ЛитМир - Электронная Библиотека

Карли закрыла лицо ладонями.

– Так нельзя, мы не должны сейчас говорить об этом.

Джонас подошел к ней. Он взял ее за запястья и заставил убрать руки.

– Я не твой отец, Карли. Я тебя не обману. Я был откровенен с тобой с самого первого танца. Сейчас пришло время и тебе быть искренней.

– Но я тоже не лгала тебе, – сказала Карли со слезами на глазах.

– Да? – Нежно взяв ее лицо в ладони, он наклонился к ней и поцеловал в губы.

Карли ощутила внутреннюю боль. Ей так сильно хотелось прижаться к нему, ответить на его поцелуй.

– Джонас! – выдохнула она, отклоняясь. – Нам нельзя.

Он выпрямился, по его лицу было видно, как он расстроен.

– Ты лжешь нам обоим… каждый раз, когда отрицаешь свои чувства!

Карли закусила нижнюю губу.

– Мне жаль, что все так получилось. Но на этой неделе, пока я не встречусь с Сильвией, я не могу…

– Вот именно, – перебил ее Джонас. – Ты не можешь. Потому что струсила.

– Я не боюсь тебя, – возразила Карли. – И даже если так, дело не в этом. Это этика. Джонас, всего одна неделя.

Джонас покачал головой.

– Хотелось бы мне поверить. – Он раздраженно фыркнул. – Но сомневаюсь, что недели тебе хватит, чтобы выпутаться из этой истории.

Его слова казались достаточно разумными, но дверью он хлопнул так, что стекла в окнах задрожали.

Всхлипывая, Карли вытерла мокрые щеки. В конце концов она справилась со слезами, доев оставшиеся крекеры.

Шестая глава

Вечером в четверг грузовик с ряжеными простаивал из-за Карли. Она могла только надеяться, что остальные не догадались о том, что она ждет Джонаса. После того, как девушка заставила мужчин дважды переложить поудобнее мешки с сеном в кузове огромного грузовика, ей больше не пришел в голову ни один новый повод для задержки. Карли сдалась. Еще неизвестно, появится ли Джонас вообще.

Карли виделась с ним прошлым вечером в доме миссис Уотсон. Там она тоже не ожидала его встретить. Она не думала, что Джонас будет в хорошем настроении после их прошлой ссоры в ее офисе. Но когда девушка подъехала к дому миссис Уотсон, голос, который пригласил ее в дом, принадлежал Джонасу.

Еще больше Карли удивили звуки рождественской музыки, встретившие ее на пороге. Джонас принес с собой магнитофон и несколько кассет. Он сказал, что это его старые пленки, но перебирая их, Карли обнаружила две совершенно новые, нераспечатанные. Ей захотелось обнять его, поблагодарить за доброту. Но, конечно, она удержалась.

К моменту водружения звезды на верхушку елки все трое распевали «Аллилуйя» вместе с Мормонским церковным хором. И Джонас, и пожилая женщина веселились от души, Карли даже начала верить, что он захочет петь и сегодня.

Естественно, потом Джонас заявил, что кассеты послужили всего лишь предлогом для встречи с Карли. Его объяснения были примером чистой мужской логики. Хотя Карли и пообещала Сильвии держаться от него подальше, он знал, что она никогда не станет выгонять его из дома миссис Уотсон и отнимать у старушки ее любимую музыку.

– Большинство людей, Шелк, – сказал он, – действуют исключительно в своих интересах. Тебе тоже стоит попробовать… это и вправду очень полезно.

Грузовик с ряжеными выехал со школьной стоянки. Карли плюхнулась на один из мешков с сеном. Она думала… вернее надеялась, что Джонас пошутил. Но она ошибалась.

– А ты собираешься петь, Карли?

Девушка взглянула на Томми, стоящего рядом с ней.

– О, да. Я… Конечно, я буду петь. Мы ведь для этого здесь, верно?

– Остальные тоже так думают, – кивнул Томми. – Диди считает, что начинать лучше тебе.

– С нами Мэйзи, – сказала Карли, поднимаясь на ноги. Грузовик тем временем притормозил. – Она поет лучше, чем…

– Вы как раз вовремя, – услышала она голос Джонаса.

Выглянув наружу, Карли увидела, что грузовик остановился прямо напротив дома миссис Уотсон. Джонас шел по дорожке, неся на руках протестующую старушку.

– Отпустите меня, молодой человек, – требовала она. – Это похищение. Я впустила вас в свой дом, и вот что получила взамен.

