ЛитМир - Электронная Библиотека

— У меня очень важная пленница. Она, возможно, приведет нас непосредственно к «Судному дню». Слушайте внимательно. Срочно разыщите Главного хирурга и пришлите его через три часа в госпиталь Вудланда, что в Шальфонте, Сент-Питер. Речь идет о хирурге, к услугам которого обычно прибегает служба. Кроме того, мне нужен будет специалист по микроэлектронике. Я понимаю, что это трудно, но тем не менее прошу доставить его вместе с Главным хирургом. Это все. — Наступила пауза, и Киз услышал шелест бумаги, очевидно, премьер-министр делал пометки в своем блокноте.

— Все будет сделано, — послышался, наконец, в трубке голос с девонширским акцентом, и Киз повесил трубку.

Во дворе полковник Сноу подготовил Кизу «моррис 1100». Сноу вышел из него, как только Киз приблизился. На заднем сиденье лежала раненая женщина, находившаяся сейчас под действием снотворного. До самого подбородка она была укрыта простыней, скрывавшей ее перебинтованное плечо. Полковник Сноу отдал честь.

— Ей сделали укол, а потом еще два, сэр. Полагаю вас не устроит ее смерть, — доложил он.

Киз не обратил внимания на сарказм полковника, понимая, что и сам он вряд ли вел бы себя иначе в подобных обстоятельствах. В глазах солдат его выстрел в беспомощную женщину выглядел как садистская выходка. Он уселся на водительское место, и Сноу захлопнул за ним дверь машины.

— Жаль, что я не смог обеспечить безопасность ваших людей, — сказал Киз. — Да и вряд ли это было возможно. Обещаю, что ваша помощь и действия ваших людей не будут забыты. О родственниках погибших мы также позаботимся. До скорой встречи, полковник.

Киз завел мотор и, проехав по двору мимо обгоревших деревьев, вырулил на шоссе и свернул в сторону Шальфонта. Часы показывали 2.33 дня. Небо над Англией было ясное.

Киз немного развернул зеркало заднего обзора так, чтобы видеть женщину, лежащую на заднем сиденье. Родинка была на том же месте — справа на подбородке. Выглядела она старше, да это и понятно. Тем не менее, лицо Тамары было таким же прекрасным, как и в их последнюю ночь на проливе Скагеррак. Киз тяжело вздохнул. О том, что пытались китайцы вытянуть под пытками из Тамары Малик, старшего офицера советской стратегической разведки и дочери Его светлости русского посла при Сент-Джеймсском дворе, Киз пытался узнать еще более варварским способом.

Глава 6

…то, что я должен был сделать, противоречило всем законам медицинской этики. Если бы требование не исходило от самого премьер-министра, я бы, несомненно, отказался. Несмотря на то, что цель оправдывает средства, все мое существо восстает против подобной практики…

(ОТРЫВОК ИЗ НЕОТПРАВЛЕННОГО ПИСЬМА ГЛАВНОГО ХИРУРГА, АДРЕСОВАННОГО ПРЕЗИДЕНТУ БРИТАНСКОЙ МЕДИЦИНСКОЙ АССОЦИАЦИИ)

Когда Киз въехал в Шальфонт, Сент-Гайлз, часы показывали 5.48 дня. До госпиталя оставалось еще три мили. С заднего сиденья послышался слабый стон, и Киз взглянул в зеркало. Женщина пошевелилась, очевидно, начинала приходить в себя — снотворное переставало действовать. Киз нажал на акселератор. Нельзя было допустить, чтобы Тамара поняла, что находится в руках англичан, а не китайцев.

Примерно через пять минут «моррис 1100», поднявшись на холм, миновал пост офис[5] Шальфонта, Сент-Питер.

Главный хирург ожидал уже более часа. Как только машина Киза подъехала к госпиталю, он подбежал к ней. Санитары специальной медицинской службы Д15 были наготове. Они осторожно вытащили девушку из машины и понесли ее через боковой вход в операционную.

— Действие снотворного кончается, — предупредил Киз. — Примите все меры к тому, чтобы она не приходила в сознание.

Главный хирург дал соответствующие указания медсестрам и анестезиологу, также сотрудничавшим со службой безопасности.

