ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне просто нужно с ним поговорить, Сильвия. Вам это так трудно?

Сильвия окаменела. Казалось, она уже собралась вышвырнуть Карли из офиса. Но хорошие манеры помешали ей сделать это.

– Конечно, трудно. Я тоже зарабатываю здесь деньги, как вы наверное помните из наших разговоров.

– Я не собираюсь проводить с ним четырехчасовой сеанс примирения. Мне нужно всего несколько минут, чтобы поговорить насчет Подарочного дерева!

– Что происходит? – спросил Джонас, появляясь в дверях рядом со столом Сильвии.

Взгляд, брошенный им на Карли, не принес ей облегчения. Его темные глаза лишились обычного блеска, наполнившись злостью и обидой. Джонас всегда производил впечатление сильного человека. Но до сегодняшнего вечера Карли чувствовала в нем нежность, по крайней мере в отношении себя. Сейчас же ничего этого не осталось – он выглядел непреклонным, начиная от выражения глаз и заканчивая его холодным сердцем.

– Чего ты хочешь, Карли? – его голос тоже был ледяным.

– Она хочет еще денег для их городской благотворительности, – сказала Сильвия с отвращением. – Как будто ты мало им дал.

Карли поморщилась, сейчас она жалела, что не смогла выдумать более подходящий предлог для встречи с Джонасом.

– Мы можем выйти поговорить, Джонас?

– Я как раз собирался за пиццей, – ответил он, вынимая из шкафа пальто. – Провожу тебя до машины.

– Не исчезай надолго, Джонас, – сказала Сильвия. – Нам нужно…

Джонас остановил ее жестом.

– Я заказал двадцать пять пицц, Сильвия. Я не дам им остыть. – Он открыл дверь.

Вновь оказавшись на ледяном ветру, Карли горько пожалела, что не воспользовалась тем ревущим пламенем, которое несколько дней назад разжег Джонас в ее камине. Они прекрасно могли бы поговорить там: в тепле, комфорте, в нескольких шагах от кровати.

Подойдя к ее машине, Джонас заговорил прежде, чем Карли успела рот открыть.

– Так ты насчет Подарочного дерева, – сказал он, ни о чем не спрашивая. В его голосе звенела обида. – Я признал, что проиграл наш спор, Карли. Думаешь, я мог забыть?

– Нет, Джонас, я…

– В последнее время произошло слишком много такого, что я хотел бы забыть, но наш спор к этому не относится. Я не лгал, Карли. Я никогда не лгу о том, что касается моих чувств.

Карли уже перестала замечать холодный ветер и бьющий в лицо колючий снег. Боль в ее душе стала почти непереносимой.

– Я даже стал вести дела не так, как раньше, – слова Джонаса были резкими и полными гнева. – Мы раздали гораздо больше бесплатных игрушек нашим лучшим покупателям, послали рождественские подарки их детям. Ты можешь гордиться собой.

– Прекрасно, – удалось вставить Карли. Ее зубы начали стучать. – Но…

– Ты этого хотела, да? – Джонас тоже не обращал внимание на холод. Он просто пылал от ярости. – Еще один вклад в твои благотворительные дела?

– Нет, Джонас, я…

– Так если ты решила, что я забыл о Подарочном дереве, ты ошибаешься.

Карли не знала, заметил ли Джонас, что она пытается что-то ему сказать. Если он перебьет ее еще раз, Карли его ударит. Но прежде чем она успела опомниться, Джонас распахнул дверь ее машины.

– Я не забываю своих обещаний. – Он взял девушку за руку и насильно усадил в машину. – Что-нибудь еще, мисс Андербрук?

Вконец разъярившись, Карли схватила дверную ручку, вырвав дверь из рук Джонаса.

– Да, мистер Сент-Джон. Я приехала сюда в метель, по обледеневшей дороге, чтобы признаться в любви. Я люблю тебя так сильно, что не могла дождаться завтрашнего утра. Когда я рядом с тобой, мое сердце готово разорваться от любви, которую я чувствую… и для меня не существовало ничего кроме любви к тебе, с тех пор как мы встретились. Я никогда раньше не чувствовала ничего подобного. И знаю, что никогда уже не почувствую. Потому что такое случается с человеком один раз в жизни.

– Шелк! – его голос сорвался.

