в таком случае, позвольте спросить, до сих пор носит ее возлюбленного? О котором Ирия наслушалась тогда, в аббатстве?

Девушка с чистой совестью заказала еще порцию дичи с овощами. Их здесь просто великолепно тушат с пряностями! Мечта любой монастырской узницы.

А вино еще и не думает кончаться. Теперь у Ирии есть честно заслуженное… то есть — продуманное право задержаться. Столь же авантюристичное, как и всё, что случилось в последние месяцы.

Жаль, в «Горячей Кружке» не поют. Или только зимой?

Ничего, в мире полно таверн, где можно наслаждаться пением и танцами. Хоть каждый вечер. А если туда не принято ходить дамам — то для чего существуют мужские костюмы? Снять шиньон, напялить мужскую шляпу — и ни одна змея не узнает.

И как же рано зимой темнеет! Ведь семи еще нет. А на улице уж часа два, как света белого не видно…

Таверна опустела более чем наполовину. Огромные часы на стене пробили восемь пополудни. И лишь тогда в уютный зальчик вошел по-городскому одетый молодой человек. То ли небогатый дворянин, то ли мелкий чиновник столичного ведомства, явившийся в провинцию навестить батюшку с матушкой. Но уж точно — не крестьянин и не слуга.

Шпаги при нем не видать. Но вот что он наверняка носит кинжал, Ирия даже не засомневалась. Как и в том, что новый посетитель прекрасно умеет с ним обращаться. Чувствуется в «горожанине» некая внутренняя настороженность, полное отсутствие беспечности. Будто удар могут нанести в любой миг и с любой стороны…

Раньше лиаранка такое и не поняла бы, и не угадала. Но, увы — ныне сама так живет полных три месяца без перерыва.

Вот он — один из тех двоих, что сидели здесь месяц назад. И так поспешно ушли, когда Ирия обратила на них внимание. А она ведь тогда толком и не пригляделась. Просто на глаз прикинула: опасны — не опасны. И решила: нет.

Значит, природу рисуем? Крестьян на фоне черных, давно убранных полей? Снежное кружево на агатовом полотне? Стылую речку под проливным дождем или мокрыми хлопьями, тающими на лету?

Ну-ну.

На сей раз художник явился один и уходить явно не планирует. Даже маскироваться не собирается. Вместо этого — направился прямиком к столу лиаранки.

И? Драку с дамой, да еще племянницей здешнего герцога загадочный незнакомец не затеет. И потом — у дамы тоже кинжал есть. «Художник» может, конечно, об этом и не знать. Зато уж о наличии ножей у хозяина таверны и его слуг — всяко осведомлен…

Вздумает разоблачить? Опять же — ну-ну. Это — слово признанной дядей-герцогом племянницы-баронессы. А это — чье? Вы кто, юноша? Подозрительный портретист неизвестно откуда? А может, вообще — аравинтский шпион? Или мидантийский? Там как раз тоже Академия есть — причем не универсальная, а Искусств. Самая известная в мире.

Риск, конечно, есть. А еще больший — если парень знает баронессу в лицо, но сам — вовсе не тот, за кого Ирия его приняла. Например, шпион некоего столичного сановника.

Но тогда чего так топорно развернулся к ее столу? Как бык на красную тряпку.

Пока «бык» пересекал таверну от входа к дальнему угловому столу Ирии, сердце успело пропустить несколько тревожных перестуков. Если парень окажется не тем…

А запросто!

Хорошо, что в зале так мало постороннего народу. Всего пять человек, включая кабатчика. Легче подкупить — если «художник» вдруг заорет слишком громко.

Но всё же…

Да, Ирия готова убить — когда иначе нельзя. Но почему — того, кого она до сего дня даже не знала? Не успела возненавидеть? Кто не успел ей сделать ничего дурного?

Почему не Роджер Ревинтер? Или того лучше — его папаша? Почему не Полина?

3

— Что вам угодно, сударь? — подчеркнуто вежливо осведомилась девушка.

Вдруг — всё-таки дворянин? Этот факт о возлюбленном Ирэн сейчас не вспоминается, а жаль!

Звук собственного совершенно спокойного голоса успокоил и нервы. Отступать поздно — сама дождалась именно этого развития событий. Теперь — только играть дальше. А там — как карта ляжет, такой и расклад будет.

— Узнать ваше имя, сударыня! — выпалил (хорошо хоть не слишком громко!) «сударь», плюхаясь за стол напротив.

Ну вы и хам, юноша! Нет, всё-таки — не дворянин! Кто же требует чужое имя, да еще — у знатной дамы, не назвав для начала собственного? Даже если ты — несчастный возлюбленный. Другой дамы.

— Баронесса Ирэн Вегрэ к вашим услугам, — не меняя тона, ответила Ирия. Не спуская с «художника» пристального взгляда. — Могу я теперь узнать ваше имя, сударь? И титул? — мстительно добавила она. Уже зная, что такового нет.

А о том, что последний вопрос — неприличен, «сударь» не знает.

По лицу парня видно — вот-вот сорвется на крик.

Да что же это такое? Она и сама в интриганки годна лишь с очень приличной натяжкой. А уж возможного сообщника Творец послал — в ответ на жаркие молитвы!

Не сорвался. И то ладно.

— Если вы — баронесса Вегрэ, вам должно быть известно мое имя.

И уставился с видом оскорбленного достоинства. Не дворянского.

Нет уж, сам договаривай. Ирия должна знать точно. С учетом, что его именем может назваться и посторонний. С целью ее подставить.

Или Ирэн вообще всё придумала… Нет, вряд ли.

— Клод Дарлен к вашим услугам.

Что за смесь дворянских манер с мещанскими? Папа — дворянин? От Ирэн нахватался?

Тяжелющий булыжник с грохотом свалился с хрупких девичьих плеч. Стало безумно легко и весело.

За это нужно выпить. Но не сейчас и не в компании Клода Дарлена.

— Ну, наконец-то вы! — улыбнулась Ирия. — Где вас носило так долго? Я уж заждалась… Для начала — успокойтесь. Ваша дама в безопасности… надеюсь.

— Ирэн жива?! — на собеседницу уставились два полных надежды карих блюдца. Точнее, блюда. Для праздничных пирогов. — Она — не в монастыре?

Во-первых, Клоду Дарлену известно про монастырь. Во-вторых, «художник» не сомневается: это самое прибежище служительниц Творца — вовсе не безопасное место. Парень — определенно не безнадежен. Еще бы орал потише — цены б ему не было.

— Тише, Клод, — поморщилась Ирия. Лучше соблюдать хоть тень осторожности — даже если соседний стол и свободен. Пока. — Разумеется, жива. А из монастыря мы сбежали вместе.

— Но кто вы?

— Я? Разумеется, незаконная дочь герцога, — не моргнув глазом, соврала девушка. — Папа хотел выдать меня за жирного старика. А когда я отказалась — попробовал спихнуть в это милое аббатство. Нас с Ирэн спасли банджарон из соседнего табора и один рыбак. Он услышал крики Ирэн. Они причалили ночью к острову и бросили нам веревку. Бушевала страшная буря. Мы вымокли до нитки! — вдохновенно врала Ирия.

Наполовину. Что изрядно уменьшает шансы быть пойманной на несочетании фактов.

71
{"b":"228957","o":1}