ЛитМир - Электронная Библиотека

Я, с трудом поднявшись на ноги (Болело все что только могло болеть) и, подхватив два тела в отключке в области талии потащил к шлюзу.

- Что застыла? Живее надевай скафандр!

- ИХ ТОЛЬКО ЧЕТЫРЕ!

- Одевай и не спорь, - устало пробормотал я.

Засунуть испуганную дуру в скафандр оказалось не так-то просто., даже с учетом того что сам скафандр представляет собой гелиевую основу покрывающую тело. Кольца и браслеты с поясом еще надо постараться одеть на девушку в дикой истерике. Она сопротивлялась, пиналась, царапалась. В итоге я взял станнер и, поставив на парализующее воздействие "успокоил" истеричку. Хотя кто бы в ее положении вел себя иначе.

- Андрей?

- Я к противоположному шлюзу. Там должен быть подобный комплект. Открывай шлюз и вытаскивай всех на поверхность. Метеориты закончили падать еще минут десять тому назад. После чего врубай маяк! Поняла?

- Я...

- Просто делай, я скоро буду! Вытаскиваешь всех и включаешь маяк! Хорошо?

- Хорошо.

Ладонь Эллис легла на пульт изоляции санитарной зоны, после чего прикрепив к поясу каждого трос, открыла шлюзовую. Ее с силой дернуло к выходу, потом бросило обратно. Встав, она принялась вытягивать на поверхность лежащих без сознания людей.

С лестничного пролета на меня спрыгнула серебристо-серая мышь с горящими рубиновым светом глазами. Вцепившись зубами и ногтями в правую ногу, она, издав три писка, взорвалась, прежде чем я сумел сорвать ее со штанины...

Белый потолок, ряд пустых больничных коек. Неулыбчивый солдафон с лежащим на коленях лучеметом, спящая на соседней кровати Эллис, и еще трое пострадавших...

Выбрались.

Я постарался пошевелить руками. Пальцы отдавали легкой болью, правая нога словно стоило о ней вспомнить, заныла...

- Ну что герой, очнулся?

- Но не выспался Иван Павлович. - Ответил я вошедшему Нестерову. - Как долго?

- Шесть суток, трое из них в биорастворе восстанавливая оторванную взрывом ногу и кисти рук. Тебе повезло, что взрыв был маломощным, иначе бы восстанавливать было нечего.

- Как Эллис?

- Не считая дюжины гематом среднего калибра и полсотни царапин, девушка легко отделалась. Брови и ресницы ей уже восстановили. Так что красота твоей принцессы не пострадала.

- Иван Павлович.

- А что все Иван Павлович? У меня три дочери и сын, сына женил, двух дочерей тоже. Третья улетела на рубежи, и пишет раз в год.

- Я так понимаю, тест провален?

- Тест в самом разгаре, его заморозили только ради финальной части.

- Но мы в пролете?

- Мы не в пролете. Или ты забыл, что у тебя в одежде полный набор тестовых датчиков? Во время твоего геройства телеметрию буквально зашкалило от потока информации. Тест продолжат, когда тебя и еще троих выпишут через четверо суток. Сейчас они готовят полигоны для финальных тестов.

- Иван Павлович, кто это был?

Нестеров несколько секунд промолчав, повернувшись к военному, приказал:

- Сержант, выйдите и постойте за дверью. Никого не впускать до моего распоряжения.

- Слушаюсь господин полковник.

Нестеров достал из кармана небольшой шарик и, подбросив в воздух, щелкнул пальцами.

- Показуха. Но смотрится эффектно, согласись.

Шар завис в воздухе и стал переливаться всеми цветами спектра. Нестеров тем временем взял стул и подсел рядом.

- Это были Нередианцы. Малый регрессорский отряд. Очень плохо, что живых не осталось, из их головы, после их смерти нет так уж и много удалось выудить.

- Зачем?

- Мы не знаем. Нашли около дюжины мертвых работников, троих сотрудников безопасности и двух техников. Все убиты выстрелом в голову из станнера военного образца.

- А Эллис тут причем?

- Хороший вопрос, зачем. Возможно, мы что-то упустили.

- А что связывает Эллис и остальных троих?

