ЛитМир - Электронная Библиотека

— Скажите… Как вы его назвали?.. «Королевский агент», так, кажется? Расскажите мне, пожалуйста, все о нашем новом друге, с которым, я надеюсь, мы всегда будем…

Премьер-министр торопливо перебил Трента:

— Прежде всего, дорогой Трент, соображения безопасности требуют, чтобы Королевский агент был известен лишь под именем «Киз». В некотором роде он является личным секретным представителем Ее Величества. Само существование К. А. является государственной тайной. По традиции, он имеет право следить за действиями любого гражданина в королевстве и является постоянным сотрудником Британской секретной службы, старшим по званию относительно всех офицеров вооруженных сил, а также служащим госучреждений и дипломатического корпуса.

По традиции, со времен Карла I, на должность К. А. всегда назначались члены одного из двух старейших родов Англии. Впрочем, иногда делались исключения.

Узнать о существовании Королевского агента можно лишь получив соответствующее монаршеское разрешение. Только в случае чрезвычайных обстоятельств кто-либо, не являющийся особой королевской крови, удостаивается чести узнать о личности К. А., его правах и полномочиях. Однажды было сделано исключение для одного президента, но к нашему случаю это отношение не имеет. Впрочем, это дело прошлое.

Трент усмехнулся.

— Надеюсь, вы оба знаете мои взгляды на традиции и привилегии. Так во что это обходится простому налогоплательщику, позвольте вас спросить?

Киз спокойно ответил:

— Я получаю сто тысяч фунтов из личных фондов Королевской казны. Ежегодно в Михайлов день эта сумма переводится на счет в банке Коуттса и не проходит через Казначейство. Помимо этого, мне разрешено тратить необходимые суммы на специальное оборудование и тому подобные вещи, согласно секретной санкции, ежегодно принимаемой Палатой Общин. На это не требуется специальных разрешений, так как суммы включаются в общие бюджетные расходы. Я получаю распоряжения непосредственно от монарха. В настоящий момент Ее Величество высочайше повелели мне поступить в распоряжение правительства и предпринять необходимые шаги по ликвидации, либо обезвреживанию «Судного дня», где бы на территории королевства ни находилась бомба.

Бывший премьер-министр положил руку на плечо Киза и произнес:

— И вы сделаете это либо погибнете, мой мальчик, как это бывало раньше с вашими предшественниками.

— Ради Бога, оставьте этот скаутский героизм, — нетерпеливо оборвал его Трент. — Если Киз не выполнит задания, погибнем мы все. Но я еще не обговорил все вопросы, господин премьер-министр. Я хочу знать, что же все-таки изменилось? Смертоносные виды оружия из года в год сменяли друг друга, постоянно совершенствуясь, не так ли? Стало быть, у нас тоже есть средства устрашения? Если какой-нибудь «кремлевский идиот» нажмет на кнопку и развеет нас всех по ветру, не совершит ли он при этом самоубийство? Наши бомбардировщики и ракеты «Поларис» способны нанести ответный сокрушительный удар. У нас достаточно мощи, даже если Америка не примет нашу сторону, хотя я уверен, что она с нами. Что вы на это скажете?

«Фатсо Ф-френч», как называли его острые на язык газетчики, заговорил примирительным тоном:

— Боюсь, дорогой мистер Трент, что вы несколько отстали от жизни по части осведомленности о вооружении. Русские, равно как и мы и наши американские союзники, имеют в настоящее время достаточное количество противоракетных установок, способных отразить любой удар или контрудар, наносимый ракетой либо пилотируемым самолетом. Таким образом, средства обороны в настоящее время превосходят по своим возможностям средства нападения. Это вполне реальный факт, и вы должны учитывать его, хотите вы того или нет. Мне очень жаль, но это так.

Трент в задумчивости выглянул в окно и, помолчав, вновь заговорил:

— Как им это удалось? Я хочу сказать, — спокойно продолжал он, — каким образом русским удалось установить эту гигантскую кобальтовую бомбу именно в Англии? И почему в Англии, а скажем не в Америке?

