ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я ничего такого не говорила.

– Не на словах, – пояснил Джонас. – Ты просто напомнила мне о том, какая честная наша Тори. – Он пожал плечами и откинулся на спинку стула. – А глядя, как ты делаешь все эти добрые дела для своего города, я вспомнил, как мне самому нравилось дарить игрушки. Я просто забыл.

Тори улыбнулась.

– Не важно, как это случилось, Карли, но я рада. И поверь мне, ты прекрасно его вышколила.

– О чем ты? – спросила Карли.

– Летом я выхожу замуж, – сказала Тори. – Я слишком долго это откладывала.

Джонас недоверчиво фыркнул.

– Пять лет, – добавил он. – Бедный Хэнк. Не знаю, почему он до сих пор тебя не бросил.

Тори горделиво усмехнулась.

– Я тоже не знаю, – хохотнула она. – Мы ждали слишком долго, и он решил, что теперь мы просто обязаны создать семью. – Ее улыбка стала еще шире. – Не сразу, конечно, но скоро. Я не умею так ладить с детьми, как Джонас. Эта мысль пугает меня до смерти. Но теперь я слегка успокоилась после возвращения старого доброго дядюшки Джонаса.

– Я видел, как ты обращаешься с детьми, – сказал Джонас. – Занимайся лучше своими коровами, а Хэнк пусть нянчит наследников.

– Очень смешно, – прокомментировала Тори, но ее взгляд, обращенный к Джонасу, был полон любви. – Ты видела его с детьми? – спросила она у Карли, ткнув в своего брата указательным пальцем.

Карли кивнула, ее вновь охватили пронзительные воспоминания о том, как Джонас развозил по домам рождественские елки. Ей отчаянно хотелось сменить тему, прежде чем она сболтнет что-нибудь лишнее о Джонасе и детях. У нее сдавило горло, когда она представила себе Джонаса с новорожденным младенцем на руках.

– Я… да, – в конце концов выдавила она.

– Тогда ты понимаешь, почему я успокоилась, – сказала Тори. – То есть… если ты беременна, приятно ведь знать, что рядом с тобой такой мужчина, как Джонас?

Карли бросило в жар, потом в холод. Она отчаянно хотела ответить на вопрос Тори со всей откровенностью.

Но не могла, потому что Джонаса не будет рядом с ее малышкой… с его малышкой. Он будет слишком занят собственным отпрыском, которого подарит ему Сильвия. Или, что тоже очень возможно, будет помогать сестре и ее ребенку.

Иметь рядом такого мужчину, как Джонас? Карли очень обрадуется, если он хотя бы признает свое отцовство. Но даже это маловероятно.

Девушка изо всех сил стиснула свою кружку с кофе, чтобы не было заметно, как дрожат ее руки. Она не знала, как долго просидела, глядя на Тори, так и не ответив на ее вопрос. У нее было ужасное предчувствие, что если она откроет рот, то тут же выложит им все, что собиралась скрыть.

Из зала донесся новый взрыв аплодисментов. Затем, по настоянию Энни, все гости начали петь хором.

– О, слава бо… то есть, о боже, – сказала Карли, – мне ведь еще нужно резать пирог.

Молясь, чтобы дрожащие коленки ее не подвели, Карли выскочила из комнаты.

Девятая глава

Карли стояла у раковины, отмывая одну сковородку за другой, пока кожа на ее руках не сморщилась, как печеное яблоко. Но она не собиралась уходить с кухни до тех пор, пока не убедится, что Джонас и его сестра ушли из школы. Разговоры вокруг начали затихать, но Карли, полностью поглощенная своим занятием, не замечала этого.

– Ты устала, Карли, – сказал Джонас. – Все уже вымыто. Я отвезу тебя домой.

Девушка обернулась и поняла, что ее план провалился. В кухне не осталось никого, кроме нее и Джонаса.

– Где мама? – спросила она. – И…

– Я сказал им, что все уже сделано. Они ушли домой.

– А Тори?

– Я отвез ее в мотель. Она устала с дороги.

Карли обвела взглядом кухню, сияющую чистотой.

– Да уж, наверное. – Она пулей метнулась в раздевалку. – Я возьму шубу.

Джонас догнал ее, взял шубу из ее рук и помог ей одеться.

– Нам нужно поговорить, Карли. Сколько можно откладывать? Что случилось на этот раз?

– Я так устала от всего этого. Я вчера не выспалась, пришлось работать до поздней ночи. Просто мне хочется вернуться домой и прилечь у камина.

