ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я могу починить к вечеру, мисс Клейтон. Если хотите, начну прямо сейчас.

Она смущенно улыбнулась.

— Нет, так быстро не надо. Ведь сегодня вечером будет городской фестиваль. Зачем же вам работать? Все-таки такое событие в жизни города… Ему, насколько я знаю, исполнилось тридцать пять лет. Вы же будете присутствовать, правда?

В ее последних словах было столько надежды, что, несмотря на робкие попытки Марти возразить, док с энтузиазмом воскликнул:

— Конечно, конечно, мы обязательно будем присутствовать!

Ее лицо украсила очаровательная улыбка.

— В таком случае, мы увидимся вечером.

Она наклонила голову вначале в сторону Брауна, затем в сторону Марти:

— Эммет. Мистер Иствуд…

— Мэм…

Она направилась к выходу и, обернувшись в дверях, с благодарностью сказала:

— Спасибо за починку моего телескопа.

— Поверьте мне, не за что, — поклонился Браун.

Когда мисс Клейтон вышла из кузницы, Марти иронически осмотрел застывшего в преданном поклоне Брауна.

— Хороший телескоп, док…

На вечерний фестиваль Хилл-Вэлли собралось, похоже, все взрослое население города. Люди стали собираться на городской площади еще за час до времени, объявленного на афише. К восьми часам, когда уже почти стемнело, площадь была полна. Горожане в праздничных костюмах с любопытством смотрели на невысокий помост, на котором были установлены большие механические часы. У механизма возились несколько мастеров, которые окончательно отлаживали часы перед тем, как им было суждено стать главной достопримечательностью здания мэрии.

Для обеспечения безопасности на празднике власти обнесли место торжества невысокой оградой из колючей проволоки, большой моток которой был по такому случаю доставлен из самого Сан-Франциско вместе с представителем фирмы продавца. Это был невысокий пожилой толстяк с флегматичным лицом, на котором, казалось, было написано — мне пришлось многое повидать на этом свете. Проволоку натянули по периметру площади, дабы горожане не разбредались по улицам в непотребном виде. У салуна был оставлен небольшой проход, возле которого стоял помощник шерифа с парой добровольцев из числа жителей Хилл-Вэлли. Помощник шерифа стоял рядом с красноречивой надписью на куске картона — «Вход с оружием запрещен». Желавшим пострелять на празднике места не предусматривалось.

Время близилось к восьми вечера, когда на помосте рядом с часами появился мэр Хьюллард. В связи с торжественностью момента он был одет в строгий черный фрак, ослепительно белую сорочку с бабочкой и новые лакированные туфли. Цилиндр на его голове подчеркивал важность предстоящего события.

Док и Марти едва не опоздали к началу церемонии открытия. Мэр обратился к собравшимся на площади.

— Уважаемые леди и джентльмены! — прокашлявшись, начал он. — Я поздравляю вас с большим праздником нашего города — тридцать пятой годовщиной его основания!

В ответ раздались сопровождаемые свистом и радостными криками аплодисменты.

— В качестве мэра Хилл-Вэлли я с огромным удовольствием посвящаю эти прекрасные часы жителям нашего города! — продолжил Хьюллард. — Пусть они будут идти вечно!

Новый взрыв энтузиазма последовал за этими словами. Когда наступила относительная тишина, мэр дал указания помощнику, суетившемуся у механизма:

— Джеймс, скажите, когда запускать маятник, — затем он повернулся к возбужденной толпе. — Итак, я приступаю, господа!

Помощник мэра немного посторонился, уступая место у часов мэру, и посмотрел на свой ручной хронометр.

— Три, — начал он отсчет, который вместе с ним подхватила толпа, — два, один, пуск!

Мэр под аплодисменты толкнул маятник на механизме часов. Они затикали, возвещая наступления новой эры в истории маленького калифорнийского городка. Теперь Хилл-Вэлли был полноправным членом сообщества американских городов — с настоящей мэрией, судом и прочими атрибутами самостоятельности, не последнее место среди которых занимали городские часы. Марти едва не прослезился, когда почувствовал исторический смысл момента. То, что раньше ему приходилось лишь представлять в мыслях при чтении учебника истории, сейчас воочию предстало перед ним. Поэтому он кричал от радости и хлопал в ладоши едва ли не громче всех.