– Но кажется, у тебя нет времени выслушивать все это, а то твоя дурацкая пицца остынет. Не волнуйся, я больше не займу ни секунды твоего драгоценного времени. Возвращайся быстрее к Сильвии, пока она не вызвала кавалерию. – Карли захлопнула дверь.

– Карли, – крикнул ей Джонас. – Подожди!

Карли повернула ключ зажигания и рванула с места. Джонас стоял, глядя ей вслед, полы его расстегнутого пальто хлопали на ветру.

Десятая глава

Следующим вечером Карли натянула свой костюм эльфа с радостью, причиной которой был не только приближающийся праздник. Она предвкушала скорую встречу с Джонасом. После того, как Джонас заявил, что не забывает своих обещаний, Карли была уверена, что он непременно приедет.

Конечно, он мог прислать игрушки через посыльного, но если бы он действительно собирался так поступить, то прислал бы их в обычное рабочее время. Нет уж, Карли точно знала, что он появится с минуты на минуту.

Если бы Карли хоть чуточку сомневалась в этом, то не умчалась бы от него прошлым вечером. Скорее всего, она захлопнула бы дверь у него перед носом и завела мотор, наверное даже выехала бы со стоянки. Но когда он крикнул ей вслед, она бы вернулась.

По крайней мере к такому выводу пришла Карли на пути домой. Ее так взбесила ярость Джонаса и тот выговор, который он ей учинил – хотя, наверное, она не разозлилась бы так, если бы не мороз и снег, летящий в лицо – и его предположение, что она явилась за очередными подачками, что Карли доставило искреннее удовольствие бросить его на автостоянке.

Но если бы она хоть на секунду поверила, что не увидит его в следующие двадцать четыре часа, то послушно пошла бы с ним за пиццей. И тогда эти пиццы прибыли бы в «Игрушки Джонаса» не остывшими, а промерзшими насквозь.

Карли изогнулась, пытаясь дотянуться до молнии на спине.

– Мам, – крикнула она. – Ты не поможешь мне с застежкой?

Девушка взглянула на себя в зеркало, покрутилась туда-сюда. Не так уж сильно она поправилась, всего лишь на несколько фунтов. Разницы почти никакой. Правда джинсы становились все более тесными, но вряд ли это заметно со стороны.

– Помочь с застежкой? – сказал Джонас, входя в ее спальню без стука. – А я думал, ты уже никогда не попросишь.

Карли взвизгнула и повернулась, чтобы скрыть от него свою обнаженную спину. Конечно, это было глупостью. Той ночью в Бозмане он видел не только ее спину, но и все остальное.

– Где мама?

– Она решила провести вечер со своим женихом. И прежде чем ты спросишь, да, это я ее выпроводил. Томми одолжил мне свой костюм Санта Клауса. Так что я буду развозить с тобой игрушки. – Джонас усмехнулся своей дьявольской улыбкой, от которой Карли бросало в дрожь. – А затем я собираюсь кое-что подарить тебе.

– Джонас, я люблю тебя, – сказала Карли, подходя к нему. – Правда. Я люблю тебя так сильно.

Джонас прикрыл глаза, на его лице отразилась смесь самых сильных чувств. Он схватил девушку и привлек к себе.

– Я тоже люблю тебя, Шелк. Но я уже начал думать, что никогда не услышу от тебя таких слов.

– Ты никогда не говорил мне, – пробормотала она, наслаждаясь приятным чувством, возникшим в груди.

– Нет. Я не мог. Мне нужно было убедиться… действительно ли я что-то значу для тебя. Я боялся, что до конца своих дней так и не узнаю, а вдруг ты выбрала меня просто потому, что со мной ты чувствуешь себя в безопасности. Или ты действительно любишь меня так же сильно, как и я тебя.

– О, Джонас. Прости, что мне понадобилось так много времени, чтобы понять это. Мне было так хорошо с тобой. Я просто наслаждалась этим и не задумывалась… ну, о том, чего это тебе стоило. – Она плотнее прижалась к его груди и коснулась губами шеи, целуя и покусывая его. – Ты прощаешь меня?

– А как же, – Джонас проглотил комок в горле и рассмеялся. – Я простил тебя еще прошлым вечером, когда ты смылась, бросив меня посреди этой чертовой снежной бури. С отмороженной задницей и кучей дел, из-за которых я даже не мог погнаться за тобой. – Он склонился к Карли и куснул ее за мочку уха. – Хочешь знать, о чем я думал всю ночь?

30
{"b":"229","o":1}