ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэтрин Ли

Праздник для всех

Первая глава

К вечеру, когда Карли Андербрук приехала в гостиницу, ей уже не хотелось идти ни на какую вечеринку. Кровать в номере на втором этаже и голубая фланелевая ночнушка казались куда более заманчивыми.

Девушка потерла виски; голова была тяжелой, но все же не болела. А усталость снимет горячий душ. Просто Карли была не в духе после недавней стычки с матерью.

Можно подумать, у них раньше не было таких разговоров. Диди все уши прожужжала, твердя о том, что Карли, мол, перестала ходить на свидания. Если честно, ее не так уж часто приглашают, практически никогда. В первые несколько месяцев после переезда в Уайд Спот, штат Монтана, Карли ясно дала понять местным мужчинам о своем отношении к ним, и с тех пор ее оставили в покое.

И все же Диди продолжала допытываться, почему Карли после смерти отца совершенно забросила свою личную жизнь. Но Карли вновь и вновь отвечала, что это не так. Ее жизнь была полной и насыщенной. Просто отныне она решила рассчитывать только на себя и ни на кого больше.

Карли глубоко вздохнула. Ее недавний разговор с Диди почти не отличался от многих других. Но что-то – она не могла даже точно сказать, что именно – сильно ее задело. На всем восьмидесятимильном пути из Уайд-Спота в Бозман девушка размышляла о том, какой одинокой была ее жизнь в последние пять лет.

Обычно Карли гнала от себя такие мысли. Она думала не о том, как сильно любила своего отца, а о той куче долгов, которую он оставил ей и ее матери после смерти; не о своем одиночестве, а о том, как это здорово – заботиться только о себе.

Девушка встала и начала раздеваться, как всегда пытаясь держать мысли под контролем. Открывая горячую воду, она убеждала себя, что запросто нашла бы спутника на эту вечеринку, если бы захотела.

Тем более что Карли приехала сюда не развлекаться. До Рождества оставалось чуть больше месяца, и многие из тех, от кого она хотела добиться помощи, будут веселиться внизу. Кроме того, если повезет, можно будет встретиться с Джонасом Сент-Джоном.

Женщина из офиса «Единого пути» сказала, что это единственная рождественская вечеринка, на которую согласился прийти мистер Сент-Джон со своей… она замялась, не зная, как назвать его сожительницу, и в конце концов скорчила многозначительную гримасу. Между прочим, по мнению мистера Сент-Джона, люди, присылающие ему приглашения на Рождество, хотят от него только пожертвований.

Стоя под душем, Карли вновь вспомнила ее слова и покраснела, потому что именно по этой причине она так жаждала встречи с Джонасом Сент-Джоном. Она тоже каждый год отправляла ему приглашения, которые он неизменно оставлял без внимания.

Пока Карли одевалась и красилась, шум вечеринки стал еще громче. Казалось, ледяной ветер снаружи просачивается в комнату, даже боязно было спускаться вниз без свитера. Когда девушка вошла в столовую в своем зеленом шелковом платье, ее уже трясло от холода. Она потерла голые руки и взяла горячий напиток с подноса у проходящего мимо официанта. Совсем согреться ей не удалось, но по крайней мере дрожь прошла.

Карли пробиралась сквозь толпу, останавливаясь поболтать с друзьями и новыми знакомыми. Бозманское благотворительное общество проводило такие вечеринки каждый год, чтобы заранее отблагодарить тех торговцев, которые помогают бедным семьям праздновать Рождество. Многим из этих людей Карли тоже была обязана. Уайд-Спот – слишком маленький город, и ей постоянно приходилось взывать к великодушию бозманских толстосумов при организации Подарочного дерева и праздничного ужина в Уайд-Споте. В прошлом году она получила по свежей индейке от каждой бакалейной лавки в Бозмане.

Сегодня буквально каждый, с кем приходилось общаться Карли, пришел на вечеринку со своей половиной. Мысль о том, что Диди была права, и ей тоже следовало найти себе спутника, грызла Карли изнутри. По-видимому, она единственная здесь осталась без пары.

