ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я потерял ее. Здесь меня больше ничего не держит.

Марти потянул его за рукав плаща.

— Мы должны вернуться, док.

— Куда? — отстранено произнес изобретатель.

— Назад, в будущее.

Браун тряхнул головой, словно избавляясь от наваждения, и поставил рюмку на стойку.

— Да, пора! — он повернулся к своим благодарным слушателям. — Господа, извините меня, но мы с моим другом должны успеть на поезд.

Все дружно подняли выпивку.

— Удачи тебе!

— За будущее!

— Аминь!

Под нестройные возгласы Браун тоже поднял свою рюмку и, прежде чем Марти успел возразить, опрокинул ее в рот.

— О, нет! — завопил бармен.

Было уже поздно. Браун поставил рюмку на стойку, повернулся к двери и… рухнул на ближайший стол. Он падал, словно телеграфный столб. Крышка стола перевернулась, в воздух взлетела стоявшая на ней посуда, а посетители едва успели отскочить на безопасное расстояние. Браун грохнулся на пол, крышка стола накрыла его сверху.

Марти бросился вытаскивать его из-под обломков. Браун не реагировал ни на что, хотя глаза его оставались открытыми. Бармен участливо склонился рядом. Макфлай принялся трясти Брауна, безуспешно пытаясь вернуть его в сознание.

— Док! Док! Очнитесь!

Бармен покачал головой.

— Не надо было давать ему пить эту рюмку. Эммет совершенно не выносит спиртного.

Марти все еще не терял надежды.

— Принесите кофе! — сказал он. — Черный!

Бармен крикнул официанту:

— Джоуи, кофе!

Марти выглянул в окно. Стоявшие на площади, у здания мэрии, часы показывали без четверти восемь.

— Бэф, наверное, уже в пути… — пробормотал Марти.

Пожилой кассир на железнодорожной станции выглянул в окошко.

— Чем могу служить, мэм?

Перед кассой стояла темноволосая женщина в дорожном платье и шляпке с черной вуалью. Она держала в руках небольшой баул. Это была Клара Клейтон.

— Скажите, куда идет восьмичасовой поезд?

— В Сан-Франциско, до самого конца.

Клара потеребила ручку баула.

— Дайте мне один билет.

— Туда и обратно? — поинтересовался кассир.

— Нет, в одну сторону.

Попытки привести Брауна в чувство с помощью черного, как смоль, кофе не увенчались успехом. Большая часть напитка оказалась не полу салуна, и он приобрел крайне неприглядный вид. Марти тяжело вздохнул и принялся выливать остатки кофе в полуоткрытый рот Брауна.

Бармен покачал головой.

— Если ты хочешь, чтобы он протрезвел, тебе понадобится кое-что покруче, чем кофе.

Марти с надеждой посмотрел на него.

— А что вы можете предложить?

Бармен деловито распорядился:

— Джоуи, давай «кровь дьявола»!

Официант выставил на стойку несколько бутылочек с жидкими специями — черным и красным перцем, мексиканские настойки из кактусов и чем-то вовсе непонятным. Не особо заботясь о дозировке, бармен стал поочередно наливать огненные специи в стакан с содовой.

— Через десять минут он будет трезвым, как священник в воскресенье утром, — со знанием дела сказал бармен, протягивая Марти стакан с «кровью дьявола». Марти высунулся в окно и глянул на часы. Семь пятьдесят.

— Через десять минут? Мы сильно рискуем, — пробормотал Макфлай.

Следом за стаканом бармен протянул ему бельевую прищепку.

— На-ка, зажми ему нос.

Официант, вставил в рот Брауну воронку.

— Заливай и быстро отходи в сторону, — распорядился бармен.

Марти вылил содержимое стакана в рот изобретателя и мгновенно отскочил в сторону. Глаза дока широко открылись, и звериный рев потряс окрестности салуна. Дико вращая выпученными белками, Браун вскочил, схватился за горло и, не обращая внимания на прищепку на носу, вылетел из салуна.

Оказавшись на улице, он бросился к заполненной грязной водой поилке для лошадей и, не переставая верещать, сунул голову в воду. Марти и бармен выскочили следом и бросился к Брауну. Когда они вытащили дока из воды, он снова был без сознания, глаза его были закрыты, изо рта выливалась грязная вода. Подхватив дока под руки, они снова потащили его в салун.