Небольшой оркестр, составленный из местных музыкантов-любителей, сыграл гимн США, который горожане прослушали, обнажив головы. Когда звуки банджо, скрипок, солдатского барабана и гитары умолкли, мэр с не меньшим удовольствием провозгласил:

— Пусть праздник начнется!

Те же музыканты, которые только что с серьезными лицами выводили — без особой стройности — американский гимн, мгновенно ударила по струнам, приглашая горожан к веселому танцу. Тут же, у импровизированной сцены, закружились в танцах пары.

Марти и док, по торжественному случаю одетые в выстиранные рубашки и вычищенные костюмы, остановились у огромного циферблата новых городских часов.

— Марти, — расчувствовавшись, произнес Браун, — кто бы мог подумать, что мы увидим это собственными глазами.

Марти с сожалением посмотрел на часы, у которых возился с огромным фотоаппаратом на треноге местный фотограф.

— Жаль, что я не захватил своего фотоаппарата…

Браун многозначительно посмотрел на фотографа.

Марти мгновенно понял намек и спустя несколько секунд они уже стояли по обе стороны циферблата, поправляя шляпы.

— Готовы, господа? — спросил фотограф, взяв в руки большую магниевую вспышку.

Браун и Макфлай дружно кивнули. Блеснул огонь и фотограф радостно возвестил:

— Снято!

Док улыбнулся.

— Марти, ты знаешь, в чем состоит единственная проблема с этим снимком? Мы не сможем никому показать его.

— Не беда! Главное, что мы сможем сохранить его для себя.

Они стали прогуливаться мимо танцующих пар. Марти присел на деревянную скамейку.

— Прекрасна музыка, док! Только под нее трудно танцевать. В наше время эти танцы давно забыли.

Но Браун ничего не ответил. Он вытянул шею, увидев, как среди толпы ходит в праздничном сиреневом платье мисс Клейтон. Она нюхала цветы и задумчиво поглядывала вокруг, не замечая дока. Марти на несколько мгновений отвлекся, услышав за спиной голос зазывалы:

— Кто хочет попробовать? Последнее достижение инженерной мысли! Механический тир! Желающие, подходите! Кто хочет попробовать свои силы? Самый лучший в мире тир!

Неподалеку от танцплощадки стоял тир с механическими зайцами, куропатками и конокрадами в мексиканских пончо. Владелец тира, бодрый толстячок в черном костюме и котелке, прикрывающем лысину, размахивал револьвером, призывая откликнуться на его предложение. Но желающих почему-то было мало. Очевидно, атмосфера праздника не располагала к пальбе, пусть даже по механическим мишеням. Марти покосился на тир и с любопытством посмотрел на выглядевшую доисторической забаву.

Тем временем Браун решительно направился к мисс Клейтон, на ходу снимая шляпу. Когда он вынырнул перед ней из толпы, учительница радостно улыбнулась в ответ на улыбку Брауна.

— Добрый вечер! — сказала она, чуть наклонив голову.

— Добрый вечер, Клара! — сказал док, прижимая шляпу к сердцу. — Вы прекрасно выглядите.

— Спасибо.

На этом разговор закончился, поскольку оба стали смущено тереть носками землю. Первым паузу нарушил Браун.

— Э-э-э… — пробормотал он, поднимая голову, -…может быть, вам… хочется…

Он не успел закончить фразу, как мисс Клейтон радостно воскликнула:

— С удовольствием!

Браун одел шляпу и церемонно провел Клару в круг танцующих. Несколько секунд они стояли друг перед другом, смущенно переглядываясь и не решаясь начать танец. Затем док осторожно обнял партнершу за талию и взял ее руку. Включиться после этого в общее веселье было делом нескольких мгновений. Словно заядлые танцоры, они стали плясать под задорную деревенскую музыку.

Пока Браун и Клара Клейтон были заняты первым в своей жизни танцем, Марти таращился на механический тир, владелец которого прилагал тщетные усилия, чтобы хоть как-то привлечь публику. Горожане предпочитали танцевать или закусывать у заваленного всяческой снедью стола, нежели бессмысленно палить по зверюшкам и мексиканцам.

49
{"b":"228975","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пять четвертинок апельсина
Лето с Гомером
Секрет школы Игл-Крик
Пять Жизней Читера
Вернуться, чтобы исчезнуть
Страшные истории для рассказа в темноте
Технарь: Позывной «Технарь». Крот. Бессмертный палач императора (сборник)
Оно. Том 2. Воссоединение
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста