ЛитМир - Электронная Библиотека
   ВЫ УШЛИ ИЗ ДОМА
   НЕМНОЖКО НАЛЕГКЕ!
   ЗАКАЗАЛИ РОМА.
   И ЕЩЕ… КХЕ-КХЕ!

Злоумышленник, получив удаленный доступ к домашнему компьютеру мэра, самостоятельно, вручную менял фоновый рисунок рабочего стола. Каждые две минуты.

Курсор перемещался сам по себе, прыгая с одного ярлыка на другой. От этого у Картера плыло сознание.

Четверостишье медленно сменилось. Того же цвета буквы, тот же фон.

   А ВАШ ТОВАРИЩ МИЛЛЕР
   ДОМОЙ-ТО НЕ ПРИШЕЛ!
   НО НЕУЖЕЛИ КИЛЛЕР
   ЦЕЛЬ СВОЮ НАШЕЛ?

Время от времени стрелка двигалась в направлении недавно созданной папки, где хранились JPEG-файлы со стишками. Пришел черед последних четверостиший.

Новый рисунок вмещал оба.

   А КАК ПОГОДКА В СИСТЕР!
   УЙ-УЙ-УЙ-УЙ-УЙ!
   ДА ЧТО ВЫ, ПОЛНО МИСТЕР,
   ПРАВДУ В ЗАД ЦЕЛУЙ.
   ЕЙ ТАК БУДЕТ ЛУЧШЕ,
   КАК И ТЕБЕ, СЕТ.
   ВЫЛЕЗЕШЬ ИЗ ГЛУШИ,
   ШАНСОВ БОЛЬШЕ НЕТ.

«Боже… они теперь все узнают».

Сет схватился за голову, плеснул коньяка в стакан и позвонил своему другу-юристу. Но испытываемый страх было не передать по телефону, поэтому он назначил ему встречу на завтра. И простоял в беззвучии до наступления полночи…

Коротко подстриженная Луиза Сименс вернулась домой. В мыслях вертелось улечься, но прежде напоить кота молоком. Она была уверена, все, кто присутствовал на месте ЧП, сейчас либо глотают таблетки, либо спят.

«Вот и я поступлю, как и все, не хочу выделяться».

Оценив стрижку перед зеркалом, Луиза несколько раз улыбнулась. От самолюбования отвлекла знакомая вибрация.

На дисплее сотового девушки всплыл неизвестный номер.

«Ммм, кто это, интересно? Неужели опять по работе? Боже, как я устала…»

Она приняла вызов, но звонивший тут же сбросил.

«Может, очередной обожатель из сайта знакомств набрал, а потом постеснялся разговаривать в виду жутчайшей закомплексованности?»

Сименс уже почти свыкнулась с мыслью о неэффективности посиделок на сайтах знакомств и занесла телефон джентльмена X в черный список, как за звонком последовал стук в дверь.

«Это кто еще? Меня преследуют?»

Девушка незамедлительно открыла ее, за что получила по голове каким-то тяжелым предметом. Не церемонясь, ворвавшийся преступник схватил обессилившую Луизу и увел на улицу.

Дверь в квартиру осталась открытой…

Мэр пожал руку Даниелю Раймонду — тридцатипятилетнему шатену, заместителю директора лас-вегаской юридической фирмы. Даниель прилетел в Мракан ровно на несколько дней. Но перед отлетом, как истинный джентльмен, не забыл попрощаться со своими близкими, повидаться с друзьями…

— Странно, что при твоем статусе, при должности градоначальника, ты обращаешься ко мне, Сет? Должно быть, очень веская причина…

— Ты прав, несомненно, и догадлив, как всегда. До сих пор ценю в тебе эти качества…

Сет вел себя так, будто был обязан Даниелю жизнью. Как знать, может, в будущем все так и обернется? Мэр с загадочным выражением ходил кругами, не решаясь говорить. Раймонд, хорошо разбиравшийся в людях, давно подметил для себя, его друга что-то сильно беспокоит…

— Может, ты просто скажешь мне, в чем дело, а я поищу варианты решения проблемы? — Раймонд нарочно поторопил Картера.

— Хорошо… — Картер остановился, уставившись шатену в глаза, — Есть некто, кто, кажется, взял меня на крючок и не планирует отпускать…

— Шантаж?

