ЛитМир - Электронная Библиотека

А в это время Призрачная Тень допрашивала очередного «старого друга» Джимми Баллука. До Картера добраться не удалось из-за вмешательства Спауна. Но нечистый на руку охранник склада игрушек — скурившийся дистрофик Джерми Брубэйкер, в прошлом киллер, входящий в группировку Джерси — «компенсировал» ущерб.

— Так, малыш, не советую пытаться ускользнуть — для большей убедительности Мэри сломала Джерми запястье и обещала сделать подобное со всеми частями его тела, если же он вмиг не расколется и не выдаст «распорядок» босса на неделю.

— Послушай, я ничего не знаю!

Девушка решила, что:

— Врешь — и принялась за пальцы.

— А-а-а-а-а-а-а-а! — любому бы стало жаль этого отморозка, особенно после изданного им истошного вопля, но только не Призрачной Тени, морально подготавливавшей себя к мести все свое детство, — Хватит! Сдаюсь! Ух…

Мстительница решила дать Джерми еще один шанс во всем сознаться. Она вытянула губы, вытаращила с поддельным изумлением глаза и глумливо хохотнула.

— Повторяю последний раз!

— ? — преступник раскрыл рот от пробирающего до костей подозрения, — Ты не задавала никаких вопросов!

— Правильно! — девушка оскалилась, сжала горло Джерми, чуть нагнулась и отработанным движением вогнала в подбородок маленький нож. Жертва мгновенно истекла и скончалась.

«Осталось еще несколько».

Джерси не просто так позвал Ван Хорна, а потому что ФБРовца заподозрили в сговоре. Терять такого надежного человека, как Томас, босс не хотел, но что-то ему говорило:

«Хочешь добиться успеха — жертвуй» Под конец не самой приятной беседы Хорн и Баллук решили временно прервать общение. Хорн обещал немедленно сменить SIM-карту. Это должно было придать уверенности, что его никто не повяжет.

После ухода ФБРовца обожженный получил еще одно не слишком приятное известие — о смерти Птенчика. Он подослал мулата убить Матераццо и Гарсетти, но кое-кто опередил их и подстрелил «правую руку».

Кто это — возможно, Баллук никогда не узнает. Но пока есть контроль, ему не страшен таинственный «киллер», которого могли подослать те же «чеченцы» или хохлы…

Меж тем Гарсетти сидел в забегаловке на Кавендиш-стрит, рассуждал, как ему быть дальше. Час назад гангстер получил SMS с текстом «Сальваторе убили». Это известие моментально вывело гангстера из строя. В рот не лезли спагетти, пропал всяческий интерес к выпивке, к прекрасному Амароне, к чудесному десерту — тирамису с сыром маскарпоне…

И без вмешательства прокурорских настроение было не айс, а при виде появившегося во весь рост в настенном телевизоре Фредди Кригера, дающего очередное громкое обещание, оно вконец испоганилось.

Прямой эфир:

— Я не имею никакого, даже косвенного отношения к незаконным действам Спауна, но через его поступки вижу в нем себя!

К Кригеру подошла одна симпатичная рыжая девушка, репортерша:

— Господин прокурор, одну минутку, простите за неуместный вопрос, какие цели вы преследуете? Карьерная ступень или искреннее желание помочь?

Фредди не мог не потрогать свой галстук.

— Сопровожденный риском шанс послужить своей стране тайно, без публичных восхвалений или наград, я бы ценил больше, чем все эти подачки!

«Публичный фигляр» — Гарсетти зверел, когда видел слащавое личико Кригера, дулся и приговаривал, что попадись прокурор ему в руки, он мгновенно задушил бы его.

После чаепития преступник собрался откланиваться, попрощался с работницей. Мысли перемешались в кучу от обилия в животе несовместимой пищи.

Громыхнувший у выхода взрыв отдался звоном в ушах Гарсетти и спровоцировал панику.

Из образовавшегося дыма выбежали спецназовцы во главе с Ван Хорном, и повели оглушенного итальянца в машину.

Центральный департамент.

