ЛитМир - Электронная Библиотека

Джонас нахлобучил шапку и обошел вокруг грузовика.

– Ага, а как ты догадалась?

– Только фермеры гоняют по бездорожью, словно по шоссе.

Они взобрались на этот уступ по узкой, изрезанной колеями, проселочной дороге, петляющей по склонам холмов. Земля, по которой они ехали, принадлежала одному фермеру, поставляющему двадцать елок на каждое Рождество. Остальные добровольцы собрались за елками в лес, принадлежащий государству, и ехать им предстояло по дорогам с щебеночным покрытием. Карли от души им завидовала.

Мак, тоже фермер, похлопал Джонаса по спине.

– Классно водишь, сынок. В прошлом году мы полдня убили, пока добрались сюда.

Карли закусила губу, снова подумав, что ей следовало сесть в другой грузовик. Но Джонас одним только грозным взглядом дал ей понять, что если она не поедет в его пикапе, он тут же вернется в Бозман.

– Что хочешь взять, Карли? – спросил Джонас. – Ручную пилу или электрическую.

– Шутишь? – фыркнул Мак, забирая огромную электропилу. – Мы притащили сюда эту ручную хреновину только из-за Карли. – Он махнул рукой в сторону лесополосы. – Мы зайдем с восточного края. Пошевеливайся, Грэг.

Карли, прищурившись, взглянула сквозь пелену снега на сплошную стену деревьев.

– Может, Грэг захочет…

– Даже не думай об этом, Карли, – осадил ее Джонас.

Карли посмотрела на него исподлобья; ее злило, что он считает себя вправе распоряжаться ею во время приготовлений к Рождеству. Она полезла в кузов грузовика за пилой.

– Мне нравится общаться с новыми людьми, Джонас. Может, мы пойдем все вместе.

– Черта с два, – ответил он.

Джонас привязал пилу к небольшому рюкзачку, в котором лежал его термос, бутылка с водой и пара бутербродов, и махнул рукой Карли, чтобы она шла впереди. Несколько раз поскользнувшись, девушка шагнула в снег и неторопливой походкой двинулась вперед.

– На обратном пути можешь сама сесть за руль, Шелк, – предложил Джонас, следуя за ней. – Ты могла сказать, чтобы я притормозил.

– Мне вовсе не показалось, что ты водишь машину слишком рискованно, – ответила Карли. – Просто немного быстрее, чем мне бы хотелось.

– А почему, – спросил он нарочито смиренным тоном, – остальные взяли электропилу, а мы вот этот устаревший инструмент?

Хорошо, что Карли шла впереди, и Джонас не мог видеть румянца, вспыхнувшего на ее щеках.

– Я, э… ненавижу ее шум и запах. Это только портит праздничное настроение. – Она обернулась, протянув руки и ловя падающие хлопья снега. – Прислушайся к тишине, Джонас. Разве не прелесть? Разве тебе не кажется, что мы очутились в прошлом веке?

– О, конечно. – В голосе Джонаса чувствовалась дразнящая насмешка, но улыбка его была искренней. – К сожалению, у нас нет саней вместо этого удобного, теплого, просторного пикапа.

– Сани, – мечтательно повторила Карли, запрокидывая голову и ловя языком снежинки. – О, Джонас, это было бы прекрасно. Просто прекрасно. – Хлопья снега летели ей в лицо, она закружилась, но внезапно споткнулась, потеряв равновесие, и едва не врезалась в Джонаса.

Он ухватил ее за талию и не дал упасть.

– Сани были бы прекрасным вариантом, Шелк. А еще в санях нам не хватает огромной груды мехов и парочки спутников.

Карли отшатнулась. Она прижала холодные перчатки к своему пылающему лицу.

– П-прости. Мне не нужно было затевать все это. Я…. не… – Она покачала головой. – Лучше бы я пошла с Маком.

Джонас успокаивающе обнял ее сзади за плечи.

– Не-а, Мак пользуется электропилой. А ты терпеть этого не можешь.

– Да, – выдохнула она. – Но нам нельзя…

– Помню, – сказал Джонас. – Я уже говорил, что это меня с ума сводит. Знаешь, как ты хороша с этими снежинками, падающими тебе на лицо? Жаль, что сейчас на дворе не прошлый век… ты бы уже погубила свою репутацию, отправившись сюда вместе со мной. Тогда мы смогли бы забыть об условностях и…

– Джонас!

Он поднял руки вверх.