Не поверю, что ничего не копали, или не скажут, или разведет руками.

Нестеров замер. Отсутствующий взгляд и прикушенная нижняя губа - ушел с головой в сеть.

- Проклятье! Никто даже не проверил версию подростков. Проверяли только их семьи! - Нестеров вскочил на ноги. - Я отправил запрос в Штаб, и жду ответа по остальным людям. Проклятье. Ответ был практически под носом!

- Профессор?

- Эллис в возрасте двенадцати лет отбилась от родителей в космопорту и затесалась в школьную экскурсию в открытую часть марсианских руин. В тот день погибли все взрослые, и вся техника вышла из строя. Детей нашли в каком-то полуразрушенном капище или храме. Этому не дали огласке, а всех пострадавших исследовали полгода в поисках отклонений.

- И? - У меня появилось нехорошее предчувствие.

- И все. Абсолютно здоровы, никаких отклонений. Всех реабилитировали и вернули семьям. Хотя одна странность была, у одного из детей была неизлечимая болезнь глаз. Нужна была пересадка, но после того случая у парня стало просто орлиное зрение.

Руины марса... я непроизвольно вздрогнул от нахлынувших на меня воспоминаний...

Полуразрушенный подвал с огрызками ступеней ведущих вниз под землю красной планеты. Холодно. Люди в страхе спасаются от свихнувшейся техники. У меня на плече испуганная и раненая девушка-экскурсовод.

Спускаться тяжело, ступени под ногами рассыпаются мелким каменным крошевом. Мы падаем, расшибая локти и колени...

В конце ступеней невысокая арка и рассыпавшаяся от времени дверь, ведущая в восьмигранный купольный зал. По центру зала и под потолком расположены две мутные сферы размером с человеческую голову, от каждой из которых периодически отходил золотистый луч, исчезающий где-то в толще смен выложенных плитами из красного и зеленого камня.

Грохот позади.

Свихнувшийся робот наконец-то справился с каменной плитой, которой загородили вход в подземелье...

- Андрей?!

- Прошу прощения Иван Павлович, вспомнились руины...

Нестеров кивнул.

- Скоро тебя выпишут, после чего снова прогонят на тестах. Финальный тест ты не пропустишь. Надеюсь, по крайней мере, на это.

- Профессор, а что с Говоруном?

- Птицу нашли в коконе в подсобном помещении для уборочных роботов. Я отдал ее Серебрянцеву, сам понимаешь в санчасть, с животными не пускают.

Я кивнул.

- Ладно, выздоравливай, а я пойду драконить остальных офицеров. Это ж надо было так опростоволоситься!

Нестеров вышел, оставив меня с немигающим охранником и спящими пострадавшими от Нередианцев.

Уже засыпая мне, показалось, что в углу блеснул серебристый хвост крысы.

Эллис скучающе сидела возле парапета балкона над спортзалом, в котором была устроена встреча биологов слетевшихся на конференцию, словно мухи на мед.

Сидевший на ее плече Говорун служил этаким безмолвным стражем, шипя на любого желающего подойти поближе.

Громов подошел настолько бесшумно, что его спокойный голос заставил Эллис вздрогнуть.

- Как Андрей?

- Фух, Сем не пугай так больше!

- Ты стала такой пугливой? - На спокойном лице Громова проскользнула улыбка. - Так как он?

- Не знаю. Часами спит. Единственный кто с ним с того времени разговаривал - это Нестеров, а до него не достучишься. В сеть не заходит. Как он вообще без нее живет?!

- В смысле без нее?

Эллис удивленно посмотрела на двоюродного брата, потом до нее дошло.

- А так ты не в курсе? У него нет Нейросети, только то, что ему поставили в лаборатории. Он чтобы зайти в сеть пользуется своим браслетом, и то в качестве поисковика и напыленных на сетчатку глаз нано-экранов.

Глядя на то, как безмятежное лицо Семена вытянулось от удивления, Эллис не удержалась и рассмеялась. Редко удается увидеть молчаливого гиганта удивленным.

- Представляешь, он как натуралисты с Гренландии. Те тоже против использования техники и наномашин.

- Ты хочешь сказать, что он усваивает полный объем информации института, изучая без гипно-методик?

14
{"b":"228988","o":1}