— Ничего не понимаю — Пэксвелл потерял единственное, что было у него на Джерси — давно хранившиеся в сейфе, но еще действенные показания трех чудом выживших свидетелей. Баллук устроил подрыв химзавода пять лет назад, когда полицейские приехали на ложный вызов.

Запертых рабочих, не всех, а некоторых, копам удалось вытащить. Но Джимми, как всегда, сбежал, оставив за собой лишь смерть.

— Как думаете, кто мог это сделать? — самый близкий Пэксвеллу полицейский — Уолтер Бёрк — не мог не спросить. Его до жути интриговала и одновременно расстраивала сложившаяся ситуация: неужели в отделе появились грызуны? Или они были всегда, но тщательно маскировались под прилежных сотрудников?

— Без понятия… — лейтенант считал, что не имеет права показывать слабину, никто не должен учуять хитро запрятанную робость, но рефлекторно трясущиеся кисти рук, обтянутые тоненькой морщинистей кожицей, снижали уровень актерского мастерства.

Вдруг Пэксвелл вспомнил произнесенные на одном дыхании слова Бориса:

— Не мне тебе напоминать. Ты, наверно, помнишь ситуацию в отделе…

— Ты о чем?

— Об одном якобы моем казачке.

В голову лейтенанту пришел лишь один.

— Лео?

Ведь их было так много…

— Нет. Финч.

— Вот оно что. И что? Он что, не твоим был, что ли?

Для большей ясности Гуднаев сделал трогательное лицо:

— Представь себе.

— Тяжело… — признался Пэксвелл.

— Моя ситуация не слаще. Того и гляди, отправлюсь за возлюбленной друга…

— Боишься, что он доберется до тебя?

— Если бы я чего-то боялся в этой жизни, то никогда бы не поднялся так высоко, что невозможно не разбиться, чтобы спуститься…

— Финч работал на меня лишь первое время, как, кстати говоря, и Лео.

— Стой, ты хочешь сказать, что не ты их подослал?

— Здесь мое недоверие никакой роли не играет. К тому моменту они уже сменили работку. И, предполагаю, нет, знаю, перешли эти крысы к Баллуку.

Мимолетный кадр «из прошлого» обессилил лейтенанта. Пэксвелл трогательно встал на колени, готовый вывернуть душу наизнанку, прислонился к дверце сейфа и еле сдержался, чтобы не зареветь.

— Теперь он распоряжается и здесь. Он повсюду, проник в каждый уголок…

Бёрк понимал, в данном случае никакие заумные цитаты про высшую справедливость не смогут раззадорить шефа, но просто молчать и наблюдать приступ смятения, растерянность, вызванную сильной тревогой, он не мог.

— Нужно хорошенько подумать. Подумать и придумать способ, который выявит засланного — вместо тщетных успокоений коп проявил мозговитость, вселяющую веру эффективнее всяких цитат.

— Успеется… — лейтенант поднялся с пола, предварительно устранив бардак в металлическом ящике, и плеснул в стакан гасконского пойла, — Будешь?

Уолтер не стал отказывать себе в удовольствии. Они распили бутыль на двоих и чуть подуспокоились.

А тем временем…

— Войдите! — крикнул Кригер, — Нечего долбиться три минуты подряд!

— Господин прокурор — неожиданный гость — все тот же Уолтер Бёрк, который только что помог лейтенанту Пэксвеллу в уборке кабинета, подсел к Фредди. Попутно появились вопросы, — Можно поинтересоваться?

Фредди разговаривать ни с кем не хотел, отреагировав достаточно грубо:

— Валяй…

— Документы по делу Джерси, старые, которые уже несколько лет лежали в сейфе… Они пропали. Вы ничего странного не замечали в нашем отделе? — Бёрк не надеялся достучаться до сути, да и не был уверен, что прокурор что-то знает и, тем более, что он может быть тем самым «полтергейстом», но проверить, попытаться уточнить было необходимостью.

— Как мне все это надоело! — Кригер ударил по столу вместо того, чтобы ответить, — Фернока расспрашивайте и других оборотней, коих у вас, подозреваю, немало! А меня, честного, чистого гражданина, работающего на благо, прошу оставить в покое. Вам все ясно? Или повторить?

34
{"b":"229013","o":1}