– Прекрасная идея, – заявил Джонас. – Там все и обсудим. Идем, я отвезу тебя.

– Ладно. Но мы не сможем разговаривать при маме.

– Ее там не будет. Она поехала к Томми, кажется, готовиться к свадьбе. Она согласилась со мной, что такая беседа может занять несколько часов.

– Ты выставил мою мать из собственного дома? – Карли попыталась изобразить удивление.

На самом деле решительность Джонаса скорее испугала ее, чем разозлила. Ему требовались объяснения, которых Карли не могла дать, не нарушив конфиденциальности и своего обещания.

– Джонас, ты понял то, что я сказала тебе на прошлой неделе? Я не могу… видеться с тобой, пока вы с Сильвией…

– Черт возьми, Шелк! Это ты ничего не понимаешь. Сильвия никогда не признает, что наши проблемы решены. Она тянет время, потому что считает тебя угрозой. И поверь мне, это действительно то, что она думает.

– Я не позволю ей вмешиваться в мою жизнь, Джонас, – сказала Карли. Она остановилась у двери и ткнула его в грудь кулаком. – Кроме того, мистер Сент-Джон, ты виноват в том, что мы попали в этот переплет, не меньше меня. Сильвия понятия не имела, во что влипла. И поэтому мы обязаны дать ей немного времени, чтоб разобраться…

– Она вертит тобой, – возмутился Джонас. – И ты позволяешь ей это. Ты пляшешь под ее дудку. Ты выполняешь все ее дурацкие требования и, как я понял, предложила несколько своих!

– Ничего подобного! – возразила Карли.

Как смеет Джонас говорить, что Сильвия вертит ею? Ведь он сам любит эту женщину. Как только Карли начинает чувствовать, что ее отношения с Джонасом становятся более близкими, ей тут же на ум приходит этот простой факт.

Джонас умолк и попытался справиться с раздражением.

– Прости, Шелк. Просто я… А тебя вообще волнует когда-нибудь, встретимся ли мы снова?

– Конечно, – ответила Карли. Но не стала добавлять: «Не знаю, будет ли тебя волновать это после следующей пятницы».

Джонас взял ее за руку и направился к двери. Проходя через зал, он заметил, что девушка еле успевает за ним, и замедлил шаг.

– Как ты думаешь, Шелк, почему я пришел сегодня?

– Хотела бы я знать, – сказала Карли. – В прошлый вторник ты так на меня обиделся, и я решила, что больше никогда тебя не увижу. – Она повернулась к нему, пока он открывал входную дверь. – Мне было так плохо сегодня, когда миссис Уотсон и Энни пели вместе, а тебя не было и ты не мог услышать их чудесное исполнение. Ты так много сделал для них. И мне казалось, что ты лишился этого удовольствия по моей вине.

– Не беспокойся, мы слышали почти все. – Джонас умолк и молчал до тех пор, пока они не подошли к его машине. – Я не собирался больше встречаться с тобой после вторника. Мне показалось, ты опять решила, что близость с мужчиной для тебя чересчур опасна, и просто стараешься избежать этого. И доверие для тебя ничего не значит.

– Я думала так раньше, – сказала Карли. – И у меня были причины. – Она сжала его руку на рычаге переключения передач. – Но по-моему, сейчас это прошло.

– По-моему тоже. И это меня смутило. Мне пришло это в голову на пути домой, к Тори. Я понял, как сильно повлияла на меня Сильвия за все эти годы. Не думаю, что она делала это нарочно. Просто она… не очень уверена в себе. Она пойдет на все, лишь бы себя обезопасить. Что касается меня, она чувствует себя в безопасности, только когда у меня нет никого кроме нее, кому бы я смог довериться.

– Не уверена в себе, – Карли покачала головой. – Она производит совсем другое впечатление.

– Знаю, – сказал Джонас. – Но это ее обычная маска. – Он въехал на стоянку рядом с магазином и заглушил двигатель. – Идем, я разожгу для тебя огонь.

– Я сама справлюсь, Джонас, – возразила Карли, хотя и чувствовала, что это бесполезно.

Карли могла еще владеть ситуацией на кратком пути домой. Но она понятия не имела, что может случиться, когда она окажется в своей комнате наедине с Джонасом. Из-за данного Сильвии обещания ее терзали угрызения совести. Но еще рискованней было нарушить обещание, данное себе – не полагаться на мужчину, любящего одновременно двух женщин.

27
{"b":"229","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лолита
Древние города
Культ предков. Сила нашей крови
Страна Лавкрафта
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Душа моя Павел
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Железные паруса
Дети мои