ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ага. – Карли трепетала от его прикосновений. – Какая же я дура. Столько времени зря ушло.

– Мы так запутались. И кажется, это еще не конец. Ты что-нибудь говорила Сильвии?

– Нет, я… – Она почувствовала себя так, словно ее окатили ледяной водой. – А ты?

Джонас покачал головой.

– Я собирался подождать, пока мы не разделаемся с нашими рождественскими заказами. – Он пожал плечами. – Бизнес для нее важнее всего. И кроме того, я хотел сначала увидеться с тобой.

– Хорошо, – сказала Карли, к этому моменту ее желание слегка подостыло, – но сначала мы развезем подарки.

– Ты пойдешь прямо так? – спросил Джонас со своей обычной усмешкой. – Или мне тебя застегнуть?

Карли скорчила гримасу и повернулась к нему спиной. Теплые руки Джонаса скользнули по ее спине туда, где начиналась молния. Девушка с большим трудом удержалась от искушения обернуться и упасть в его объятия.

Молния застегивалась с трудом.

– Ты была в этом костюме на День Благодарения, Шелк?

– Угу, – промурлыкала Карли, смысл вопроса дошел до нее не сразу.

– Я заметил, какой он узкий. – Джонас уже застегнул молнию и склонился к девушке, шепча ей на ухо. – Все мужчины на вечеринке заметили это. Но я не думал, что он настолько узкий. Рождественские плюшки?

Карли густо покраснела. Она все еще не хотела говорить ему о своей беременности.

– Забавно, – она вывернулась из его объятий. – Лучше бы нам…

– Эй, Шелк, что с тобой? Я пошутил. – Руки Джонаса легли ей на плечи и скользнули вниз, нежно погладив. – Я люблю каждый дюйм твоего тела. Можешь есть столько булочек, сколько захочешь.

Карли покачала головой, стараясь не размякнуть от его прикосновений.

– Дело не в этом. Просто я… нам нужно заняться подарками. А потом мы сможем поговорить обо всем остальном.

– Ни фига себе! – рявкнул Джонас, нахмурив брови. – Что стряслось на этот раз? – Он схватил ее за плечи. – Никогда больше не делай этого с нами, Шелк. – Взгляд его темных глаз был таким жгучим, казалось, он смотрит ей прямо в душу. – Ты должна довериться мне. Чтобы никогда в жизни ты не скрывала от меня своих чувств. Поняла? Ты можешь говорить мне все, что угодно. Нет ничего, относящегося к тебе, к твоим чувствам, к твоим мыслям, что я не захотел бы услышать.

– Джонас, я правда доверяю тебе. – Карли окинула взглядом маленькую комнатку в поисках места, где могла бы укрыться от продолжения этого разговора. – И я хотела бы рассказать все о себе и выяснить все о тебе. Но я… есть еще одна проблема.

Его брови сдвинулись еще сильнее.

– Что наговорила тебе Сильвия на прошлой неделе? Отвечай!

Карли почувствовала, что ее глаза наполнились слезами. Она сглотнула.

– Я не могу.

Джонас сжал ее плечи и заставил поднять голову. Карли видела, что он еле сдерживает рвущуюся наружу ярость. Но еще она видела его губы, подбородок, восхитительные темные глаза, каждую черточку его красивого лица, при виде которого она задохнулась от удовольствия во время их первого танца.

И снова она вздохнула. Этот красивый мужчина любит ее. С трудом верится. Но еще удивительнее, как сильно она в него влюблена.

Карли ничего не могла с этим поделать. Преодолев давление его рук, она подняла к нему лицо и поцеловала его, вложив в этот поцелуй всю свою любовь. Джонас не смог сопротивляться, со стоном он обнял ее и крепко прижал к себе. Он тоже был переполнен любовью.

Его ладони коснулись ее груди с новой страстью и новой нежностью. Соски Карли затвердели под его пальцами. Застонав от желания, она прильнула к нему и обхватила руками за талию.

– Джонас, я… люблю тебя, – повторяла она, задыхаясь. – Я хочу рассказать тебе все. И сделаю это. Но не сегодня.

– Если ты собираешься отвлекать меня так каждый раз, когда я выхожу из себя… – Джонас усмехнулся, – ты права. – Он глубоко вздохнул. – Отложим это до завтра. Завтра в десять мы с Сильвией приедем в твой офис на наш последний сеанс примирения. И там я собираюсь выяснить, в чем дело.

