ЛитМир - Электронная Библиотека

Уолтер разозлился, но, немного поскалившись, попытался приглушить в себе гнев:

— Послушай, друг, это вовсе не месть. Это — неверное представление о справедливости — а затем закричал, — Ты хоть в курсе, сколько невиновных погибли во время его актов возмездия?

— Не ори на меня! — Майк крикнул в ответ, — Я всего лишь спасаю жизнь сестры. И по иронии судьбы так уж сложилось, что спонсируют меня только преступники, потому что те люди, которые якобы хорошие и честные, никогда мне таких денег не дадут.

— Но это же награбленное… — попытался возразить Бёрк.

— И что? Неважно, откуда я достал деньги. Важно, чему они поспособствуют. В данной ситуации, возможно, излечению моей сестры. И мне этого вполне достаточно, чтобы я не считал их грязными, пусть даже они грязно добытые…

Бёрк понял, разговор бесполезен и они не придут к взаимному консенсусу. Он махнул рукой, сказав:

— Как хочешь, дело твое… — и пошел себе с богом, забив на попытки образумить наивного «партнера».

По дороге домой с Уолтером случилось непредвиденное: в нем неожиданно заборолись два желания — первое — рассказать шефу все, как есть и тем самым упечь Майка за решетку, либо добиться его увольнения, и второй вариант — умолчать о связях Майка с подельником Светлячка.

Как ни странно, давший клятву коп умолчал.

Утро следующего дня. Уолтер рано пришел на работу.

Встретив его в коридоре, еще сонного, Пэксвелл не замедлил с вопросом:

— Что-нибудь узнал? Следил за ним?

— Да.

— И как оно?

— Все сухо. Магазин, парикмахерская, дом… В общем, скажу откровенно, вряд ли он что-то замышляет. Скорее всего, мне просто показалось. Прошу простить излишнюю подозрительность.

Лейтенант не стал хаять Бёрка, и вместо этого дал дельный совет:

— Вот что, возьми-ка отпуск за свой счет. Проветри мозги.

Майк пришел чуть позднее, к десяти часам утра и не забыл отблагодарить напарника за молчание. Они наконец-то помирились и пообещали друг друга не закладывать. Ни при каких обстоятельствах.

— Я б с огромной радостью посадил ублюдка, который убивает бездомных — по чесноку сказал Бёрк, — Сделал бы это без всякого сожаления. Но я никогда не стану действовать против преступников, если на кону будет стоять свобода хороших людей.

— Я тоже прошу прощения за то, что утаивал, сам знаешь что. Просто не каждый бы понял…

— Да, но я понял…

Они даже обнялись.

— Знаешь, как меня звали, Майк, в психушке? Убийца Бездомных! — перед Майком предстал образ типичного зека-ирландца, акцент вполне соответствовал ирландскому. Лысый отморозок в красной футболке с ожогами на лице — лучший друг Светлячка, он настроил Светлячка убивать бомжей, чтобы получать с этих поджогов моральную выгоду.

— Мне это не интересно — признался коп, и напомнил убийце, с какими целями обратился к пироману, — Послушай, я слышал, у вас есть деньги. Это так?

— Так.

— Человека, с которым я общался, зовут Рамиль Орро. Псих! Самый настоящий! Его идея фикс — лишать жизни бескровных. Он просто помешен на насилии…

— Да и голос какой-то неприятный — признался Бёрк, выслушав рассказ Майка об этом самом «другане Светлячка», — Сразу понял, очередной садист, каких, кстати, много расплодилось в последнее время…

— Это точно…

— А еще что узнал?

— Мы с поджигателем сошлись во мнении, что бездомные не должны жить! Что они не имеют на это никакого права!

— Да ничего — затряс башкой Майк, — Большинство из того, что нес Орро — бред психически больного. Откуда у них деньги — тоже не знаю. Но, очевидно, мародеры время от времени промышляют грабежами и похищениями людей…

— Бездомные — грязь. Все, без единого исключения!

— Нет, просто интересно, а ты у него узнать пытался, за что такая нелюбовь к бродягам?

