ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я же предупреждал тебя о том, какие могут быть последствия! Ты знаешь об этом!

— Док, надо рискнуть! — попытался убедить его Марти. — От этого зависит ваша жизнь!

— Нет! Я не могу брать на себя такую ответственность!

У Марти не оставалось иного выхода.

— В таком случае, док, я все вам прямо расскажу! Но ему не повезло. Над городом прокатился резкийраскат грома. Порывом ветра с крыши здания мэрии сорвало контактный провод, который упал на ступеньки здания.

— О, чёрт! — воскликнули оба в один голос. Сейчас было не до разговоров. Доктор сунул обрывкиписьма в карман плаща и полез в багажник своего «шевроле». Достав оттуда моток верёвки, он закричал, стараясь перекрыть шум ветра:

— Я полезу наверх, на крышу, и спущу тебе верёвку. Ты привяжешь к ней провод.

— Хорошо.

Браун бросился бежать к зданию мэрии. Ветер всё усиливался, раскаты грома сотрясали город. Когда док добрался до крыши, часы показывали 9:55.

— Марти, держи!

Макфлай привязал конец сброшенной верёвки к кабелю и метнул рукой стоявшему на краю крыши Брауну.

— Готово!

Пока доктор поднимал верёвку, Марти крикнул:

— Док! Я должен рассказать вам про будущее! Браун приставил руку к уху:

— Я ничего не слышу! Что ты сказал?

— В ту ночь, когда я улечу в прошлое, вас…

Он не успел закончить фразу, как городские часы, рядом с которыми стоял на крыше здания мэрии доктор Браун, стали отбивать десять часов вечера. От неожиданности док потерял равновесие и едва не упал вниз. С трудом удержавшись на карнизе крыши, Браун стал отчаянно махать рукой.

— Марти, иди в машину!

Но Макфлай был преисполнен желания предупредить Брауна о будущем. Лишь напоминание о том, что до удара молнии осталось четыре минуты, заставило его отказаться от этой мысли. С сожалением посмотрев на балансировавшего у края крыши с кабелем в руках Брауна, Марти побежал к машине времени.

Он уселся за руль и в отчаянии хлопнул рукой по приборной доске. Но время заставляло торопиться. Mapти завёл мотор и направил машину к тому месту на улице, где доктор провёл жирную белую полосу.

Цепляясь за карниз, доктор пробирался к установленному над городскими часами металлическому штырю. Когда минутная стрелка на часах переместилась на одно деление вперёд, невероятно сильный порыв ветра сшиб Брауна с ног. Падая, он успел в последнее мгновение ухватиться за стрелки часов. Кабель, который он выронил из рук при падении, зацепился за брючину.

Марти развернулся у белой линии и притормозил в ожидании момента, когда прозвонит установленный на приборной доске будильник.

— Черт! — простонал Марти, вспомнив о том, что так и не успел предупредить доктора о будущем. — Зачем вы разорвали письмо, док? У меня же совершенно нет времени!

Взгляд его упал на верхний индикатор временной цепи. И тут Марти осенило!

— Секундочку… — пробормотал он. — о чём я говорю? Это же машина времени! Я вернусь немного раньше и предупрежу его. Пятнадцать минут вполне хватит!

Вместо указанного на индикаторе времени — 1 часа 39 минут — он набрал 1 час 24 минуты. Настроение у парнишки сразу улучшилось.

— Прекрасно! Временная цепь включена, флуксуатор флуксуирует. Все отлично!

В порыве радости он стукнул рукой по рулевому колесу. Спустя мгновение Марти понял, что этого делать не следовало: приборная доска и индикаторы временной цепи погасли. Машина заглохла.

— Нет… — в ужасе пробормотал он. — Нет! Марти стал лихорадочно крутить ключ в замке зажигания, пытаясь пробудить машину к жизни.

— Ну же! Заводись!

Пытаясь дотянуться до зацепившегося за брючинуконца кабеля, Браун отпустил одну руку и стал акробатически изгибаться. Ему повезло — когда кабель уже готов был упасть на землю, доктор схватил его рукой и выбрался наверх.

— Уф! — он перевёл дух и вытер рукавом плаща взмокший лоб.

Марти все ещё дёргал ключом в замке зажигания, когда стоявший на приборной доске будильник резко зазвонил. Марти обмер. Наступило назначенное для старта время, а машина времени с заглохшим двигателем неподвижно стояла у белой линии.