– Эстер! – воскликнула Мэйзи. – С Рождеством тебя. Неужели на этот раз ты едешь с нами? Так это будут лучшие колядки за целую вечность.

Кто-то из мужчин выскочил наружу, чтобы помочь Джонасу погрузить миссис Уотсон в кузов грузовика. Джонас закутал ее в несколько одеял и целую кучу теплой одежды. Пришлось снова переложить мешки, чтобы подготовить для нее удобное место, защищенное от ветра.

Миссис Уотсон снова заворчала. Но ее жалобы заглушили голоса других ряженых, выкрикивающих приветствия. Девочка-подросток, с которой Карли была незнакома, молча встала поближе к старушке.

Грузовик снова затарахтел мотором и направился к местной больнице, обитатели которой высыпали на улицу, одетые в пальто и теплые шапки, и уже готовые петь вместе с ряжеными. Остальные, не такие смелые, выглядывали из окон. Как только грузовик остановился, люди в кузове инстинктивно выстроились в кружок с миссис Уотсон в центре. Но петь пока никто не начинал.

– Миссис Уотсон, – сказал Джонас, перекрывая болтовню в кузове грузовика. – Никто не станет петь раньше вас. Они стесняются начинать, когда рядом вы, обладающая таким прекрасным голосом.

– Молодой человек, – строго ответила старушка. – Вы еще хуже, чем Карли. Вот уж не думала, что такое возможно.

Джонас встретился взглядом с Карли и кивнул ей.

– Спасибо, миссис Уотсон. Я рад, что меня сравнивают именно с ней.

Карли весело рассмеялась. Никогда раньше она не чувствовала такого праздничного настроения.

– Мы не сдвинемся с места, пока вы не споете, миссис Уотсон.

Старушка окинула их свирепым взглядом, и не издала ни звука.

В конце концов молоденькая девочка склонилась к ней и тихо сказала:

– Миссис Уотсон, я буду петь вместе с вами.

– А с чего ты взяла, что я захочу петь? – Она посмотрела на девочку. – Я знакома с тобой? Как тебя зовут?

– Энни. И мне кажется, что вы хотите петь, иначе вас бы здесь не было.

– Меня привезли сюда силой, деточка. – Миссис Уотсон взглянула на кучку стариков, ожидающих начала выступления. – Посмотри на этих бедных замерзающих людей. Начинай ты, Энни.

– Только вместе с вами.

– Давайте! – крикнул кто-то из толпы, собравшейся перед больницей. – Мы замерзли… Начинайте петь.

– О, ну ладно. – Миссис Уотсон свирепо взглянула на Джонаса, затем на Карли. – Ведь я тебе советовала присматривать за ним. – Повернув голову, она зашепталась с девочкой.

Два голоса – один юный и сильный, другой дрожащий, но все еще красивый, запели «Придите все, кто верит». К ним немедленно присоединились остальные, и в грузовике, и на земле. Любимый гимн Карли сейчас казался ей еще прекраснее, чем раньше.

Продолжая петь, девушка улыбалась так, что слезы выступили у нее на глазах. Миссис Уотсон все еще бросала на Карли яростные взгляды, словно злилась за то, что ее втянули в эту затею. Но в ее поблекших голубых глазах светилось счастье, которого Карли никогда не замечала раньше.

Внезапно девушка обернулась и крепко обняла Джонаса. Она хотела, чтобы это было быстрое дружеское объятие. Но Джонас обхватил ее обеими руками, и в его отклике не было ничего платонического. Не теряя зря времени, он вытащил ее из круга поющих в тень от самой большой кучи мешков.

– О, Джонас, – прошептала Карли, надеясь, что он сможет расслышать ее сквозь пение. – Спасибо. У тебя золотое сердце. – Она слегка смутилась. – А теперь, пожалуйста, давай будем петь. – Ее смущение стало еще сильней. – Джонас, отпусти меня. Нас видят все мои знакомые.

– У них нет глаз на затылке, – промурлыкал Джонас. В его взгляде появился дьявольский блеск, и Карли бросило в дрожь. – Кроме того, никто из них меня не знает. Может, я хочу показать им, что именно влечет меня в Уайд-Спот. И это вовсе не пение.

– Джонас, пожалуйста. – Сейчас голос Карли напоминал хныканье. Хорошо хоть, певцы старались изо всех сил на середине второго куплета. – Мы не можем так поступать. Я обещала Сильвии.

18
{"b":"229","o":1}