Проходя вдоль буфетной стойки, Карли посматривала вокруг в поисках столика, где сидел бы один человек. Но, увы, поужинала она в одиночестве, со всех сторон окруженная парочками.

Когда ведущий объявил в микрофон о начале танцев, Карли поняла, что никогда в жизни не чувствовала себя такой одинокой. Три пары, сидевшие рядом с ней, дружно встали, как только заиграл оркестр.

Смущенная тем, что осталась одна за столом, она тоже поднялась, решив отыскать себе партнера на танцплощадке. Круговерть ярко одетых танцоров слилась в одно размытое пятно, но девушка отказывалась признать, что виноваты в этом навернувшиеся на глаза слезы. В комнате стало еще холоднее.

Бессмысленно оставаться здесь в легком платье и без партнера. Карли начала пробираться к выходу.

– Нет, нет, не надо, – произнес за ее спиной низкий мужской голос, когда она была уже у двери. Крупная мужская рука легла ей на плечо и заставила обернуться. – Неужели ты пытаешься улизнуть? До того, – продолжил он зловещим тоном графа Дракулы, – как начнутся речи? – Незнакомец обнял девушку за талию и вывел на танцплощадку. – Ты же не хочешь пропустить разглагольствования старой как там ее, когда она будет благодарить поименно все население Монтаны?

Смеясь, Карли закружилась с ним в танце.

– Я и не думала пропустить ее речь, – сказала она. – Просто здесь холодно, и я пошла за свитером.

– Правдоподобная история.

– Правдивая. В таком платье не согреешься.

Карли не стала объяснять, что источник холода был у нее внутри, и что замерзала она от собственного одиночества.

– Этому легко помочь, – ответил он, положив руку ей на спину и заставляя ее придвинуться поближе. – Мы разделим мое тепло.

Волна жара окатила Карли, когда он привлек ее к себе. Он весь был горячим и сильным. Его широкая грудь, к которой Карли прижалась щекой, прикрытая мягким кашемировым джемпером, излучала тепло. Крепкие руки обнимали девушку, мощные мускулистые бедра двигались в непринужденном созвучии с ее ногами.

– Ой, – выдохнула Карли, – какой ты теплый. – Она прильнула к нему, не в силах сопротивляться нахлынувшему желанию своего тела, истосковавшегося по мужским прикосновениям.

Прекрасно понимая, что совершает глупость, Карли хотела вцепиться в него, как утопающий хватается за своего спасителя. Она почувствовала непонятную отстраненность от всех этих парочек вокруг, как будто была невидимой или это был только сон. Закрыв глаза, она растворилась в объятиях сильного мужчины из плоти и крови.

Карли почувствовала что-то щекой и неохотно подняла ресницы. Ей на глаза попалось слово «Джон».

– Джон? – пробормотала она.

– Что?

– Джон, – повторила Карли. – Тебя так зовут?

– Ах да, это одно из моих имен.

– У тебя бирочка на груди колется.

Его пальцы нежно скользнули вдоль ее щеки, снимая бирку. Карли решила не задумываться о том, кто ее ласкает. Подняв голову, чтобы еще раз взглянуть на него, она ощутила новую волну тепла.

Он был великолепен. Его глаза, очень темные, почти черные, казались коричневыми только из-за золотистых искорок, вспыхивающих в глубине. Из-за миндалевидной формы его глаз создавалось впечатление, что они все время улыбаются.

Джон смял бирку в руке.

– Терпеть этого не могу. Как еще тебе такую не навесили?

– Нацепить такую фигню на шелковое платье? – в ужасе переспросила Карли.

– Все, молчу, – рассмеялся Джон. – Теперь я буду звать тебя «Шелковое платье». – Он вновь нежно привлек ее к своей широкой груди. – Наверное, так называют тебя все мужчины в этой комнате… конечно, когда их жены не слышат.

Карли хотела было возразить. Но она действительно купила это платье из-за того, как смотрелись на темно-зеленом фоне ее длинные, волнистые светлые волосы, и как переливалась ткань при каждом движении. Стоит ли противиться, когда самый потрясающий мужчина на вечеринке заметил это?

Взамен она промурлыкала:

– Меня зовут Карли.

1
{"b":"229","o":1}