ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 22

…Мой брат вступил в ряды движения «Запретите бомбу!», так как ему было приказано это сделать. Церковь также отказывает мне в получении компенсации из-за того, что сан викария он получил благодаря Министерству…

(ИЗ ПИСЬМА, НАПИСАННОГО МИСС МИЛЛИСЕН КРЭНБИ НА ГОЛУБОЙ ПОЧТОВОЙ БУМАГЕ И АДРЕСОВАННОГО ФРЕНСИСУ ТРЕНТУ, ДАУНИНГ-СТРИТ, 10, ВЕСТМИНСТЕР)

Когда Киз появился в архиве ДИ-5, премьер-министр был уже там и сидел за огромным вращающимся столом. Перед ним лежало досье. Киз кивнул вместо приветствия и уселся на край стола.

— Ну, как дела? — нетерпеливо спросил Френсис Трент. — Раскопали что-нибудь в Министерстве Торговли? Знаете ли, я учился вместе с Джонсоном. Славный парень, каких мало, правда, немного суетливый.

Киз открыл черную пластиковую папку и достал из нее лист бумаги.

— Судите сами, господин премьер-министр, — начал он, но Френсис Трент углубился в чтение раскрытого перед ним дела.

— Ответьте мне сначала на один маленький вопрос, Киз, — медленно заговорил он, постукивая пальцами по столу. — Почему вы убили человека из ведомства Плюма? Я понимаю, что у вас есть основания быть недовольным службой безопасности, но что я отвечу Плюму, если он потребует объяснений? Если, конечно, он вернется, чтобы сделать это. Итак Киз, я жду. Какое это может иметь отношение к «Судному дню»? — Премьер-министр положил руки перед собой в ожидании объяснения К. А.

— Поясните, господин премьер-министр, — уклонился от ответа Киз. — Я не имею ни малейшего понятия о том, на что вы намекаете.

Френсис Трент нахмурился.

— Я прекрасно помню ваши слова, К. А., о том, что некто покушался на вашу жизнь. Это произошло незадолго до того, как я вступил в должность. В Сент-Джеймс-парке, не так ли?

— А какая здесь связь с людьми из ведомства Плюма? — Киз перешел на официальный тон Королевского агента.

— Ну, раз вы не знаете, — начал Френсис Трент возмущенно, — то я вам расскажу все по порядку. Я получил письмо от некоей мисс Крэнби, в котором она требует компенсации. Она пишет, что ее брат погиб, выполняя задание в качестве сотрудника службы безопасности. Я, естественно, решил это проверить, и Уорд доложил мне, что именно этого парня Крэнби вы застрелили в Сент-Джеймс-парке, после чего распорядились сбросить его в Северное море, район «Тигр-3». Понятно, что Совет по пенсионному обеспечению и компенсациям решил, что Крэнби — агент красных и не торопится выплачивать пособие ближайшим родственникам.

Киз не верил своим ушам.

— Разрешите мне посмотреть досье.

Даже без высокого пасторского воротничка он узнал это лицо на фотографии. Киз начал читать досье.

Христианское имя — Дадли, место рождения — Бирмингем, профессия отца — рабочий по изготовлению котлов.

Образование: начальная школа, средняя школа, вечерние курсы, инженерные курсы. Отказался от достигнутого сознательно, по причине, связанной с ракетной программой (что за чушь!). Случайные работы в Лондоне: садовник Риджент-парка, уборщик клозета Совета Лондонского графства (в этом месте Киз поставил знак вопроса). Вновь вечерние курсы, немецкий язык и математика четыре раза в неделю в политехе. Стипендия для учебы в Оксфорде. Получил диплом второй степени по английской литературе. Прошел по конкурсу на должность администратора в Министерстве Общественного строительства и ремонтных работ. Служил во второй секции, следящей за состоянием и оборудованием здания на Даунинг-стрит, 10 (??). В связи с работой на Даунинг-стрит направлен на курсы службы безопасности. Принят в службу безопасности Лайонелом Плюмом, в то время заведующий кадрами. При приеме был понижен в должности с административного служащего до офицера-исполнителя (что, впрочем, не было удивительно, так как многие были готовы потерять в должности, лишь бы попасть в Службу).

Обязанности: наблюдение за различными посольствами. Специализация — связист. По заданию вступил в Коммунистическую партию.