— Ну, пожалуйста, заводись! — взмолился Марти, продолжая безуспешные попытки запустить двигатель. — Давай же!

Будильник продолжал трезвонить над ухом, напоминая об ускользающих секундах. Прекратив дёргать ключ, Марти в отчаянии ударил головой в рулевую колонку. Машина ожила! Бормоча ругательства в адрес изобретателя этой чёртовой штуковины, Марти переключил скорость и рванулся с места. Набирая скорость, автомобиль пронёсся по мостовой.

Подобравшись к металлическому штырю над городскими часами, док попробовал подключить к нему разъединившийся кабель. Но тут перед ним встало ещё одно непреодолимое препятствие — порывом ветра сломало толстый сук на стоявшем внизу вязе. Сук упал на асфальт и придавил натянутый кабель. Для того, чтобы соединить контакты на кабеле и металлическом штыре, не хватало нескольких сантиметров. Док дёрнул за кабель, пытаясь освободить его. Когда провод подался вперёд, Браун облегчённо вздохнул и подсоединил его к штырю. Однако он тут же понял, что беда не приходит одна. Из-за того, что кабель запутался в ветках сломанного сука, отсоединился контакт у фонарного столба. Натянутый над улицей провод оказался обесточенным. От увиденного на голове Брауна дыбом поднялись волосы.

— А-а-а! — в ужасе завопил он, хватаясь за голову. Минутная стрелка на часах передвинулась ещё наодно деление вперёд, показывая 10. 03. Оставались считанные мгновения до удара молнии, машина времени уже неслась, набирая скорость до 88 миль в час, а кабель все ещё валялся на земле, придавленный сломанным суком.

Времени на раздумья не оставалось. Док набросил на провод верёвку и, уцепившись неё, словно Тарзан, моментально спустился на землю. Отшвырнув в сторону злосчастный сук, он схватил конец кабеля и бросился к фонарному столбу.

Минутная стрелка городских часов передвинулась на четвёртое деление. Небо над городом расколола тонкая голубая лента. Молния ударила в металлический штырь на крыше здания мэрии и огромной силы ток по кабелю рванулся вниз. Док едва успел подсоединить контакты, как мощный электрический импульс пронёсся по кабелю, высекая снопы искр.

Прикреплённым к флуктуатору металлическим крюком машины времени, разогнавшаяся до восьмидесяти восьми миль в час, коснулась натянутого над мостовой проводника. На глазах у потрясённого доктора Брауна, который стоял у фонарного столба с разинутым ртом, автомобиль охватило яркое голубое свечение и… машина исчезла. На мостовой остались лишь два огненных следа…

Разыгравшаяся над городом гроза внезапно утихла. Волосы, стоявшие дыбом на голове доктора Брауна, потрескивали от огромный дозы статического электричества. Безумно сверкая глазами, доктор громко захохотал и стал приплясывать на опустевшей мостовой, пытаясь исполнить некое подобие джиги.

— О-хо-хо-хо-хо! — кричал он, размахивая руками.

Часы на здании мэрии остановились на четырёх минутах одиннадцатого. В сгустившихся сумерках на прояснившемся небе показались яркие звезды…

В ночной тьме над зданием мэрии пролетел патрульный полицейский вертолёт. Мощным лучом прожектораон осветил скамейки в небольшом парке на городской площади. Одна из скамеек была занята завернувшимся в кучу старых газет человеком в тряпьё, с полупустой бутылкой дешёвого виски в руках. Это был один из немногочисленных городских нищих по прозвищу Крыса. Полиция не трогала его, зная стойкую приверженность Крысы к бродячему образу жизни.

Недовольный шумом вертолёта, который помешал ему наслаждаться свободой и спиртным, Крыса поднялся со скамейки и пригрозил полицейским костлявым кулаком.

Однако спустя мгновение ещё более яркий свет на мостовой совершенно ослепил его. В ярком голубом ореоле пламени на дороге возник мчащийся с умопомрачительной скоростью автомобиль. Оставив за собой два огненных следа, машина резко затормозила в метре от стены дома, в который упиралась улица. Протерев глаза грязной дырявой перчаткой, Крыса изумлённо уставился на содержимое бутылки, которую мужественно прижал к груди. Решив, что все зло заключалось в вине, Крыса напуганно втянул голову в плечи и покрутил пальцем у виска.

18
{"b":"228975","o":1}