— Потому что я сам бездомный! Я себя презираю, не могу смотреть в зеркало…

Пэксвелл часто просил подчиненных вести себя подобающе званию. Напоминал, что далеко не всем грозит повышение, а лишь по-настоящему достойным, также твердил о скором появлении прокурора…

Майк передал Уолтеру координаты убежищ Светлячка и Убийцы Бездомных, попросив «выдумать», как он мог узнать о местонахождении подонков, так, чтобы не подвести его. Бёрк обещал, что все пройдет чисто, без «ошибок» и всяких там «но».

Но… Майк догнал Бёрка с весьма абсурдной просьбой:

— Не говори ему! Не говори ему о них!

Бёрк остановился.

— Что такое?

Перепуганный доходчиво объяснил свою тревогу:

— Просто рисковать нельзя. Если, не дай бог, начальство узнает о том, что я сливал бандитам, меня… сам понимаешь, арестуют.

Господа полицейские малость помозговали и решили обратиться к другому человеку. Не к шефу, а к… лейтенанту Эсмонду Ферноку — очень жесткому, своенравному копу, улаживающему трудности «методом кнута».

Фернок знал всё и вся про подчиненных Пэксвелла. Исключением, пожалуй, был Майки с его криминальными связями.

Перед друзьями-полицейскими сидел мужчина полного телосложения, с хитрым взглядом и… кучей бумаг на столе.

— Доброе утро, товарищи бравые. Что, сегодня не фарт, раз решили обратиться к такой сволочюге, как я? Правильные, пришли пожаловаться на низкую зарплату?

Фернок оставлял довольно негативный осадок, был дерзок в общении, оттого и труднопереносим. Он не признавал никого и ничего, кроме себя и денег, но, как бы странно это не звучало, обладал своеобразным чувством справедливости и оставался верен ему в любых ситуациях.

— Нет, просто ты кое-что делаешь лучше других… — начал было Бёрк.

Фернок поморгал глазами:

— Под кое-чем ты, естественно, имел в виду допросы?

— Да! — ответил за напарника Майк.

— И что я должен?

Бёрк боялся, что когда-нибудь будет просить об этом. Но такой день… кажись, настал!

— Убить одного отморозка?

Неприятный хозяин кабинета усмехнулся, посмотрев на сладкую парочку — Уолтера и Майки — с озабоченным видом стоящих у его стола:

— А самому никак? — ребята не ответили, — Вы же понимаете, мою доброту нельзя заказать, за нее можно только заплатить? — они по-прежнему сохраняли пугливое молчание, — Ладно. Убить, так убить. Все, что мне понадобится — деньги да адрес клиента, и ответ на вопрос, кого убивать будем?

Почесав за ушком, Бёрк автоматически озвучил имя:

— Рамиль Орро.

— Знаю — Фернок специально поморщился, — Известная отморозь, негодующая при виде живых бездомных и не очень-то любящая живых не бездомных. Но сам себя относит к первым. Ладно, будет сделано…

Еще совсем недавно Максимилиан Пэксвелл работал в соседнем полицейском управлении, и только месяц назад перебрался в департамент, где временно пребывал его главный нелюбимец — Эсмонд Фернок, частенько конфликтующий с начальством из-за своих кровавых способов решения проблем.

Ранее в отношениях Пэксвелла и Фернока царила вражда, или ее некое подобие. Фернок вообще подался в органы только для того, чтобы выйти на Бориса через Пэксвелла. Украинец, полагал Фернок, частично виновен в смерти его родной сестры, скончавшейся от передозировки героином, который, как узналось в ходе неофициального расследования, был продан ей одним из братков Украинца.

Уолтера Бёрка также перевели в департамент в один день вместе с Ферноком. До этого парень работал в соседнем отделе.

— Уолтер, здорово, дружище, не знаешь, когда матч по регби начнется? — поинтересовался у Уолтера новичок, неделю назад пришедший в отдел — Эсмонд Фернок — нагловатый, бодренький и своеобразно веселый человечек.

5
{"b":"229013","o":1}