Этот пункт досье не удивил Киза, поскольку в настоящее время каждый второй член Английской Коммунистической партии был секретным офицером службы безопасности.

Киз быстро досмотрел досье: «Отпуск — Лас-Пальмас, выходные дни — Брайтон. Визиты к отцу в Бирмингем. Киз вернулся к предыдущей странице: последние шесть месяцев Крэнби числился сотрудником Министерства Общественного строительства и ремонтных работ».

«Типичная «крыша» для голубоглазых мальчиков Плюма, позволявшая им отлучаться со службы в любое время или торчать в офисе в случае дождя», — ехидно подумал Киз.

Он еще раз перелистал страницы. «…Движение в защиту «Желтых». Специальная школа вблизи Сент-Айвз по подготовке духовных лиц. Получение духовного сана. Направлен в Северный Уэльс для внедрения в подкомитет движения «Запретите бомбу!», занимавшийся информационной деятельностью. Болезнь вследствие образования свищей. Госпитализация в частной резиденции Генерального директора в Хоуве, графство Суссекс». Голубоглазый мальчуган — не придерешься…

Каждый этап в карьере агента фиксировался в его личном досье. Никто и никогда не мог скрыть даже самого ничтожного события в своей жизни. Киз еще раз прочел последние строки в деле Крэнби, написанные на зеленом листке бумаги: «Объект ликвидирован секцией К. Сброшен в море пилотом Дженнингсом с борта самолета, регистрационный номер 2BX/49L. Досье закрыто. Подпись: Т. П. Барнет, помощник младшего секретаря Министерства Обороны». Рядом с подписью стояла дата и до конца страницы проведена косая черта. После ликвидации секцией К не могло быть никаких приписок, объяснений, пенсий и компенсаций. Никогда и ничего. Конец.

Киз захлопнул досье и передал его премьер-министру.

— Дайте мне немного времени на размышление, господин премьер-министр. Кое-что уже проясняется. Можно с уверенностью сказать, что есть какая-то связь между только что полученной информацией и «Судным днем». Предоставьте это мне. Впрочем, вам пора привыкнуть к тому, что расследование в связи с «Судным днем» находится полностью в моих руках.

Привычным жестом Френсис Трент поднял руки.

— Хорошо, Киз, как скажете. Давайте перейдем к делу. Как ваш визит в Министерство Торговли? Что сказал Джонсон?

Киз положил перед премьер-министром лист бумаги и книгу, которую достал из папки. Книгу он открыл на той самой странице, которую отметил Йенси Флойд.

— Благодаря Президенту и Йенси Флойду, в Публичной библиотеке Нового Орлеана была найдена эта книга. В ней дается подробное описание «Штормоцвета». В других источниках указано, что одна французская семья избрала «Штормоцвет» в качестве родового герба. Нам известно, что это слово имеет какое-то отношение к «Судному дню», мы не знаем только, какое именно…

Френсис Трент сделал знак Кизу продолжать.

— На этом рисунке изображен товарный знак, показанный мне сегодня вашим другом Джонсоном из Министерства Торговли.

Премьер-министр наклонился над рисунком, достал из нагрудного кармана очки и, водрузив их на нос (кстати, эти очки были неотъемлемой частью его имиджа), начал рассматривать иллюстрацию в книге, сравнивая ее с рисунком на листке.

— Да, — наконец, произнес он. — Не знаю, каково ваше мнение, Киз, а, по-моему, они чертовски похожи, а?

Он поднялся и подошел к Кизу вплотную.

— К. А., вам известно, чей это товарный знак?

Киз взял листок из рук премьер-министра и убрал его обратно в черную папку вместе с книгой.

— Это, действительно, французская семья, — сказал он.

— Что за таинственность, Киз? — спросил премьер-министр. — Кто это?

Киз глубоко вздохнул.

— Эта фамилия пишется так: Ф-р-е-н-ч, — ответил он. — Очень старая фирма. Изготовители сейфов в Бирмингеме.

Премьер-министр непроизвольно открыл рот.

— Господи, помилуй… — начал он.

— Вот именно, — прервал его «молитву» Киз. — Я знал, что вы будете удивлены. Будьте очень осторожны, если не хотите, чтобы народ стал говорить, что вы используете эту информацию, чтобы свести счеты с политическим противником. Я предупреждал вас, что Малик умнее, чем кажется.

31
{"b":"228967","o":1}