ЛитМир - Электронная Библиотека

Джон кивнул, его подбородок качнулся возле головы Карли. Девушку удивило, что даже такой незначительный жест мог доставить ей удовольствие. Сколько времени прошло с тех пор, как она в последний раз танцевала с мужчиной? Ей не хотелось сейчас задумываться об этом. Она придвинулась к Джону еще ближе, стараясь насладиться каждым прикосновением.

Наверное, ей следовало объяснить, что она не всегда ведет себя так, что на самом деле она не такая. Но Карли не могла отрицать, что сегодня она была самой собой. Просто проявилась та сторона ее натуры, которую она обычно держала в узде – дурочка, наивно полагающая, что ей кто-то нужен.

Карли замерла, прижавшись к Джону. Ей было так приятно. Неважно, что он о ней подумает, ведь это всего лишь на один танец.

Они прекрасно подходили друг к другу. Твердая рука Джона обнимала талию Карли крепко, но не назойливо. Но когда он приподнял ее голову, а затем вновь прижал к своей груди, его касания были мягкими, почти нежными.

Карли охватило острое желание. Она так долго отказывала себе. И этот человек, нежный, сильный мужчина, напоминал ей об этом каждым шагом, который они делали вместе по танцплощадке. Она обхватила его руку своей правой рукой.

Ладонь Джона скользнула вниз по ее спине, усиливая нажим – намного сильнее, чем раньше; ведь ей это не померещилось? – почти у ягодиц. Карли едва не застонала. Она не замечала, что дрожит.

– Шелк? – пробормотал Джон.

– Мммм?

– Музыка закончилась. – Он попытался разжать ее руку, но она воспротивилась.

– Не-а, – прошептала Карли. – Не хочу останавливаться.

– Мне нужно остановиться, – сказал он, – или перейти в более уединенное место.

Карли неохотно открыла глаза.

– А?

Джон легонько шлепнул ее по заду и медленно выпрямился.

– Я думаю, сейчас нам предложат откушать десерт и выслушать старую как там ее.

– Я не хочу есть, – Карли отодвинулась ровно настолько, чтобы посмотреть ему в глаза.

– Правда? – Взгляд Джона вспыхнул огнем. – А я… очень голодный.

Карли подняла руку, желая погладить ладошкой его гладко выбритую щеку, ощутить резкий изгиб его подбородка, может даже провести пальцем вдоль его красивого прямого носа или полных губ.

Внезапно она поняла, что собирается сделать посреди целой толпы, и отдернула руку. Боль одиночества снова вернулась к ней.

Джон отвел ее к столику.

– Ты опять замерзла, Шелк. – Улыбка исчезла с его лица. – Ты хорошо себя чувствуешь?

– Прекрасно. – Карли попыталась сдержать дрожь, но вышло только хуже. Она не могла объяснить Джону, что холод здесь совершенно не при чем. – Просто испугалась, что это восхитительное чувство исчезнет. – Все еще держа его за руку, она повернулась к двери. – Думаю, мне нужно идти… взять свитер.

Джон посмотрел на нее с подозрением.

– Возвращаешься к твоим старым штучкам, Шелк? Пытаешься вовремя смыться? – Он взглянул в сторону ораторского места. – Я провожу тебя до твоей комнаты.

– Это не обязательно, – сказала она, но его руку не отпустила.

Джон кивнул.

– Ага, это ведь так тяжело – подняться по лестнице рядом с самой красивой женщиной, вместо того…

Щелкнул микрофон.

– Прошу всех занять свои места на несколько минут, – прогремел женский голос. – Нам нужно сделать пару объявлений.

Джон сделал страшные глаза.

– Бежим отсюда, – и они вместе выскочили из столовой.

Неторопливо поднимаясь по широкой лестнице рядом с этим мужчиной, Карли боялась вновь столкнуться с реальностью. Она шагнула к Джону и он, словно догадавшись о ее мыслях и чаяниях, обнял ее за плечи.

Карли прижалась к нему, не замечая ничего, кроме его сильного тела и своего ответного желания. Она была одинока, и близилось Рождество. Разве Диди не советовала ей побаловать себя?

У двери она повернулась к Джону и взглянула в его влажные темные глаза, удивляясь, чего он ждет.

Его губы изогнулись в усмешке.

– У тебя есть ключ? Или мне выбить дверь?

Карли вспомнила, куда положила ключ, и поморщилась.

– Я, э… – она взмахнула рукой, – у меня не было подходящей сумки к этому платью.

Джон изогнул бровь.

– Ты захлопнула дверь? – Он начал снимать пальто. – Подержи это, пока я сбегаю…

Карли остановила его жестом.

– Не надо. – Отвернувшись, она запустила руку в вырез платья и вынула ключ из лифчика.

Джон сглотнул.

– Счастливый ключик, – сказал он, взяв его из пальцев Карли. – Господи, он нагрелся. А ты вроде бы дрожала раньше.

– Раньше, – тихо согласилась Карли.

От простого прикосновения мурашки пробежали у нее по спине. Она жаждала вновь ощутить его близость, его тепло.

У Карли кружилась голова от наплыва давно забытых чувств и желаний, она не могла собраться с мыслями. Весь этот короткий вечер казался ей сном.

Сейчас она была уверена только в одном – ей не хотелось, чтобы Джон ушел.

Джон распахнул дверь и передал ей ключ. Когда она протянула руку, Джон сжал ее ладонь своими сильными пальцами.

– Иди скорей в тепло, Шелк. А то опять замерзнешь.

Карли и не пыталась высвободить руку.

– Сейчас мне намного теплее.

Она заглянула в открытую дверь, и ее глаза вспыхнули при виде двуспальной кровати, освещенной крошечной лампой, которую девушка забыла погасить. Ей не хотелось входить в комнату, лишиться тепла, которое она чувствовала, стоя рядом с Джоном.

Карли не могла больше смотреть на эту кровать, такую мягкую и уютную, такую манящую. Она покачала головой, пытаясь собраться с мыслями.

Что сделал с ней один-единственный танец? Неужели она действительно решила забыть о рассудке и дать волю чувствам? Это так на нее не похоже.

Но в ее жизни еще не было вечера, похожего на этот.

Карли взяла ключ и вошла в пустую комнату. Она повернулась, чтобы попрощаться с Джоном. Но дверь она не закрыла, и специально встала от нее как можно дальше. Пусть Джон сам закрывает дверь и решает, с какой стороны от нее он хотел бы оказаться.

– Спокойной ночи, – сказала Карли. – Спасибо, что проводил меня до комнаты. То есть, до двери. – Она улыбнулась. – Теперь я в полной безопасности. – Она взглянула ему в глаза, не скрывая своих чувств. – Жалко, правда?

– Господи, Шелк. – Джон шагнул в комнату, захлопнув за собой дверь, и обнял девушку. – Надеюсь, ты этого добивалась.

Он поцеловал Карли так крепко и страстно, что у нее колени подкосились. Когда он ее отпустил, она прижалась к нему, тяжело дыша.

– Мне нужно сесть, – сказала Карли, ее грудь вздымалась и опадала.

Джон отвел ее к кровати и усадил на краешек.

Карли со стоном упала на спину. Она чувствовала себя полностью расслабленной. Сейчас, всего на один раз, в этот единственный вечер она позволит себе хотеть кого-то. Позволит себе кому-то довериться. Она взяла Джона за руку и притянула к себе.

– Шелк, – сказал он срывающимся голосом. – Я сейчас на распутье. У тебя только одна секунда, чтобы передумать и послать меня к черту. – Он провел ладонью по ее щеке и приподнял подбородок, повернув к себе ее лицо. – Но я не хочу этого.

– Мне снова холодно, – прошептала Карли. – Ты обнимешь меня, чтобы я согрелась?

– Боже, Шелк. – Выражение его лица казалось почти страдальческим. Он начал поглаживать ее руку. – Я хотел тебя еще внизу, когда мы стояли, окруженные людьми. Как думаешь, что произойдет со мной, если я буду обнимать тебя, лежа в постели?

– И со мной, – сказала Карли. Ее охватило смущение, но желание от этого не уменьшилось. – Я сама не понимаю, – добавила она. – Я тоже хочу тебя, но я не… то есть, я никогда… – Дрожа, она стянула с кровати стеганое одеяло и завернулась в него. – Я не хочу заставлять тебя… делать что-то не правильное.

– Не правильное? – Джон покачал головой. Он обнял девушку и лег с ней рядом. – Не правильное? Ты с ума сошла? Но это…

– Слишком быстро. Я знаю. Но я… хочу… – Ее слова перешли в стон. Руки Джона были такими сильными, такими возбуждающими, Карли ничего не могла с этим поделать. Она извивалась от его прикосновений. – Я хочу…

2
{"b":"229","o":1}