При мысли, что ей не придется ничего больше скрывать от Джонаса, Карли вздохнула с облегчением.

– Вы э… приедете вместе? – спросила она.

– А какая тебе разница?

– Ну, понимаешь, если вы приедете в разных машинах, ты сможешь потом остаться и…

– И…? – улыбнулся Джонас, его глаза потеплели. – Думаю, к тому времени ты будешь слишком уставшей, Шелк. Я собираюсь остаться сегодня.

– Правда, Джонас? – Карли не смогла сдержать радостный возглас, но затем к ней вернулась способность рассуждать здраво. – Мама вернется раньше, чем мы закончим развозить подарки и… они с Томми всегда так беспокоились обо мне. Не знаю, честно ли это…

Джонас вздохнул.

– Да, это проблема. – Он пожал плечами и скорчил гримасу. – Думаю, это не последняя наша ночь.

– Вот именно. – Карли ощутила боль неудовлетворенного желания, сейчас она могла только посочувствовать Джонасу. – И нам еще столько подарков нужно развести, что мы наверняка устанем до чертиков и будем не в настроении.

Джонас покачал головой.

– Поверь мне, Шелк. Я буду в настроении. – Карли посмотрела на него укоризненно. Он засунул руки в карманы. – Ладно, ладно, сколько подарков нам нужно доставить?

– Ну, у нас не все есть. Три карточки так никто и не взял.

– Я их возьму, – сказал Джонас.

– Ты возьмешь? Что ты имеешь в виду?

– Я возьму эти карточки и куплю подарки. А еще я привез куклы и видео-приставки для всех остальных детей. – Он картинно изогнул бровь. – Я ничего не забыл?

– Ты просто чудо!

Он взял ее лицо в ладони.

– Как много времени тебе понадобилось, чтобы понять это.

– Я давно это поняла. И это пугало меня сильнее всего.

– Так не забывай об этом. – Джонас развернул ее лицом к двери и легонько шлепнул. – А теперь идем, пока мы снова не отвлеклись.

* * *

На следующее утро Карли вместо того чтобы идти в магазин, направилась в свой офис, бросив Диди на растерзание толпе покупателей. Если мама и имела что то против ее отсутствия, то все равно промолчала.

Карли включила обогреватель и приготовила кофе. Сейчас она чувствовала себя гораздо уверенней, чем в прошлые два раза. Хотя вряд ли ее можно было назвать совершенно спокойной. Тот факт, что Карли за утро опустошила две тарелки домашнего печенья, явно свидетельствовал о ее нервозности.

Зато сегодня она твердо была уверена, что если вспыхнет спор, Джонас стопроцентно займет ее сторону.

Если вспыхнет спор? Карли выронила ложку с гранулами растворимого кофе. Да как же можно обойтись без спора, когда в этой комнате соберутся вместе мужчина и две женщины, одна беременная и одна желающая забеременеть, и попытаются прояснить ситуацию? Карли наклонилась, чтобы подмести рассыпанный кофе. Пояс врезался ей в живот, и ее желудок недовольно заурчал.

Боже мой, как же будет здорово, когда она наконец сможет носить одежду, соответствующую ее состоянию, и избавится от этой постоянно тошноты!

Сильвия постучала, но не стала дожидаться, пока Карли подойдет к двери. Она вошла и начала снимать пальто.

– Джонас еще не появлялся? – спросила она, направляясь к креслу, в котором обычно сидела.

– Нет, – сейчас Карли всей душой желала, чтобы он был здесь. – А вы выехали одновременно?

– Вообще-то он уехал даже раньше на несколько минут, – сказала Сильвия, скрестив руки на груди и положив ногу на ногу. – Но по пути ему нужно было заскочить в одно место.

Карли бросило в жар. Сильвия вела себя точь-в-точь, как раньше. Очевидно, Джонас ничего ей не сказал. Она была даже слишком спокойной и собранной.

– Вы не знаете, зачем Джонасу понадобилось назначать эту встречу? – спросила Сильвия.

А, так это был Джонас? – удивилась Карли.

– Ну, он хотел обсудить проблему…

– Я знаю, что он хотел обсудить. Единственное, чего я не понимаю, зачем вдруг ему понадобилось заниматься этим в самый разгар рождественского аврала.

– Думаю, ему хотелось все уладить до праздников. Чтобы спокойно насладиться Рождеством.

31
{"b":"229","o":1}