— Правильно…

Они не стали стоять на месте и решили прогуляться. Загруженность Картера со временем сменилась простой взволнованностью.

— В общем, если и делать какие-то выводы, то, выходит, кому-то просто не нравится то, что я все еще состою на должности.

— И он решил поделиться с людьми информацией?

Картер вдруг остановился и, не чувствуя ничего, за исключением ранее неведомого беспокойства вперемешку с незначительной злостью, ухватился за пальто друга.

— Он знает про смерть Миллера! Знает про случай в Систер Бэй! Виксонсион… Помнишь?

— Твой отлет в Германию? — Раймонд приопустил голову, — Такое не забывается…

— Миллер тоже был шантажистом! — прошипел мэр, — Изначально понимая, что это незаконно и аморально, мне пришлось пойти на крайние меры, заплатить уличным наемникам за его устранение. А сейчас кто-то про это пронюхал. Про мое невторостепенное отношение к гибели Миллера.

— Каким же образом?

— Получив доступ к моему компьютеру, перечитав неудаленные чертовы переписки с заказчиками!

— Мне добавить нечего…

— Как? Ты не поможешь мне?

— Говорю же, нужно быть осторожнее — повторил Раймонд, — Как я смогу помочь?

— Ответом.

— Слушаю…

— Ты — мастер своего дела, высококлассный юрист, Даниель. Говорю без всякой лести. Скажи, каковы мои следующие действия? Что нужно сделать, чтобы в случае полного дерьма просто потихоньку свалить с поста, чтобы хотя бы не из мэров в зеки? Ты меня понял…

— Есть вариант — прикинул Раймонд.

— Какой? Я слушаю.

— Если ты не контролируешь сложившуюся ситуацию, то и вправду, уйди добровольно. Тогда, может, и пронесет. Но и это, увы, не даст стопроцентной гарантии, что шантажист уймется.

Похищенная репортерша обнаружила себя в заставленной компьютерами комнате с рассыпающейся кафелевой плиткой. Первым делом бросились в глаза трещины на стене и грязь, и только потом… отрезанная от остального тела голова Сальваторе Матераццо: страшные порезы на ушах — следствие вырванных сережек, рот в крови, сломанная переносица…

Башка удобно лежала на маленьком стуле, стоявшим посередине вонючего помещения…

— Боже — промолвила Сименс, инстинктивно отвернувшись, передвинувшись на коленях в другую часть комнаты.

Не успела девушка прийти в себя после полученного потрясения, как затрещали створки ржавой двери и внутрь заглянул тип в черном капюшоне, полностью закрывшем лицо. Затем они снова захлопнулись с неприятным протяжным воем.

По возвращению в коттедж мэра настигла та же незавидная участь, которая недавно настигла репортершу: после долгого, но ни к чему не приведшего разговора с мистером Раймондом, Сет вернулся домой, где его принял… все тот же черный капюшон!

Маньяк напал на Сета с подобием дубинки в руках и принялся колотить. Вырубив, злоумышленник осмотрелся, нет ли охранника, и поволок жертву в машину.

Мэр очнулся в другом отсеке, по дизайну и по уровню захламленности являющимся точной копией того, в котором томилась бедная Луиза. Увидев перед собой подсказку «как выбраться» в виде пояснительного белого стиха — формы нерифмованного стиха, традиционно применяемой в новоевропейской силлабо тонике и редко в некоторых формах тоники, на стене, он ожидаемо озадачился.

   ТОЛЬКО КОМПЬЮТЕР ПОМОЖЕТ УЙТИ
    ЗНАЙ ЭТО, ДОСТОПОЧТЕННЫЙ МЭР КАРТЕР.
    НО ЧТОБЫ ТЕБЕ НЕ ПРИШЛОСЬ ЗДЕСЬ ПРОЙТИ,
    ДРУГИМ ТЫ ВЕРНЕШЬСЯ ОБРАТНО!

Всего на третьем этаже заброшки, где преступник удерживал людей, имелось шесть отсеков, но заполненных — только два. Вместе держать пленных невариантно, могут скомандоваться и организовать себе выход, а когда они по отдельности, шанс, что удерут, весьма мал. Тем и интересней эксперимент. Только по одному человеку в камере, только хардкор!

46
{"b":"229013","o":1}