ЛитМир - Электронная Библиотека

НИИ-17 внутри напоминал разворошенный муравейник. Люди, словно наскипидаренные, носились по коридору. Интерком надрывался, безостановочно называя фамилии и адреса, куда владелец данного имени должен подойти.

Браслет слегка вздрогнул, сигналя о пришедшем сообщении.

- Андрей, жду тебя в лаборатории. Поторопись.

Ясно, система оповещения уже доложила Нестерову, что я появился на территории НИИ. Ладно, пойдем сразу в лабораторию.

Тут меня сбили с ног.

- Ай... Дальше нелестная тирада про расставленные под ногами помехи, должен признать приятным женским голосом.

Когда я смог подняться, то смог рассмотреть довольно ладную фигурку девушки примерно моего возраста, обтянутую в серебристо-серую блузку и такого же цвета юбку чуть выше колен.

Быстро подхватив рассыпавшиеся информ-стержни и пробормотав слова извинения, сунул их девушке в руки. Надо поторопиться: профессор просто так не подгоняет.

Лифт доставил меня в соседний корпус, после чего опустил на три уровня ниже. Тут лифты куда интереснее земных. Здания представляют собой не просто муравейники, а настоящие анклавы, испещренные сетями тоннелей. Лифт по сути - это небольшой аналог такси.

В фойе возле лаборатории стояли Нестеров и восемь офицеров с нашивками внешней разведки. У одного была нашивка ССБ (ССБ - Служба собственной безопасности.)

Нестеров был зол, причем, крайне зол. Он, еле сдерживаясь, отвечал какой-то даме в форме и в погонах старшего полковника (тут привычные всем звания совсем не те). Брюнетка, со строго уложенной прической и идеально наведенным макияжем, злобно сверкала глазами и, помахивая перед профессором каким-то прозрачным прямоугольником, размером с портсигар, настаивала на своем.

- ...это не в вашей юрисдикции.

- У меня предписание, посему соблаговолите упаковать "Персей" и подготовить к транспортировке.

- Еще раз повторяю - без письменного уведомления от генерала Штрума, "Персей" не покинет лаборатории.

- Ах вы про это... Женщина щелкнула ногтем указательного пальца по прозрачному прямоугольнику, вызывая голограмму. - Письменный приказ о перемещении объекта "Персей-1" в НИИ-8, поселка Солнечного. Теперь вы готовы сотрудничать, профессор?

- Та-а-ак... А где в соответствии с директивой шестой звуковой файл с кодировкой? А? Видимо, мне стоит вызвать генерала лично...

Я застыл. Профессор тоже.

На нас были наведены шесть станнеров и один плазменный излучатель.

- Профессор, вы сомневаетесь в моих полномочиях?

- Уже нет, товарищ старший полковник. Андрей, не дергайся. Сейчас все будет улажено. Sivis Pasem, Para bellum. Не так ли, старший полковник. Подавление!

Фигура подростка расплылась в воздухе, за доли секунд обезоружив и оглушив всех присутствовавших в фойе. Женщина в погонах старшего полковника пыталась вырваться из крепких, словно тиски, рук, казалось, обычного студента-лаборанта, методично заломившего обе ее руки и опустошившего карманы, облегчив их на один парализатор и пару горстей мелочевки.

- А я все ждал, когда же вы появитесь. Как вы смогли обойти систему охраны, протащив оружие в НИИ, и достать настолько качественную подделку документов? Даже я растерялся!

- Персей, распусти захват, дама уже задыхается в твоих объятиях.

Глаза женщины расширились.

- Да, это "Персей". А вы, дорогуша, только что были свидетельницей малой толики способностей "Персея". Но, боюсь, после дознавателей эта информация будет вам бесполезна.

Я пришел в себя на лабораторном столе, как и множество раз до этого.

- Прости, Андрей, что пришлось воспользоваться твоей помощью.

Я сел и с трудом покрутил шеей.

- Снова темп?

- Да, должен отметить, что твой организм все больше привыкает к усилителям. Еще полгода, и тогда, думаю, сможем полностью активировать твою сеть и приступить ко второму уровню.

- Надеюсь, я никого не покалечил?

