ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мэйзи! – окликнула она пожилую женщину, въезжающую на автостоянку в своем старом зеленом пикапе. – Можно поехать с тобой?

Та остановила машину и выглянула в окно.

– А разве ты не с этим милым Джонасом едешь?

– Не думаю, что он придет. – Карли подняла елку и положила ее в кузов грузовичка.

Мэйзи вылезла из пикапа и осмотрела кучу елок, выискивая самую маленькую и легкую.

– Разве с женщинами не должен ехать мужчина? Особенно с пожилыми женщинами?

Карли рассмеялась.

– О, мы справимся. Просто сначала погрузим самые маленькие елки, а потом кто-нибудь еще появится.

– Детям нравятся большие деревья, – проворчала Мэйзи.

– Мы и большие прекрасно сможем поднять! – раздраженно буркнула Карли. Внезапно ей стало стыдно за свой тон. – Прости, Мэйзи. Не знаю, что на меня нашло.

– Может, приболела? Ты ужасно бледная.

– Наверное, – согласилась Карли, обрадовавшись, что у ее грубости нашлось оправдание. – Вчера я так устала, что еле смогла дотащить до грузовика последнюю елку.

– Так зачем было приходить сегодня? – спросила Мэйзи, облокотившись о капот. – Уверена, мы и без тебя управимся. Ты и так трудилась, как пчелка, Карли. Никто ни слова не скажет, если ты отдохнешь денек.

– Со мной все будет нормально. – Карли подняла еще одно дерево.

Рядом остановилась машина, набитая жующими детьми. Мужчина, сидящий за рулем, распахнул дверцу, и из салона донесся запах еды: жирных гамбургеров и жареного лука. Карли почувствовала, что ее желудок выворачивается наизнанку.

Она прислонилась к борту пикапа и стиснула зубы, молясь, чтобы ее не вырвало прямо здесь. Как только она смогла наконец глотнуть свежего воздуха, на стоянку вырулил еще один автомобиль с новыми участниками… и новыми «ароматами».

Карли закрыла рот и нос перчаткой.

– Вот-вот, милочка, – сказала Мэйзи, – ты явно больна. Отдавай мне список и отправляйся домой. Ты же не хочешь заразить всю эту ораву? Вот это был бы подарочек к Рождеству.

– Может, ты и права.

Карли и в самом деле чувствовала себя слишком паршиво, чтобы развозить елки, и это не имело никакого отношения к Джонасу Сент-Джону. Вынимая бумаги из машины, она вспомнила, как много детей включила в свой список на этот раз. Но это было не важно. Мэйзи не догадается, что Карли вопреки всякому здравому смыслу все же надеялась провести еще один день вместе с Джонасом, наслаждаясь той радостью, которую он дарит ребятишкам.

Диди дома не было, она вместе с Томми уехала за покупками к Рождеству. Карли развела огонь в камине и налила себе чашку какао. Чай или кофе сейчас вряд ли пошли бы на пользу ее желудку. После какао ей так полегчало, что она нажарила себе стопку блинов и съела несколько штук с сиропом.

Девушка захватила с собой в гостиную воскресную газету и еще одну порцию какао, и уютно устроилась на старой тахте перед камином. Но ее удовольствие длилось недолго.

Теперь она чувствовала себя в тысячу раз лучше, чем час назад. Но за всю свою жизнь она ни разу не слышала, чтобы отравление можно было вылечить обильной едой. Насколько она помнила, единственной разновидностью недомогания, которая могла пройти после приема пищи, была… утренняя тошнота.

Карли вскочила с тахты и принялась блуждать по комнате. Огонь в камине еще не успел как следует разгореться, но на лбу у девушки выступила испарина. Перед ее мысленным взором вставали картины последних недель.

Беспричинные слезы, стычки с Джонасом, вспыхивающие на пустом месте, тошнота… особенно по утрам… возникающая из-за запахов, которые всегда нравились Карли, и ситуаций, которые никогда раньше ее не беспокоили. И началось все это после первой встречи с Джонасом.

Вбежав в кухню, девушка сорвала со стены календарь и пролистала его до ноября, чтобы увидеть, сколько дней прошло после той роковой ночи. Почти месяц. А месячные у нее были шесть недель назад.

Шесть недель!

Карли знала, что не сможет отложить эту проблему до завтра. Утром – ее сердце замерло – ей придется встретиться с Сильвией. И первым делом нужно все выяснить.

У нее закружилась голова. Карли плюхнулась на кухонный табурет и сжала пальцами виски. Встретиться с Сильвией? Завтрашним утром она собиралась проявить твердость, признаться Сильвии в своих чувствах к Джонасу и решительно отказаться от продолжения этого дела.

Допустим, отказаться будет не трудно. Теперь-то уж Карли точно не сможет продолжать. Но в каких выражениях ей объяснить причину отказа?

Нет, Сильвия, я пока не уверена в своих чувствах к Джонасу. Ведь мы с ним знакомы совсем недавно. Но я ношу его ребенка.

Нет, Сильвия, я не могу точно описать свои отношения с Джонасом, но сейчас мне ясно, что в ту ночь я от него забеременела.

Карли закусила губу, чтобы не расплакаться. Теперь она знала причину своей слезливости, но все равно не собиралась сдаваться. Она точно помнила, что Джонас каждый раз пользовался презервативом. Но ничто не может дать стопроцентной гарантии.

Ей на глаза попалась пустая тарелка, стоящая на кухонном столе. Карли с удивлением поняла, что умяла все оставшиеся блинчики, которые собиралась приберечь до завтрашнего утра. Задумавшись на мгновение, она отказалась от мысли проверить свой вес на напольных весах в ванной. Хватит с нее на сегодня плохих новостей.

Карли решила съездить в Бозман и купить домашний тест на беременность. Если обратиться в местную аптеку, к вечеру об этом узнает каждая собака в городе.

Кроме того, дорога поможет успокоится. Сто пятьдесят миль по живописному ущелью, вдоль берега незамерзающей бурной реки – именно то, что нужно, чтобы собраться с мыслями и решить, что делать дальше с этой проблемой.

Не прошло и пятнадцати минут, а Карли уже обнаружила, что думает о своей возможной беременности как о «проблеме». Разве этим утром она не призналась себе, что любит Джонаса? Да, почти. Но как только она подходила вплотную к этой мысли, ее охватывал ужас.

Она все еще боялась. Так как понимала, что признав свою любовь к Джонасу, она должна будет признаться себе, что нуждается в нем. И ее защита будет разрушена.

Кого ты хочешь обмануть, Карли? – усмехнулась она. От ее защиты ничего не осталось еще месяц назад. И если она не любит Джонаса, то почему не молится в отчаянии, чтобы тест дал отрицательный результат? Потому что в действительности она надеется, что результат будет положительным.

Но ее ненормальный страх оказаться зависимой от кого-то этим утром возрос в сотню раз. Если ей и раньше был нужен Джонас, то как сильно он будет нужен ей теперь, когда она забеременела? И как сильно он будет нужен ее малышу?

На губах девушки заиграла широкая улыбка. У нее не было ни малейших сомнений, как станет относиться Джонас к своему ребенку. Она видела его с детьми. Если со взрослыми он мог быть циничным и насмешливым, то в окружении детей его сердце становилось мягким, как воск.

По крайней мере одна вещь была для Карли очевидной. Она сохранит этого ребенка. Вырастит его, даст бог, вместе с Джонасом, а если нет, то сама. Малыш ни в чем не виноват, и Карли уже успела его полюбить. Никто не сможет любить его сильнее. Она с замиранием сердца думала о том моменте, когда сможет прижать его к своей груди.

Ее ребенок был зачат в любви. Сейчас Карли это понимала. Пускай родители этого маленького создания еще не разобрались в своих чувствах, и не известно, пройдут ли их чувства испытание временем. Но дитя в ее чреве было плодом любви. Карли не смогла бы, не стала бы избавляться от своего ребенка.

Когда она остановила машину у универмага, ее все обуревал страх. Но принятое решение помогло ей справиться с волнением, хотя бы внешне.

– Пожалуйста, Шелк, – сказал Джонас, распахивая перед ней входную дверь. – Все-таки решила заняться предпраздничными покупками?

У Карли отвисла челюсть. Ну это ж надо было наткнуться именно на него! После того, как проехала семьдесят пять миль, чтобы не встретить никого из знакомых.

– Шелк? – Джонас помахал ладонью у нее перед глазами. – Помнишь меня? Я Джонас Сент-Джон? – Он протянул ей руку для рукопожатия. – Мы познакомились на вечеринке несколько недель назад. Помнишь?

21
{"b":"229","o":1}