ЛитМир - Электронная Библиотека

Разумеется, теперь Фредди, некогда прославленный герой Мракана, посадивший за решетку большую часть римской банды, не сможет показываться на людях.

Отечный овал вместо головы и ящероподобная морда теперь вместо человеческого образа. Пропахший химией костюм следовало заменить на что-то другое…

Кожа полностью истлела, и виднелись сухожилия, удерживающие нижнюю челюсть в суставе. Фредди рухнул бездыханным скелетом. Но через три минуты случилось нечто, неподдающееся объяснению: «потухшее» тело начала обволакивать розовая субстанция, каждую кость, каждый хрящик. Позже неясного происхождения жидкость затвердела на останках прокурора и стала своего рода новой кожей — розовой, с растопыренными прожилистыми образованиями.

Это подействовали находящиеся в организме заложника вирусы. Они вернули его к жизни.

Прокурор, ныне неотличимый от киношного Фредди Крюгера, поднялся на ноги и закричал на весь завод:

— Страх придет!

— Меня долго продавали на дисках!

Из глаз мальчика вылезли лезвия, тело ознобно забилось, на рубашку пролились кровь и содержимое черепа.

Фредди Крюгер стоял сзади и копался в мозгах беспризорника, срезая куски кожи с затылка.

— Как тебе этот прием? — спросил он у умирающей жертвы.

— Порошок, жидкость, ложка, зажигалка, ватка, жгут и шприц. Высыпаю, мешаю и довожу до кипения. Бросаю ватку и через нее, вытягивая поршень, наполняю шприц теплой смесью. Затягиваю руку, вкалываю иглу, вливая в кровеносную систему диацетилморфин. Снимаю жгут и через пару секунд ощущаю сильный выброс гистамина. Слоняясь по пустой квартире, встречаю незнакомца, стоящего в мало освещенной части коридора. Стоит он без движения, пристально всматриваясь в мое лицо. Гробовая тишина, слышно биение лишь моего сердца и его дыхание… — Джек Хэлван сидел на заводе в комнате и притворялся, что мажется героином, но на деле он вводил себе вещество совсем иного типа, нежели наркотик, — Потом ко мне возвращается память.

Час назад. До неузнаваемости изувечив прокурора Фредерика Кригера, чуть ранее псих испробовал на нем вирус «бешенство», а потом — на себе.

Скрещивание вирусов бешенства и плесени в человеческом теле дало поистине удивительный результат: Фредерик не просто ожил, но и обзавелся повышенной физической силой, прежде невиданной. Обещая служить своему создателю — Безумному Джеку — прокурор получил задание… потрошить.

Глен расшиб нос о стол во время падения и, немного подергавшись, навеки застыл.

Пропахший химией, «подгоревший» садист продолжил работу лезвиями и успешно отделил голову мальчишки от туловища.

Особняк Спауна.

Вернувшись в свой родной дом после нескольких отельных будней, Джон взял в руки газетенку со статьей под заголовком «Он прилетел к нам со звезд».

Там говорилось об огромной популярности Спауна, подвигшего полицию на решительные действия. В статье были приведены высказывания недоброжелателей демона-защитника, осуждающих его методы.

Отложив газету, Джон усмехнулся.

— Ох уж эти журналисты, чего только не выдумают!

В поместье не было ни души. Фредерик отправился за покупками, и Джон решил немного вздремнуть. Объятия Гипноса быстро подхватили его…

Поэтому-то богач и не расслышал, как кто-то вошел в комнату. Нечто металлическое коснулось его шеи, и вот уже полупарализованный Джон замер, почувствовав резкую боль в висках, мгновенно перешедшую на все тело…

Все члены онемели, а сердце словно замерло. И только глазами он мог следить за происходящим…

— Тише-тише, мыши, демон спит на крыше! — прошептал незнакомец, в котором за счет страшных усилий Джон узнал… Антона Белова.

— Ну что, плейбой, очухался?

Белов сиял, как начищенный таз.