Разгладив лацканы своего просторного пиджака и отодвинув в сторону чайную чашку, премьер-министр, наконец, произнес:

— Нам неизвестно, каким образом «Судный день» оказался в Англии. А что касается вопроса, почему у нас, а не в Америке… Видите ли, этот «Судный день» способен уничтожить нас. Для того, чтобы стереть с лица земли Америку, таких бомб понадобилось бы около тридцати. А тридцать бомб гораздо сложнее доставить и разместить.

Трент повернулся к Кизу. Наконец, лидер оппозиции начинал вести себя, как истинный премьер-министр.

— Вы будете держать нас в курсе, Киз? — спросил он и доверительным жестом протянул свою короткую квадратную ладонь. — Не беспокойтесь о протоколе. Уверен, Ее Величество согласится с тем, что все мы трое должны объединить усилия. Я считаю, что вы, Киз, должны получить неограниченные полномочия и право следить за любым человеком, даже за мною. Как будущий премьер-министр я обещаю вам поддержку и содействие во всех предпринимаемых вами шагах. Со своей стороны, я буду оказывать вам необходимое содействие, и, возможно, у меня будут кое-какие соображения, как повлиять на ход событий.

Трент почувствовал торжественность момента, когда Киз поднялся и с достоинством заговорил:

— Ее Величество милостиво предоставила в наше распоряжение эту комнату и несколько смежных для срочных совещаний и встреч. Я буду направлять вам сообщения с моей личной печатью.

Трент взглянул на перстень с печаткой, лежавший на столе рядом с чайной чашкой, и взял его в руки. На печатке был изображен миниатюрный смеющийся единорог, на боку у него в треугольной рамке были выгравированы буквы К. А. и стояла дата: 1681.

— Позвольте пояснить вам назначение этой печатки, Трент, — предложил премьер-министр. — Она известна Британскому Генеральному штабу, постоянному главе государственной гражданской службы, Главному комиссару Нью-Скотланд-Ярда и Генеральному директору службы безопасности. Мелодия «Гринсливз» — позывные К. А. Существует множество других кодов и сигналов, которые вам сообщит сам Киз в ближайшие дни. «Большие братья» не подозревают об истинном смысле этой печатки, но твердо знают, что нужно делать, когда ее видят, и не задают вопросов.

Обсудив все моменты, связанные с «Судным днем», политические лидеры переменили тему. Они в общих чертах наметили состав нового правительства, назвали имена членов будущего кабинета, впервые представляемых Ее Величеству. Разговор этих двух джентльменов, тесно связанных узами Флит-стрит, показался Кизу скучным и монотонным. Наконец, государственные деятели собрались уходить. Первым вышел Трент, за ним с интервалом в несколько минут последовал бывший премьер-министр, сэр Бенджамин Ф-френч.

Киз остался наедине со своей августейшей хозяйкой. И еще долго эти двое давних друзей сидели, склонившись над донесениями, картами и схемами. Шло время, сумерки сгущались над Лондоном, а Киз снова и снова предлагал и отвергал различные планы действий. Наконец, незадолго до того, как часы на окутанном туманом Вестминстере пробили полночь, план операции был утвержден.

Глава 3

…Сегодня днем в результате загадочного взрыва был поврежден главный вход в торговый зал автосалона в Ковентри. Полностью сгорел «альфа-ромео» и сильно пострадал старший продавец…

(ВЫДЕРЖКА ИЗ КОЛОНКИ ПРОИСШЕСТВИЙ ЛОНДОНСКОЙ «ИВНИНГ НЬЮС»)

Мчась по широкому шоссе М1, идущему через Мидленд, Киз ощущал недовольство своим «альфа-ромео», взятым из специального резерва. С часами на приборной доске было что-то не то. Его тревога была чисто интуитивной, и, как и большинство мужчин, Киз искал рациональную причину своему беспокойству.

Скорость была высокой, но не слишком. Машина быстро брала с места, но плохо слушалась руля после скорости, достигшей пятидесяти миль.

Киз покончил со своими сомнениями, остановившись в Ковентри возле салона-магазина подержанных автомобилей и заменив «альфа-ромео» на белый «ягуар» класса Е с двумя тысячами миль пробега на спидометре. Он не стал торговаться, когда продавец предложил за его машину явно заниженную цену.

4
{"b":"228967","o":1}