ЛитМир - Электронная Библиотека

Она находилась в большой освещённой гостиной, уставленной непонятными приспособлениями. В окне виднелся освещённый ярким солнцем берег моря с кипарисами. Все тот же голос компьютера бесстрастно произнёс:

— Новый оконный видеоэкран. Прекрасные виды двадцать четыре часа в сутки. Сейчас вы находитесь на семнадцатом канале.

Дженнифер встала с дивана и, подойдя к окну, дотронулась пальцем до экрана.

— Будущее? Я в будущем? — прошептала Дженнифер.

В то время, как она стояла у экрана, по лестнице второго этажа прошла девушка в коротких шортах на, с выкрашенными в ярко-рыжий цвет волосами. Она не обратила внимания на Дженнифер. Девушка скрылась в одной из комнат второго этажа.

Дженнифер заметила на столе в гостиной несколько семейных фотографий и подошла к столу. Ошеломлённо глядя на свадебный снимок, она прошептала:

— Я была на свадьбе в этом ужасном подвенечном платье? О нет!

Дженнифер от испуга уронила фотографию, когда сверху раздался девичий голос:

— Мама, это ты там?

— Нужно бежать отсюда! — побормотала Дженнифер и бросилась к двери.

Но, как она ни искала, ручки на двери не оказалось. Хуже того — снаружи в дверь позвонили. Дженнифер в панике стала метаться по комнате, пытаясь найти укрытие. Увидев под лестницей полуприкрытую дверь, она нырнула за неё. Небольшое стеклянное окошко в кладовке, куда попала девушка, было закрыто алюминиевыми жалюзи. Дженнифер замерла за дверью, подсматривая за происходящим сквозь щели в жалюзи.

В дверь продолжали настойчиво звонить. Со второго этажа в прихожую спустилась рыжеволосая девушка, которая озабоченно огляделась по сторонам и снова крикнула:

— Мама, ты здесь?

Не дождавшись ответа, она открыла дверь.

— Бабушка Лоррейн! — воскликнула девушка с радостью. — А что с дедушкой Джорджем?

В дом вошла постаревшая мать Марти Макфлая, держа в руках маленький пакетик. Она превратилась в суетливую морщинистую старушку. Следом за ней в дом вошёл, вернее, влетел вниз головой Джордж Макфлай — эксцентричный старичок с длинной прядью волос на сильно полысевшей голове. Ноги его были пристёгнуты к висевшему в воздухе на высоте двух метров увеличенному варианту парящей доски.

— Да он опять вниз головой болтается, — сварливо сказала старушка Лоррейн.

— Дедуля, неужели тебе так удобно? — спросила девушка.

— Линда, я ещё сам не решил, — весело ответил Джордж.

Он завис посреди гостиной, вертясь в разные стороны. Дженнифер, находящаяся в кладовке, с ужасом поняла, что видит собственную дочь, которая встречает родителей Марти.

— Ужинать будете? — проскрипела Лоррейн. — Я на всех пиццу купила.

Линда поморщилась.

— Бабушка, который год ты покупаешь только пиццу? — недовольно сказала она. — Я, наверное, не буду есть.

— А я буду, я буду! — запищал, хлопая в ладоши, висевший в гостиной вниз головой Джордж Макфлай.

Немного задержавшись со стартом, машина времени доктора Брауна угодила в интенсивное вечернее движение часа пик. Сидевшему за рулём Брауну приходилось неотрывно следить за дорогой, чтобы не столкнуться с каким-нибудь одуревшим лихачом.

— Проклятое движение! — выругался Браун. — Мы можем не успеть.

Внезапно он прижал к носу свои непрозрачные очки и стал что-то разглядывать в них.

— Что случилось, док?

— Не знаю, Марти. Какое-то такси маячит в дисплее заднего вида. Похоже, что оно следует за нами.

Лоррейн взяла с кресла пульт управления оконным видеоэкраном и нажала на кнопку. Картинка на экране сменилась.

— Глазам своим не верю! — всплеснула руками старушка. — Это окно опять работает?

Линда кивнула:

— Если что-нибудь в нашем доме ломается, нужно всего-навсего назвать отца цыплёнком. Чтобы доказать обратное, он всё что угодно починит.