— Ты должен помнить эту безделушку! Когда-то я увел ее у тебя прямо из-под носа! Жаль, что в Wayne Enterprises завернули этот проект, отбоя бы не было от желающих заказать кратковременные парализаторы…

Штука из «ноу-хау» издавала противные писклявые сигналы, действующие на мозг.

Джон учащенно дышал…

— Ну, да ладно! Вернемся к нашим баранам…

Белов подсел к обездвиженному.

— Ты знаешь, я решил пересмотреть свои приоритеты! Когда Шифер предложил мне ликвидировать тебя, я долго размышлял: делать это или нет? С одной стороны большие деньги, а с другой…

Он поднялся и стал расхаживать по комнате. Джон следил за ним, не поднимая головы, одними глазами…

— Бешенство — моя болезнь и одновременна сила! Это — супер-идея, дарующая человечеству шанс вступить в новую эру своего развития, когда миром будут править лишь посвященные!

«Что-то мне это напоминает…»

— Присутствие в моем организме самовозрождающегося боевого вируса сделало меня уникальным биологическим созданием — сверхчеловеком! И мысль о потере этой силы буквально сжирала мой мозг, как термиты, что когда-то прижились в бренном теле…

Джон почувствовал, что постепенно онемение отходит, уступая место очень болезненной ломоте.

А Белов все ораторствовал.

— Моя душа давно не вмещается в свою оболочку, она вырвалась из жалких габаритов тела! И теперь я, нет, не монстр, я — Небожитель!

«К чему он все это? Не ради же самовыражения…»

— Твои родители дали тебе жизнь на земле, а мне мою жизнь дало Провидение, и я могу распоряжаться ей по своей воле!

«Уж не рехнулся ли он?»

— Так что, введя тебе вакцину бешенства, я лишь поделюсь с тобой той великой силой, которая течет в моей крови и, кстати, в крови твоего друга — Джека Хэлвана!

«Ах, вот в чем дело…»

— Зло, вырывающееся из моей души, лишь — прикрытие… Ну, хватит! А теперь пододвинься, я хочу присесть…

Русский бесцеремонно затолкал Джона к самой спинке дивана, а сам уселся поудобнее.

— Кстати, плейбой, помнишь божественную сагу Шекспира о Ромео и Джульетте? — он достал из пластмассовой коробочки тонкий шприц и набрал в него подозрительную жидкость ярко-желтого цвета, — Так вот, наш Ромео не умер! Как тебе сюрпризик?

Джон прекрасно понимал, что сейчас произойдет, но сделать ничего не мог…

— А пока я буду уничтожать мир в образе Палача, Ромео — убивать невиновных и возле их трупов класть черные розы! — Белов резко воткнул шприц в шею парализованного, — Хуже всех придется тебе, плейбой, потому что хуже уже просто некуда!

Сквозь свое полудремотное состояние Джон укол почти не почувствовал, будто его укусил какой-то залетный комарик…

— Теперь по твоим сосудам потечет та же сила, что течет и во мне, та же великая мощь! Ты станешь тем, на кого охотился прежде, ты станешь монстром!

Заразив Вэйна бешенством, русский убрал использованный звуковой парализатор в коричневый кейс и, что-то напевая, преспокойно направился к выходу из поместья. Богач попытался пошевелиться, но, увы, тело не слушалось его, он мог управлять лишь зрачками и мыслями.

«Окаменевший, я вскоре превращусь в такого же ублюдка, как Белов. Но… Спауну нужно сохранить, если не человеческий облик, то хотя бы человечность. Спаун должен остановить их, подчинить выпущенное ими зло и направить это зло против них».

Издали увидев Джона в таком состоянии, Фредерик выронил поднос с блюдцем и побежал к хозяину.

— Мастер Джон! Мастер Джон! — в панике закричал дворецкий, пытаясь понять, что произошло.

Тот по-прежнему управлял лишь зрачками. Но прошло несколько минут и Спаун смог выдавить:

— Во мне… — выговаривал он с огромнейшим трудом, поэтому слова шли очень медленно, — Во мне чужой. Нужно провести несколько тестов и очистить кровь от заразы, очистить весь организм. Попроси… Стайлонда.

106
{"b":"229013","o":1}