ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако, прежде чем Киз успел что-либо предпринять, Синь на своем самолете продолжил охоту за скальпами.

— Живее в дом, вы, двое! — закричал Киз сквозь грохот автоматных очередей. Вдруг самолет, снизившись, но не снижая скорости пролетел сквозь изгородь. Камни, дерево и песок разлетелись фонтаном в разные стороны. Киз ждал, когда наверху появится голова стрелка. Албанец до плеч высунулся из кабины, и оба они одновременно выстрелили: голова албанца разлетелась на куски, но он успел своим выстрелом выбить пистолет из рук Киза.

Киз проскочил вперед, пытаясь уйти с линии огня, но опоздал: из кабины высунул голову сам Синь. Его первый выстрел прошел мимо цели из-за вибрации самолета. Синь пытался укрепиться. Киз отскочил в сторону, схватил с земли пригоршню песка и швырнул в лунообразное лицо над собой.

Эффект был великолепный: Синь закрыл лицо руками, исчез из виду и, очевидно, бросил управление, поскольку самолет изменил направление и полетел прочь от домика.

Киз выхватил из рук одного из убитых охотников ружье, патроны валялись здесь же и, подобрав их, зарядил оружие. Синь одной рукой пытался протереть глаза, другой сжимал автомат и беспорядочно палил во всех направлениях. Один из этих беспорядочных выстрелов задел албанца, последнего на борту, и он упал, получив порцию пуль в грудь еще и от Киза.

Самолет заходил теперь с другой стороны, с той, где сидел Юлиан Френч с Лайонелом Плюмом. Киз зарядил ружье и выстрелил. Пули, очевидно, попали Синю в ноги, и он скорчился над приборной доской. Самолет снова изменил курс и полетел в сторону озера.

Киз неожиданно успокоился. Он перезарядил ружье и, положив несколько запасных патронов в нагрудный карман рубашки, побежал вслед за самолетом в гору.

Киз выстрелил.

Еще раз.

И еще раз.

К тому моменту, когда самолет достиг вершины горы и летел уже над другим склоном, Синь успел получить добрую порцию свинца в различные места тела, но, тем не менее, Киз продолжал преследовать его, стреляя без остановки в похожую на куль, бывшую некогда человеком, мишень. Наконец, самолет подлетел к озеру и через мгновение упал в воду.

От удара Синь навалился на дроссель управления и придал ему положение, при котором достигалась максимальная скорость. Самолет рванулся вперед к противоположному берегу озера. Последний выстрел Киза был скорее салютом, чем выстрелом по мишени. Бросив разряженное ружье на берегу, он отправился обратно к домику. Со склона холма он посмотрел вниз. Самолет Синя горел, продолжая метаться по озеру на высокой скорости. Киз подумал, что Синь, очевидно, пытается справиться с управлением.

— Думаю, теперь этот парень догорит вместе с машиной, — услышал Киз голос позади себя. Оглянувшись, он увидел Йенси Флойда, окровавленная голова которого была замотана рваной рубашкой.

— Да, ладно, ерунда, — сообщил он в ответ на участливый вопрос Киза. Киз зажег сигарету и сунул ее в рот американца, потом закурил сам. Вместе они спустились в долину и подошли к домику. Неподалеку от него Юлиан Френч убаюкивал, словно ребенка, Лайонела Плюма.

— Это я убил его, — простонал Френч, когда Киз подошел ближе. — Я хотел… чтобы он… молчал…

Человек, ради которого Киз прилетел в эти края, был высок, строен, элегантен. «Он принадлежит к тому типу людей, — подумал Киз, — которые долгие годы сохраняют моложавый вид…» Но теперь он был сломлен окончательно… Киз обратился к раненому Лайонелу Плюму:

— Велите Френчу рассказать все. Хоть одно полезное дело совершите напоследок. И поскорее.

Лайонел Плюм умирал. Не только из-за окровавленной культи, он страдал еще и от пулевого ранения в живот.

— Я и сам готов вам все рассказать, — заговорил Юлиан Френч, — ведь дядюшка убит, и ему теперь уже ничто не может навредить… — Он начал по-женски всхлипывать.

Лайонел Плюм попытался что-то сказать, и Киз нагнулся к нему.

— Нас обоих заставили сотрудничать шантажом, — зашептал Плюм, — показали непристойные фотографии, знаете, как это делается…

Вмешался Юлиан Френч:

— Они заставили меня привлечь к делу Лайонела Плюма, Генерального директора службы безопасности. Безопасность! Смешно! — Он истерично захохотал.