Чтобы увериться в том, что окно действительно работает, Лоррейн ещё несколько раз нажала на кнопки, а потом укоризненно покачала головой:

— Линда, твой отец очень не любит, когда его называют цыплёнком. Сколько раз мы слышали, как он выходит из себя, когда его так называют. Лет тридцать назад он попытался доказать, что это не так. Вот тогда и произошёл этот несчастный случай…

Дженнифер насторожилась. «Несчастный случай? — подумала она. — Какой несчастный случай?»

Машина времени прибыла на место. Когда автомобиль опустился на грязный асфальт, Марти выбрался наружу и оторопело посмотрел по сторонам.

— Это Хиллдейл? С ума сойти!

Перед ним простирался большой жилой район, освещённый кое-где светом уличных фонарей. В 1985 году этот район существовал только в замыслах архитекторов…

— Марти, мне надо найти Дженнифер, а ты оставайся здесь. Переоденешься и жди меня.

— А почему я не могу пойти? — обиженно спросил Макфлай.

— Потому что ты рискуешь встретиться с самим собой в будущем.

Марти кивнул:

— Ладно, док.

Браун, пригибаясь и виляя, побежал к дому, на заборе которого виднелся номер 36. Марти все ещё не мог прийти в себя:

— Хиллдейл? Ну надо же!

Он сел в машину и, не закрыв за собой дверь, и стал переодеваться. Увлечённый этим занятием, он не заметил, как в нескольких десятках метров сзади приземлилось такси, из которого стал выбираться дряхлый Бэф Тоннен. В руках он держал трость и серебристый полиэтиленовый пакет.

С Вас тысяча семьсот сорок четыре доллара, — сказал таксист, протягивая пассажиру чек. — И будьте осторожнее в этом районе.

Когда такси улетело, Бэф подобрался поближе к машине времени и затаился за кучей мусорных баков.

Чтобы лучше услышать, что говорит Лоррейн Макфлай, Дженнифер решила рискнуть. Когда Линда вместе с бабушкой и дедушкой отправилась на кухню, Дженнифер осторожно выбралась из кладовой и подошла к двери на кухню.

— Кстати, если бы не этот несчастный случай, — продолжала Лоррейн, — жизнь твоего отца могла бы сложиться по-иному. Когда этот парень обозвал его цыплёнком, Марти поехал с ним наперегонки на машине. Хорошо ещё, что он уцелел в этой аварии. Но, конечно, музыку пришлось оставить. Если бы не это, он не сидел бы потом целыми днями дома и не привык бы к тому, что за него все делают другие.

Дженнифер не услышала, как входная дверь за её спиной открылась.

— Добро пожаловать домой, Марти-младший, — сказал домашний компьютер.

Сын Марти прошёл мимо стоявшей к нему спиной Дженнифер, автоматически оценил её необычный наряд и сказал:

— Хорошие штаны, мам.

Дженнифер повезло: Марти-младший не стал задерживаться в прихожей, а сразу прошёл в свою комнату на первом этаже.

— «Мам»? — в ужасе повторила она, прячась за дверью кладовой.

Марти-младший вошёл в свою комнату и сразу бухнулся в кресло перед огромным экраном.

— Так, заставку снять, — распорядился он. — Каналы 18, 64, 78, 117, 264.

На экране стали одновременно транслироваться пять телевизионных каналов, мелькали кадры фантастического фильма, полицейского боевика, программы новостей, спортивных соревнований и музыкальной программы.

Прячась за дверью кладовой, Дженнифер снова услышала голос домашнего компьютера:

— Добро пожаловать домой, Марти.

Дженнифер вытянула шею, чтобы получше рассмотреть хозяина дома. В дом вошёл сильно постаревший и располневший Марти, в измятом сером костюме, выдававшем в нём мелкого служащего. В руке Марти держал небольшой чёрный чемоданчик.

— Эй, я дома! — прокричал он, вытирая в прихожей обувь.

Дженнифер едва не прослезилась, увидев, что сделали годы с её Марти. Голова его поседела, походка была усталой, глаза — погасшими, без блеска.

Когда никто не откликнулся на его возглас, Марти недовольно пробурчал:

— Где вы все?

Из прихожей Марти отправился в комнату сына, где тот отрешённо сидел перед экраном с наушниками на голове.

— Тебе не пора сменить программы? — спросил он Макфлая-младшего.

26
{"b":"228975","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уборщица. История матери-одиночки, вырвавшейся из нищеты
Ты уволена! Целую, босс
Варвара-краса и Тёмный властелин
Китайские притчи
Остров кошмаров. Паруса и пушки
Доброключения и рассуждения Луция Катина
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Видок. Чужая боль
Комната на Марсе