- Шесть сломанных ребер, три перелома кисти и одна свернутая челюсть. Не бери в голову, ими сейчас занимаются службисты. Кто-то сумел перекупить несколько шишек из верхов.

На сегодня, думаю, тестировать ничего не будем. До вечера у тебя свободное время, можешь сходить к Серебрянцеву, к нему как раз попугаев с Сигмы-12 привезли. Но перед сном заскочи в лабораторию. Полчаса под капельницей ты должен будешь провести.

- Хорошо. Да, Иван Павлович, вы обещали просветить по поводу комиссии.

- А, не бери в голову. Столица в очередной раз решила порезать ресурсную базу, и теперь копают по факту перерасхода ресурсов. Я уже связался с генералом, курирующим нашу тыловую службу, так что на наш счет можешь не волноваться. Иди, там к Серебрянцеву уже дочь прискакала.

Я подавился вопросом:

- Профессор!

- Угу. А то я не знаю, что ты там пропадаешь только из-за одной рыжеволосой вертихвостки?

- Это настолько очевидно? - мое лицо ощутимо полыхало румянцем.

- Настолько, что это заметил даже ее отец. Твое счастье и несчастье, что у нее только отцовские проекты на уме. Плюс - ее мать постоянно присылает ей материалы с раскопок. Растет молодежь... Иди уже, герой - любовник!

Вот так всегда. Профессор - профессором, а приколист еще тот.

Видимо, я настолько читаем, раз другие видят меня насквозь.

Лифт вывез меня в парк максимально близко к заповеднику. Приветливо кивнув охране на вышке охраняемого периметра, я подошел к дверям санпропускника. Аппарат, проглотив мой пропуск, считал контактные данные и, сверив с показаниями сканеров, выплюнул.

- Андрей Хмельнов. Уровень допуска - третий "зеленый". Проходите.

Автоматический тамбур, тихо лязгнув створками дверей за моей спиной, затих в ожидании следующего проходящего.

Здесь привычный парк был разделен на сектора, некоторые под силовыми колпаками, сохранявшими естественную среду обитателей.

В погрузочной зоне, тихо гудя, работали группы роботов, разгружая контейнеры с перепуганной за время полета птицей. Гвалт стоял неимоверный.

Мне на плечо спланировал сбежавший от роботов серебристо-стального цвета попугай, больно клацнув когтями по комбинезону на правом плече, недовольно зашипел и зафыркал на подошедшего ко мне робота.

Внезапно он изменил окраску, став одним цветом с курткой комбинезона. Робот, протянувший манипулятор в сторону птицы, замер, после чего убрал свою механическую руку и, развернувшись, ушел, потеряв всякий интерес к птице.

Ничего себе.

Осторожно дотронувшись до головы птицы, я осторожно ее погладил.

- Птица - Говорун отличается умом и сообразительностью, не так ли?

Птица снова сменила окрас перьев, став видимой.

- Здравствуй, Андрей. Сегодня, как видишь, полный аврал. Снова пришел покормить Тигрокрыса?

- Здравствуйте, профессор.

- О, самец Трион-Психара. У меня все роботы обыскались эту птицу. - Профессор протянул к попугаю руки, но тот только сильнее вцепился в мое плечо когтями и, расправив крылья и распушив перья, зашипел. Я едва не взвыл от боли.

- О, как... Андрей, почеши его под клювом, это должно его успокоить.

Морщась от боли, я осторожно почесал строптивую птицу, выбравшую мое плечо как жердочку для сиденья. Тот прекратил шипеть и, сложив крылья, перескочил на запястье, где и остался.

- Мда... и что будем делать?

- А что не так, Олег Евгеньевич?

- А то, что он сам нашел себе хозяина. Эта птица в своей естественной среде выискивает себе хищника, добывая ему пропитание и являясь стражем, поднимающим крик, будящим спящего хозяина в случае опасности. Хотел Эллис подарить...

Тут до меня дошел смысл слов.

- Э-э-э... Олег Евгеньевич, так он ко мне привязался?

- Ну, вроде того. Теперь придется думать, где его содержать...

- Па-а-ап! - голос Эллис ни с кем не спутаешь. - А, привет, Андрюш. Пап, там клетки сломали роботы, в итоге несколько птиц до сих пор не нашли.

3
{"b":"228988","o":1}