Плюм сделал попытку заговорить вновь, но голос его все слабел с каждой минутой:

— Киз, клянусь вам, мы не имели понятия… Клянусь вам, Киз… слышите, «Судный день»…

Киз спокойно заговорил:

— Я вам верю, Плюм. Но времени мало, и я должен задать вам несколько вопросов, на которые хочу получить ответ. Скажите мне честно, кто-нибудь из вас знает, где установлен «Судный день»?

Оба отрицательно покачали головами.

— Почему Малик избрал именно «Юлиана Френча и сыновей» для изготовления корпуса бомбы?

Плюм медленно произнес:

— Потому что в случае обнаружения его местоположения они могли свалить все на дядю Юлиана, тогдашнего премьер-министра.

— Они не могли предвидеть победу Трента на выборах. Скажите, а причем здесь Крэнби? — спросил Киз.

Плюм произнес, с трудом выдавливая из себя слова:

— Крыса поганая! Я вытащил его из грязи! А чем он отплатил мне? Шантажом!

— Каков папа, таков и сыночек, — мрачно усмехнулся Френч, и Плюм через силу продолжал:

— …Этот Крэнби страдал манией величия, сын, я имею в виду. Он вбил себе в голову, что тогдашний премьер-министр, сэр Бенджамин Френч знал, что мы с Юлианом заодно с Маликом. Он решил шантажировать премьер-министра в палате лордов, лишить его звания пэра.

Теперь хоть кое-что стало ясно Кизу.

— И вы сделали вид, что это действительно так? — спросил он, и в этот момент услышал взрыв где-то в районе озера.

Плюм с усилием кивнул и, с огромным трудом приподняв голову, откровенно высказался:

— Этот придурок решил сделать театральный жест — предупредить премьер-министра. Он знал, что мы пользуемся выходом из номера десять в Сент-Джеймс-парке. Я сказал ему, что премьер-министр иногда выходит оттуда, переодетый. Остальное… Да…

Киз подумал, что эти разговоры его никуда не приведут.

— Да, это сработало. Я пристрелил его, как вы знаете, — коротко резюмировал он, — а теперь послушайте, Плюм. Ни вы, ни ваш друг не знаете, где находится «Судный день». Так вы сказали. Но разве Крэнби вам не сообщил?

Удивление, написанное на их лицах, было искренним.

— Вы хотите сказать, что не знали о том, что Крэнби спрятался в одной из секций котла, когда его вывозили с завода?

Лайонел Плюм попытался достать что-то из внутреннего кармана.

— Когда это… число… дневник…

Киз помог ему вытащить из кармана ежедневник и открыл его на первом понедельнике февраля — дне, когда Крэнби предположительно выехал вместе с трейлерами.

Страница была чиста. Киз перелистнул ее и увидел запись на обороте листа.

— Что это значит? П/В/С/К 12 дня д-р Брайтон.

Плюму становилось все хуже, говорил он все медленнее, но слова звучали отчетливо:

— Это я зашифровал. Означает: Пили вино с Крэнби днем у доктора Брайтона. Это паб в Брайтоне, довольно известный…

Если Крэнби оказался в Брайтоне через несколько часов после пребывания в Бирмингеме, это означает, что эскорт проследовал не в Сатерленд, а в Суссекс, второе предположительное месторасположение «Судного дня».

— Пошли, Йенси, — скомандовал Киз. — Иди к самолету, я сейчас подойду. — Флойд побежал по направлению к долине.

— Сделайте это сейчас, Киз, пока мы оба здесь, — прошептал Лайонел Плюм.

— Он бредит, — произнес Юлиан Френч, ни к кому не обращаясь. Он по-прежнему держал на коленях голову Плюма.

Киз обошел домик. Именно эта часть работы была для него особенно неприятна. С вражескими агентами все было проще. С людьми, просившими о пощаде, тоже. Но с этими двумя…

Он нашел то, что искал. Пистолет почти не пострадал от выстрела албанца. Киз вышел, сжимая в вытянутой руке пистолет 45-го калибра.

Глаза Плюма были закрыты. Юлиан Френч по-прежнему тихо всхлипывал.

— Смерть предателям, — произнес Киз и выстрелил дважды.

38
{"b":"228967","o":1}