– Давай срубим пару елок. – Он на секунду снял шапку и провел рукой по волосам, одновременно издав рычащий звук, по мнению Карли означавший глубокое разочарование. – Я пойду первым, чтобы не видеть перед собой твою хорошенькую фигурку.

Поначалу Карли восприняла гневную реакцию Джонаса с чувством облегчения. В действительности, так ей было даже легче находиться с ним рядом. Но когда Джонас промолчал при виде красивой маленькой елочки, на которую указала Карли, девушку охватило раскаяние. Ей хотелось, чтобы у Джонаса остались об этом дне только хорошие воспоминания.

– Эту? – спросил он.

Карли кивнула.

– Да, разве она не прекрасна?

– Мы уже говорили с тобой о прекрасном. Давай не будем начинать все заново. – Джонас наклонился и начал пилить ствол дерева.

Карли покраснела, услышав его упрек. Конечно, она не собиралась дразнить Джонаса. В глубине души она решила в понедельник первым делом позвонить Сильвии и узнать, не хотят ли они прийти к ней на очередной сеанс примирения. Нельзя проводить столько времени наедине с Джонасом.

– Не обязательно тебе все время работать, – сказала она. – Если ты спилишь эту елку, я…

– Пилить буду я. Так мы быстрее управимся.

Карли вздохнула и уселась прямо на снег. После краткой передышки рука Джонаса вновь заходила взад-вперед в идеальном ритме. Он прав, у Карли так не получалось. Хотя на ее счету было множество спиленных елок.

– Ты торопишься?

Джонас остановился и взглянул на девушку, растянувшуюся на снегу.

– Вообще-то нет. Это утомительно, но… – он обвел взглядом лес, – …красиво. И спутница у меня такая, что лучше не найдешь. – Он посмотрел ей в глаза и слегка опустил ресницы. – Но это напоминает мне о… том времени, когда мы были вместе.

Карли взялась за отворот своей вязаной шапочки и надвинула ее себе на глаза.

Джонас рассмеялся.

– Ты что, страус? Лучше бы прикрыла свой сладенький ротик, который втягивает тебя в такие приключения.

– Пили, Джонас, пили, – сказала Карли, поправляя шапочку. – А я буду развлекать тебя разговорами.

– Жду, не дождусь, – его рука снова ритмично задвигалась.

– Расскажи мне о твоей жизни на ферме, – предложила Карли, обрадовавшись, что он больше не сердится. – Сколько у тебя было сестер? А братьев?

Джонас замер на секунду, затем произнес, не отрывая взгляд от дерева:

– Нас было семеро.

– Семеро! Я всегда мечтала жить в большой семье. Но семеро… так много!

Джонас фыркнул.

Карли нахмурилась, но он продолжал упрямо смотреть на свою пилу.

– Я не хотела тебя обидеть, Джонас. Просто в наше сложное время слишком тяжело вырастить и выучить такое количество детей.

– Ты права, – уклончиво заметил Джонас.

Карли хотелось бы увидеть его глаза, выражение его лица.

– Мне почему-то кажется, что тебе неприятно говорить об этом. Или ты все еще злишься из-за… чего-то другого?

Джонас стоял, держа в руке маленькую елочку.

– Я не злюсь. – Он взглянул на елку. – Мы будем оставлять деревья там, где спилили, и заберем их на обратном пути? – Его глаза заблестели. – Или их нужно сначала отряхивать?

– Отряхивать? – подозрительно переспросила Карли. Вскочив на ноги, она попятилась, глядя в его сияющие глаза.

Джонас ухватил елку обеими руками, поднял ее над головой Карли и потряс. Облако сверкающих снежинок осыпало девушку.

– Джонас, прекрати! – завизжала Карли, рванув вверх по склону холма.

Джонас выронил дерево и бросился вслед за ней.

– Сейчас ты у меня побегаешь!

Карли смела снег с плеч и сняла шапку, чтоб отряхнуть ее.

– Я серьезно, Джонас. – Она попыталась изобразить обиду, но не сумела сдержать ответную улыбку. – Если тебе не хочется говорить о чем-то, лучше скажи это сразу. Не надо гоняться за мной, чтобы заставить заткнуться.

Джонас пожал плечами, без малейших признаков раскаяния.

– Прости, не смог удержаться. – Он улыбнулся еще шире. – Я не пытался заставить тебя заткнуться. Просто я… не часто рассказываю об этом.

13
{"b":"229","o":1}