— Она ничего не узнает, — заверил хирург Киза. — А теперь позвольте представить вам мистера Карвера, главного специалиста по микроэлектронике. Те, которые делают всякие радио-штуки для ракет и прочего, — необыкновенно талантливые люди, не правда ли?

Киз пожал руку широкоплечему седому человеку в твидовом костюме. От офицера службы безопасности, присланного Плюмом, Киз узнал, что Карвер прошел соответствующую проверку и подписал официальное секретное соглашение. Одним из требований Киза было прочтение этой бумаги всеми, кто оказывает содействие разведывательным службам. Он надеялся, что и Главный хирург был ознакомлен с этим документом, хотя в данном случае особой необходимости в этом не было.

Отведя в сторону двух сотрудников офицера Секретной Службы, Киз проинструктировал их. После того как они немного справились с изумлением, К. А. еще раз повторил детали. Аккуратно и четко. Затем отпустил электронщика. Распорядился о том, чтобы поместили Тамару Малик в особую палату. Дал еще кое-какие указания по поводу ухода за ней. Отдав распоряжения Главному хирургу, Киз обратился к офицеру службы безопасности, с которым обсудил детали охраны пленницы, а также возможность утаить от нее национальность захвативших ее людей.

Наконец все указания были даны. Киз сделал все от него зависящее. И сразу почувствовал усталость, накопившуюся в течение этого безумного дня. Но как можно было помышлять об отдыхе, пока… Пока что?

Киз неторопливо доехал до станции Остин Вуд железной дороги Геррардз-Кросс. Подождав восемь минут, сел в полупустой вагон поезда, идущего в Мерилбон. Поезд тронулся, и Киз облегченно вздохнул. По привычке, он наблюдал за потоком автомобилей, мелькавших за окном. Но какого черта! Все, что должен был делать Королевский агент — это отмечать и запоминать важные детали. Знать, что от него требуется. Крепче держаться за то, что может помочь ему в выполнении задачи. Отметать все ненужное и второстепенное.

Выйдя на станции Мерилбон, Киз направился на Бейкер-стрит, по пути купив «Ивнинг Ньюз» у мальчишки-разносчика газет, который стоял на углу кирпичного здания с мемориальной доской, гласившей, что в этом доме во время войны с Гитлером размещался Французский сектор. Киз с удивлением подумал о том, какое количество людей, мужчин и женщин, обученных в свое время британской разведкой, служило теперь другим хозяевам.

Существовал эффективный способ для вербовки кадров по борьбе с коммунистическими агентами, с помощью которого можно было подобрать ключик к самым патриотически настроенным семьям в любой стране. Киз знал, насколько легко воззвать к идеалам человека, к их надеждам на лучшее будущее. Даже таких сравнительно небольших разочарований, как потеря работы или невозможность продвижения по службе, бывало достаточно, чтобы заставить любого человека забыть о преданности своей стране. Это уже не говоря об открытых угрозах и шантаже. Полная путаница в истинных и ложных ценностях. Предательство в обмен на обещание.

Одной из причин, по которой Киз занялся расследованием дела о «Судном дне», было то, что существовала возможность проникновения русских в Секретную Службу. По крайней мере, на самые низшие должности. А почему бы и нет? Киз, со своей стороны, тоже кое-что сделал для ГПУ.

Он прочел заголовки на первой странице «Ивнинг Ньюз»: «Кремлевский кризис. Слухи о смерти Тимко». Подзаголовок гласил: «Конфликт США и Великобритании по поводу закрытия базы в Триполи».

Киз знал, что слухи о смерти Тимко безосновательны. Его источник в Кремле был надежен. Если бы это действительно произошло, Киз узнал бы новость через несколько минут. Центр связи всегда знал, где его найти. Даже если бы он был вдали от телефона, передали бы по рации. Во всех автомобилях, на которых он ездил в течение дня, имелись радиоприемники, и он получил бы шифрограмму по одному из каналов Би-би-си. Но вот требование о выводе Британских войск из Триполи означало, что первый урок шантажа из Кремля премьер-министр уже получил. Несомненно, это очередное требование Малика, которое может обернуться объявлением британского посла в Москве персоной нон-грата в случае невыполнения требований.

вернуться

5

Post Office (англ.) — почтовое отделение.

9
{"b":"228967","o":1}