— Но он же все равно ничего не соображает, — разочаровано протянул Марти.

— Ничего, — успокоил Бармен, — это только рефлекс! Надо подождать еще несколько минут.

— Прекрасно… — мрачно сказал Макфлай.

Тем временем на станцию Хилл-Вэлли, пуская из цилиндров клубы горячего пара, прибыл пассажирский поезд, ведомый красавцем-локомотивом. Среди немногочисленных пассажиров, которые садились в вагоны, была и Клара Клейтон. Следом за ней, сопя от натуги, по ступенькам поднялся пожилой торговец колючим товаром.

В салуне стала собираться утренняя публика. Среди них был и Шеймус Макфлай. Горожане с любопытством смотрели за попытками Марти вернуть к жизни Брауна.

— Док! Док! — чуть не плача, кричал Макфлай. — Проснитесь же! У нас нет времени!

Браун, закатив глаза, лежал на полу. Бармен, оставив друзей наедине, отправился к стойке, обслуживать посетителей.

— Шеймус! — воскликнул он, увидев редкого гостя своего заведения. — Уж тебя-то я не ожидал увидеть здесь в такую рань!

Тот грустно улыбнулся.

— Что-то подсказало мне, что я должен прийти сюда. Может быть, это как-то связано с моим будущим?

Марти, наконец-то, понял, почему в салуне собираются горожане. Приближался час, назначенный Бешенным Псом для схватки. Жители Хилл-Вэлли пришли посмотреть, чем закончится дуэль известного убийцы Бэффорда Тоннена и неизвестного смельчака со странным именем Клинт Иствуд. Тут же принимались ставки на участников поединка. Время стремительно истекало.

— Ну, когда же? — нетерпеливо крикнул Марти.

Бармен успокаивающе поднял руку.

— Сейчас! Еще минуту, и все будет в порядке.

Марти с удвоенной силой принялся трясти Брауна за полы плаща.

— Ну, проснитесь же, док! Нам уже пора!

В этот момент с улицы раздался крик, от которого у Марти все похолодело внутри.

— Эй, Иствуд, ты там? — заорал Бэф. — Уже восемь часов! Я вызываю тебя! Выходи!

Он стоял на улице перед салуном в окружении своих дружков. Марти испугано высунул нос в окно и глянул на городские часы. Было без пяти минут восемь.

— Еще нет восьми часов! — пытаясь оттянуть время, крикнул Макфлай.

— На моих часах уже есть! — Зло ответил Тоннен. — Давай разберемся раз и навсегда! Конечно, если ты не трус!

Публика, собравшаяся в салуне, с надеждой смотрела на Марти.

— О, черт… — пробормотал он. — Этот Бешеный Пес сейчас убьет меня…

Марти вытащил фотографию и с надеждой посмотрел на нее. К сожалению его догадка подтвердилась. На могильном камне появилась надпись: «Здесь лежит Клинт Иствуд». Кровь хлынула Марти в лицо. Он поспешно спрятал снимок. В салуне воцарилась тишина. Все с любопытством смотрели на Марти. Он высунулся в окно и крикнул:

— Слушай, мне сегодня что-то не хочется! Давай аннулируем все!

Незнакомое слово привело Бешенного Пса в замешательство. Он с надеждой посмотрел на своих более грамотных дружков.

— Аннулируем? Что это значит?

— Ну… это значит, что перестрелки не будет, но ты считаешься победителем, — сказал самый грамотный.

— Эй, так не пойдет! — возмущенно заревел Бэф. — Все-таки, судя по всему, ты трус! Самый несчастный трус! Ты не можешь постоять за себя! Я даю тебе десять секунд, чтобы ты доказал, что это не так!

Марти испуганно втянул голову в плечи и снова стал трясти Брауна.

— Док, проснитесь!

Браун все еще не реагировал. С улицы донеслись крики Бэфа:

— Раз… два…

— Сынок, — сказал старик Райли, — тебе придется выйти. Я на тебя двадцать долларов поставил.

— А я поставил тридцать против тебя, — добавил Спайк. — Выходи, не подведи меня.

Марти беспомощно опустил руки.

— Три… четыре…

Отсчет продолжался.

— Сынок, если ты не выйдешь туда… — снова сказал Спайк.

55
{"b":"228975","o":1}